Всекавказское примирение. Поиск собственной модели

На фоне усугубляющегося гражданского противостояния и диверсионно-террористической активности на Кавказе эксперты не прекращают попыток поиска модели национального примирения враждующих сторон в каждой из республик. Опыт Чечни, где бывшие боевики сложили оружие и стали опорой пост-военной администрации; опыт Таджикистана, Алжира и Северной Ирландии, где бывшие вооруженные оппозиционеры и повстанцы вошли в правительства и парламенты, показывает возможность поиска собственной модели примирения в каждой из кавказских республик.

Причем, при всей кажущейся непримиримости позиций проправительственных и оппозиционных экспертов, сегодня напряженный поиск модели, в которой представители светской и исламской оппозиции могли бы открыто говорить с властями, озвучивать свои требования, защищать свои интересы, идет и в Дагестане, и в Кабардино-Балкарии, и в Ингушетии.

К примеру, в каждой из этих республик наряду с сохраняющейся клановостью во власти, отсутствием должной политической конкуренции и обновления политической элиты, высоким уровнем коррупции, отсутствием должного взаимодействия власти и общества, закрытостью и оторванностью политической элиты республик от населения, невозможностью довести до власти реальные проблемы жителей сегодня наблюдается мобилизация гражданского общества. Причем одновременно в двух направлениях – «снизу», как протестная и оппозиционная, и «сверху», как инициированная властями в ответ на рост протестных настроений.

К слову, в Дагестане жители республики создают официальные НКО, неформальные и незарегистрированные сообщества по защите и продвижению своих интересов, правозащитные структуры, «антикоррупционные комитеты», альтернативные СМИ. Власти же в ответ на вызовы предпринимают попытку мобилизации гражданского общества «сверху» – через созыв Съезда народов Дагестана, поддержку журналистского корпуса государственных СМИ, усиление роли Общественной палаты. Подобные же попытки наблюдаются на уровне СКФО, где полпред Александр Хлопонин создает один Совет за другим – Общественный совет, Совет старейшин, Совет парламентариев, Совет алимов и т.д.

Разговор о возможности национального примирения шел на этой неделе и применительно к другой горячей точке Кавказа – Кабардино-Балкарии. На прошедшем в Общественной палате РФ Круглом столе «Кабардино-Балкария: от религиозной конфронтации к гражданскому партнерству» руководитель Рабочей группы по Кавказу Максим Шевченко подчеркнул, что для поиска и реализации подобного примирения в каждой из республик нужна политическая воля и воля всех действующих сторон.

Что интересно, посетивший данную встречу глава КБР Арсен Каноков показал готовность эту волю проявить. Он предложил продолжить начавшийся разговор на любой из существующих общественных площадок КБР. Также он подчеркнул свою готовность встретиться с членами семей всех 70-ти человек, находящихся в рядах вооруженного подполья, и вести переговоры под свои гарантии, чтобы эти люди вернулись к мирной жизни.

По итогам встречи применительно к КБР были разработаны революционные рекомендации, предполагающие общественный контроль за содержанием в СИЗО подсудимых, взятие на общественные поруки заключенных по «диверсионным» делам, пресечение практики составления так называемых карательных списков «молящихся» и «ваххабитов».

Если эти инициативы получат свое развитие, Кабардино-Балкария наряду с Дагестаном, где успешно функционирует Комиссия по адаптации бывших боевиков и обсуждается возможность отмены «анти-ваххабитского» закона, обещает стать не только лидером по терактам и диверсиям, но и по выработке собственной модели примирения расколотого общества.

Руслан КУРБАНОВ - руководитель Экспертного Совета рабочей группы ОП РФ по Кавказу



0 комментариев