Дагестан: взрывная энергия созидания

Шесть городов за четыре дня – Дербент, Избербаш, Махачкала, Буйнакск, Хасавюрт и Кизляр… С 25 по 28 февраля Рабочая группа Общественной палаты РФ по Кавказу во главе с руководителем Рабочей группы Общественной палаты РФ по развитию общественного диалога и институтов гражданского общества на Кавказе Максимом Шевченко провела в городах Дагестана вторую серию круглых столов и встреч в рамках гражданского проекта «Мир Кавказу».

В этот раз у нас была большая делегация – члены Общественной палаты Максим Шевченко, Фарид Асадуллин, Анатолий Либет, ведущий специалист по Исламу Центра Карнеги Алексей Малашенко, журналисты Орхан Джемаль, Григорий Шведов, Надежда Кеворкова, Иван Сухов, Илья Архипов, Аркадий Островский, координатор Экспертного совета при Совете муфтиев России Ахмед Азимов, кавказовед Наима Нефляшева и я.

Каждый из нас по-своему восхищается красотами республики, открытостью и мужеством людей, обилием молодых лиц, кавказским гостеприимством, ломящимися от обилия угощений столами. Я для себя отмечаю неистребимое качество моих земляков – говорить правду, хоть и жесткую, в лицо самым высокопоставленным чиновникам. Красивые, статные, мужественные ребята. Это Дагестан – моя Родина.

Сердце мое открывается навстречу всем моим землякам. И во многом я готов понять восторги тех наших коллег, которые впервые посещают нашу республику. Мне приятно осознавать, что лучшие российские журналисты и люди науки признают, что Дагестан все-таки является уникальным и своеобразным миром даже внутри такого сложного пространства, как Кавказ. Но мне, как сыну этой земли видимы и различимы многие и многие нюансы нашей общественной жизни, которые пока не различает восторженный взгляд московских гостей.

Уже и ранее я писал, что каждый мой приезд на родину производит на меня удручающее впечатление. Несомненно, в эту поездку всех нас подкупила открытость главы республики Магомедсалама Магомедова, который провел с нашей делегацией в общей сложности около двух с лишним часов. Подкупила нас и готовность к самому откровенному и честному разговору со стороны первого вице-премьера Ризвана Курбанова, министра по делам национальностей Бекмурзы Бекмурзаева и мэра каждого из посещенных городов.

Впечатлила нас и работа правительственной Комиссии по оказанию содействия в адаптации к мирной жизни лицам, решившим прекратить террористическую и экстремистскую деятельность под руководством главы республики Магомедсалама Магомедова. На наших глазах представители республиканского руководства, силовых ведомств, официального духовенства и независимых религиозных структур рассмотрели дела трех подозреваемых в причастности к деятельности вооруженного подполья.

Среди них был один чеченец, укрывшийся несколько лет назад от правоохранительных структур в Бельгии, и теперь желающий вернуться на родину – в Дагестан. С ним глава республики говорил о деталях прекращения против него уголовного преследования и его возможного возвращения по видеосвязи на большом экране. И были среди них два башкирских паренька, приехавших в Дагестан для того, чтобы присоединиться к боевикам, но не успевших ничего совершить, поскольку в момент установления связи с боевиками они были задержаны силовиками.

Каждый встреченный нами на пути дагестанец – будь-то простой участник дискуссий в Кизляре или Хасавюрте или работник президентской администрации; будь-то шейх тариката или имам мечети; будь-то студент или страстный оппозиционер – каждый из них, в первую очередь, являл нам невероятно концентрированное воплощение лучших дагестанских добродетелей – гостеприимства, открытости, мужества и щедрости.

Но одновременно с этим, я вынужден констатировать наличие огромной пропасти между властью и обществом: власть очень слабо ориентируется на нужды народа, а население в огромной степени перестало ей доверять. В Дагестане идут процессы, характерные для общественного распада. При безответственности значительной части чиновников, при бездействии и равнодушии общества, при ожесточении сторон в идеологическом и политическом противостоянии идет распад прежних социальных связей, традиционных ограничителей, разрушение прежнего социального порядка.

К возникновению такой ситуации, причастны практически все социальные и политические группы – и значительная часть чиновников, и духовные лидеры, которые допустили идеологический раскол, и население, равнодушно взирающее на то, как убивают представителей правоохранительных органов, как похищают молодых ребят, как они все больше попадают под влияние радикальных проповедников, и сама молодежь, которая продолжает пропитываться радикальными идеями.

Поражает с каждым нашим приездом социальная и политическая апатия дагестанцев, полное исчезновение ответственности за судьбу своего народа, своей земли и республики. Заметил я в этот раз и такое пугающее явление, как разочарование значительной части в возможности диалога с властью и оппозиционными группами. Верующая молодежь разуверилась в том, что может быть услышана властью…Власть разуверилась в способности протестного исламского сообщества консолидироваться и стать надежным социальным и общественным партнером…

Такое впечатление, что все части дагестанского общества – власть, интеллигенция, духовные лидеры, общины верующих разного толка живут и развиваются в параллельных пространствах. Все это – социальная апатия, правовой нигилизм, нечистоплотность чиновников, разрушение веры во власть и в ее способность навести порядок, деградация морали и нравственности, разрушение социальных связей может привести республику к социальной, национальной и политической катастрофе.

Но при всем этом я убежден, что именно все перечисленные мною социальные группы, консолидировавшись, способны изменить то положение, в котором находится Дагестан в настоящее время. Решать проблемы республики необходимо с нескольких сторон. Во-первых, жители региона, журналисты и правозащитники должны сплотиться и начать отстаивать свои права.

Население должно принимать активное участие в политической партийной жизни, должно создавать общественные, правозащитные, благотворительные, социальные организации, должно активно писать о фактах коррупции и нарушении законов в республиканские СМИ.

Существующие социальные, публичные, информационные каналы, с помощью которых жители республики могут сообщить о преступлениях, озвучить претензии к власти, напрямую обратиться к ее представителям, не используются полной мере. И это несмотря на то, что в Дагестане, по сравнению с другими республиками Кавказа, самое развитое информационное пространство.

Одним из мощнейших общественных каналов и инструментов, с помощью которых дагестанцы и кавказцы могут начать развивать общественный диалог в своем социуме, сближать позиции противостоящих групп, развивать взаимодействие с властью, как раз и являются региональные и федеральная Общественные палаты. А также те инициативы и проекты, которые реализуются на этом уровне, в том числе и проект нашей Рабочей группы по Кавказу по привлечению общественных организаций региона к подписанию Меморандума о совместном противодействии насилию, экстремизму и межнациональной розни.

Консолидация общества должна происходить на любых уровнях. Только в таком случае, дагестанцы смогут выстоять перед лицом нарастающих угроз и спасти свое общество от полного распада. Ведь, несмотря на сегодняшние проблемы, прежние ошибки и трагедии, Дагестан до сих пор сохранил в значительной степени свою уникальность, энергетику и потенциал развития.

Каждый приехавший с нами московский гость отмечал невероятную жизненную силу дагестанцев, их огромный созидательный и творческий потенциал, который будучи помноженным на неуемную жажду активности создают на этом клочке земли сгусток социальной энергии взрывной силы. Куда будет направлена эта активность – на разрушение или созидание во многом зависит от нас. И настоящий расцвет Дагестана, Кавказа и России наступит только тогда, когда потенциал этого края осознает, как московский чиновник, так и каждый горец…



0 комментариев