Коррупция подпитывает экстремизм в Дагестане, - эксперт

На вопросы отвечает руководитель группы мониторинга молодежной среды Республики Дагестан, эксперт по религиозно-политическому исламу Руслан Гереев.

- Руслан Маликович, многие независимые эксперты говорят, что в Дагестане отсутствуют возможности для серьезного анализа прошедших выборов. Так ли это, и о чем свидетельствуют выборы?

Итогам выборов в Дагестане дают самые разные оценки политологи, независимые эксперты, представители политических партий, властных структур, общественных организаций, и конечно же республиканского избиркома.

Почему разные итоговые мнения? Те, кто победили, наслаждаются своим триумфом в основном «единоросы» и считают такой исход закономерным, что выборы в Дагестане прошли организованно, без грубых нарушений избирательного законодательства, что мартовские выборы продемонстрировали желание дагестанцев жить именно в демократическом государстве. А те, кто не имели особых успехов считают, что выборы в Дагестане прошли грязно, с грубыми фактами подкупа избирателей, многочисленными нарушениями во время голосования и фальсификацией итогов выборов. Приэтом необходимо подчеркнуть, что официально Избирком Дагестана не зафиксировал никаких инцидентов с нарушениями на выборах.

Анализируя ситуацию с выборами в республиканский парламент, многие специалисты выразили несогласие с цифрами по явке, было заявлено 85%, они дают максимальную оценку в 54% и то с большой натяжкой. К большому сожалению, в этом и заключается парадокс и главная особенность дагестанских выборов. Заявления одни, реальные цифры другие, итоги уже признаны и ничего изменить нельзя. В этом году по сравнению с прошлыми выборами заметно сократилось участие в выборах людей знающих право, юристов, правоведов, что, конечно же, обязательно отразится на законотворчестве обновленного парламента. Сама организация избирательного процесса, подведение итогов и атмосфера, в которой проходили выборы сегодня одна из самых обсуждаемых тем. Официальные цифры по количеству проголосовавших и число проголосовавших на самом деле сильно разнятся и дают серьезный повод представителям различных партий ставить под сомнение честность и объективность всей избирательной кампании, что вызывает недовольство простых дагестанцев.

Как бы ни прошли выборы, нет самого главного – отсутствует профессионализм, нет эффективности работы парламента, а Народное Собрание как законодательный институт

не отвечает интересам рядовых дагестанцев. А факты фальсификации результатов выборов на отдельных избирательных участках в Дагестане существовали всегда и это еще одна ментальная особенность дагестанских выборов. Лично я считаю, победивших нет, поскольку и победители и побежденные проиграли, если смотреть с разных ракурсов, к примеру с позиции обязательств.

- Федеральные и республиканские структуры рапортуют о росте благосостояния граждан, возможно ли при такой общественно-политической ситуации развитие республики?

- Здесь Вы абсолютно правы коллега, от всего происходящего в первую очередь страдает именно экономика республики и всего северокавказского региона. Ни один нормальный с точки зрения психики инвестор не вложит свои деньги в республику, где каждый день проходят спецоперации, об этом даже говорить не серьезно. А то, что госструктуры твердят о показателях роста инвестиций, это нормально, это их работа. Другое дело Мы с Вами прекрасно видим что происходит, кругом тотальная коррупция, гораздо выше, чем в Гвинее-Бисау или Сьера-Леоне, и это еще не предел она продолжает развиваться и в конце-концов окончательно съест республику. Без денег в сегодняшнем Дагестане, не возможно, решить ни один вопрос, ни один, и прошедшие выборы тому очередное подтверждение, все знают, как формировались списки.

По основным социально-экономическим показателям потенциала региона, по производству валового регионального продукта, по уровню заработной платы Республика Дагестан занимает в Российской Федерации – одно из самых «достойных» последних мест.

Сравнение положения Республики Дагестан с показателями других регионов Юга и страны в целом показывает наличие значительного отставания республики от других регионов даже по обороту розничной торговли в расчете на душу населения, хотя Дагестан обладает определенным потенциалом социально-экономического развития, который в настоящее время абсолютно не реализован из-за отсутствия сбалансированной политики. Зато у нас самые высокие показатели в части развития теневой экономики, откатов, клановости, словом то, что в народе называется налоговый рай, когда богатый-платежеспособный вообще не платит, а с бедного забирают последнее. Экономическая ситуация в республике обусловлена прежде всего хорошими темпами прироста платных услуг населению. Вот, что происходит на самом деле.

Когда выступают чиновники из аппарата руководства республики, всегда говорят одно и то же, можете поднять любой доклад, любой другой документ, поверьте, там практически слово в слово будет написано буквально следующее: «В целом, можно констатировать, нам удалось достичь почти всех показателей, запланированных на этот год. Дагестан сегодня один из самых динамично развивающихся субъектов России». И потом, как в издевку продолжают дальше: «Отдельно хотелось бы остановиться на очень важном для Дагестана вопросе - это решение задачи по привлечению широкомасштабных инвестиций в экономику и социальную сферу республики. Уже сейчас есть конкретные результаты проводимой работы. Объем инвестиций за текущий период составил столько млрд. рублей, что на столько-то больше, чем в соответствующем периоде прошлого года. За счет всех источников финансирования было введено столько-то тыс. кв. м общей площади жилья». И главное где все это. Да, строительство есть, и домов очень много, но они же недоступны подавляющему большинству дагестанцев, вот в чем вопрос. Дома – призраки, пустующие, потому что люди не в состоянии их купить.

Власти Республики Дагестан ничего не делают, чтобы сократить размеры «теневой экономики», «теневых доходов», вывести из «тени» зарплату, противодействовать легализации, отмыванию доходов, полученных преступным путем, своевременно выявлять и предотвращать правонарушения во всех отраслях экономики республики.

А о борьбе с «серыми, конвертными» схемами выплаты зарплаты вообще говорить не приходится. Естественно при таких приоритетах нет и должного обеспечения дополнительных налоговых поступлений. Республика как наркоман, который подсел на федеральные дотации как на иглу, а наркоман сам с иглы никогда не слезет. Вывод один, нужна помощь, нужны грамотные управленцы извне.

- В последнее время обострились межконфессиональные отношения в республике, по крайней мере, они находятся в максимальном напряжении, не случится ли так, что они перерастут в нечто большее и примут межнациональный характер?

- В Дагестане действительно молодежь увлечена исламом, и стремится построить свое будущее по мусульманской модели развитых султанатов и это уже желание определенной части северокавказской молодежи, которых становится все больше. Таковы прогнозы ведущих экспертов страны. Проблемы современного Дагестана в том, что отсутствуют государственно-конфессиональные отношения, нет механизмов регулирования этой сферы. Традиционные уже устоявшиеся формы религии не отвечают требованиям современности с точки зрения именно молодого человека. Это находит отражение в СМИ и результатах мониторинга их взглядов и отношений к религии. А еще, и, пожалуй, самое важное, что оказывает негативное влияние на состояния текущих процессов в межконфессиональной среде, а следовательно и межнациональной - это раскол внутри мусульманской общины Дагестана. Раздробленность дагестанских джамаатов, общин (и традиционных и нетрадиционных) как раз таки и дает почву для развития в республике и в СКФО в целом экстремизма, и терроризма. Но что самое странное, этой ситуацией умело воспользовались миссионеры новоиспеченных церквей, идет стремительное развитие новых религиозных движений (сект) которые по всем показателям имеют постоянную динамику роста. Картина следующая, в Дагестане, когда один христианин принимает ислам - об этом трубят по всем каналам ТВ, радио, газет и журналов, а когда тысячами потенциальные (этнические) мусульмане «уходят», то все молчат. Спрашивается где «ваша» работа? Работы как не было, так и нет, и даже не предвидится, все съели. Много структур, а толку никакого, только хуже стало и продолжает ухудшаться.

Конечно, здесь надо работать сообща, помочь государству. Сейчас, на мой взгляд, особенно важно, чтобы вся работа была нацелена на пропаганду конституционного порядка в молодежной среде, остановить подпитку использования молодежи экстремизмом, терроризмом и создать все условия для самоутверждения молодежи. В такой ситуации необходима идейная подготовка людей со стороны государства, развивать партнерство государства к своим гражданам. Только таким постоянным взаимодействием можно достичь повышенных показателей развития религиозных и гражданских ценностей, и в целом позитивной динамики развития патриотических настроений. Главное надо всегда помнить. Что это Северный Кавказ, здесь, особенно у нас в Дагестане, когда приходит беда или что-то случается всегда идут к имаму мечети, какой бы не был конфликт. Из чего выходит, что действительно все вопросы автоматически переходят в межконфессиональную плоскость.

- Каково соотношение миграции молодежи из Дагестана по сравнению с другими регионами Северного Кавказа, опишите, пожалуйста, в вкратце спектр этих проблем?

- Не просто молодежи, а именно дееспособной, самой востребованной молодежи. Все у кого есть такая возможность, бегут из Дагестана, как от чумы и это уже действительно приобретает характер эпидемии. Безработица повальная, молодежи нечего делать, обещанные рабочие места не создаются, при этом процветает экстремизм и терроризм. А что еще остается делать при таких условиях, пусть едут, найдут работу, адаптируются к местной среде, хотя бы в живых останутся.

Проблем, очень много, решать некому. Уровень правосознания молодежи недостаточен, чтобы в полной мере осознать происходящие процессы и адекватно реагировать на них.

В Дагестане, как показывают социологические исследования, правовая культура молодежи резко снизилась по многим причинам, что незамедлительно дало о себе знать в виде значительного всплеска криминогенности в молодежной среде и распространении экстремистских проявлений. Криминальная активность подростков гораздо выше, чем у взрослых, а совершаемые ими общественно опасные деяния все чаще принимают форму особой жестокости.

Реальные масштабы преступности среди подростков, по оценкам специалистов, в 8 раз выше показателей зарегистрированной преступности. На территории юга России, в частности Дагестана, функционируют молодежные экстремистские организации с подготовленной иерархией, дисциплиной, своей идеологией и лидерами. Сегодня, суммарную численность таких молодежных экстремистских организаций сосчитать трудно, но их профессионализм и постоянное присутствие в информационной среде молодежи, доминирует. Заметен их интерес к молодежной проблематике, чего, к сожалению, не скажешь о государственных молодежных структурах республики. Государственная молодежная политика в Дагестане явно захромала, и уже не может никого догнать. А ведь руководство республики, обещала молодежную политику, способную внести вклад и повысить эффективность политических институтов, органов власти и управления, способствовать динамичному развитию государства и общества. И как всегда на этом все и остановилось, а все проводимые в Дагестане мероприятия по молодежной проблематике не целенаправленны и не носят системный характер. Странность в том, что в молодежной политике Республики Дагестан отсутствует роль молодежи как основного ресурса современного общества.

Что такое государственная молодежная политика простым языком - это регулирование отношений молодежи и государства направленная на организацию условий самореализации молодого человека. Создано много всяких парламентов молодежи, комитетов, молодежных организаций, а положение все ухудшается.

Современная молодежь в Дагестане находится перед сложным выбором, молодые специалисты, не находя приложения в официальной политике и экономике республики, уходят в неформальный сектор. Параллельно идут процессы разрушения духовных ценностей и увеличения числа детей-сирот, безнадзорности и беспризорности, что также может быть показателем морального и нравственного здоровья республики.

- Каковы реальные масштабы распространения молодежного экстремизм в Дагестане, и что происходит с ваххабизмом?

- В нашей республике экстремизм уже стал и это очевидный факт, который надо признать специфичной формой группового сознания молодежи, образующей политическую конкуренцию существующему строю, которая сознательно переводит его многонациональную и поликонфессиональную организацию к исламским нормам. Не имея такой же мобилизирующей идеологии, государственные ведомства в Дагестане проигрывают эту конкуренцию. При этом заметно укрепилась идеологическая база джамаатов, у них теперь нет нужды призывать к чему-либо, молодежь сама идет к ним. Обратите внимание пожалуйста на то, что не найдя должного понимания и справедливости в министерствах и ведомствах республики, растут количество обращений граждан к джамаатам, и что, самое удивительное они действительно помогают в решении даже обычных бытовых вопросов обратившихся, не говоря уже о серьезных проблемах.

Мощная антиваххабитская кампания, развернутая в республике, пока что успехов не дала. Все министерства твердят, что проблема распространения экстремизма в Дагестане стала основным фактором угрозы государственной целостности, ведущей к росту нестабильности в обществе. А делать ничего не могут и даже не хотят, а отсутствие идеологического сопротивления привело к тому, что происходит геноцид по отношению к салафитствующей молодежи, что в свою очередь приводит к их героизации и еще большему расширению их рядов.

Мониторинг молодежной среды в Дагестане, учитывая всплеск увлечения молодежи ваххабитским исламом констатирует рост влияния религиозных общин – «джамаатов», создающих благодатную почву для развития идей салафизма. Экспертные мнения сходятся на том, что в Дагестане ислам доминирует везде, является первичным для молодежи, а протестующую молодежь уже не вернуть в конституционные рамки. Даже дураку ясно - всплеск экстремизма еще впереди.

Вся обострившаяся ситуация в республике является результатом фундаментальных ошибок и преступлений местной власти. С этой точки зрения коррупция им дает необычайные возможности и блага, когда настоящие преступники как всегда откупаются, а бедная молодежь гибнет. Многие возлагали большие надежды на прошедший съезд народов Дагестана. Съезд прошел, а проблемы остались, да еще и приумножились.

Мы должны победить все «теневое»: экономику, политику и прочее, ведь именно это и является основным очагом подпитки экстремизма и преступности. Без этого успеха не будет.

Беседовал Вефадер Меликов



1 комментариев


  1. Мадина
    (29.03.2011 10:46) #
    0

    К сожалению, вынуждена согласится с Русланом Маликовичем почти по всем пунктам интервью. Кроме того, могу добавить, что положение с приходом новых, но уже до более знакомых лиц в политику республики, ухудшило положение. Молодежь убивают каждый день, а профилактические действия остаются на бумаге, ощущение такое, что молодых специально заганяют под экстремистскую волну. А федеральный центр закрывает на все глаза.