Кому нужна этническая война в России?

Народы Кавказа обладают строгой поведенческой культурой, которая пережила войны, вхождение в состав России, ссылку народов, модернизацию, переселение в города и так далее. Эта поведенческая культура препятствует западному сценарию трансформации личности и общества по целому набору параметров. В ней нет места фрейдистским комплексам, раздвоению личности, запретное в ней не мутирует в дозволенное. Воинское достоинство и понятие о чести в ней выше установки выжить любой ценой и жить сыто и богато.

Русские обладают не менее строгой поведенческой культурой, что видно и в деревнях, и в небольших городах, в старых дворянских, военных, поповских, крестьянских и потомственных рабочих семьях, в старых общинах православных, староверов, баптистов. Русскую самобытность прекрасно чувствуют иностранцы. Русские пережили петровскую и советскую модернизацию, множество войн, иго, церковный раскол, раскулачивание и расказачивание, ссылки, тюрьмы, укрупнение деревень, электрификацию, распад страны, поругание общественных и религиозных ценностей и идей. Русские – это самый уважаемый в мире народ, который много раз демонстрировал невиданную жертвенность. Русские никому не покорились. Русская революция дала беднякам всего мира надежду на бесплатное образование и медицину, на то, что вырваться из плена рабского труда возможно. Русские не держат обид, не мелочны и не злопамятны.

Ни кавказцы, ни русские не идеальны. Но они не могут стать никем иным. Никаких противоречий между русскими и кавказскими людьми в стране не существует, но существует весьма острое противоречие между получателями бонусов от природных богатств и народом, с которым они не хотят больше делиться.

Испытания, выпавшие на долю наших народов, трудно сравнивать и трудно измерять потери. И русские, и кавказские народы в своем менталитете обладают одним, безусловно, роднящим их качеством – умением «закрывать» историю, принимать коллективное решение не ворошить обид прошлого, не погружаться в бесплодные страсти былых веков. Именно поэтому в нашей истории никогда не было этнического или религиозного реваншизма, хотя некоторые пытаются представить таковым революцию – но эта тема требует отдельного разговора.

Никак нельзя назвать «русской» ту специфическую городскую жизнь, которую ведут с одной стороны богатая космополитическая прослойка, с другой стороны – столь же космополитическая люмпенская масса городского населения. Ни та, ни другая не связаны ни с православной традицией, ни с трудовой этикой, ни с отрицанием культа денег – тремя фундаментальными основами русской жизни.

Не имеет никакого этнического окраса и та форма протеста, который был явлен изумленному русскому и кавказским народам на Манежной.

Только в ледяных мозгах политтехнологов могла вызреть мысль о том, что национальной идеей страны может стать футбол, а носителями ее – болельщики. Во-первых, российский футбол слишком плох, во-вторых, у людей труда мало времени, чтобы его смотреть. Русские глухи к бессмысленному путчу одурманенных подростков, фанаты ли они или качки-язычники.

Сценарий Манежной площади возник не вчера. Только окончательно изверившийся ум мог сконструировать искусственный праздник День единства 4 ноября, чтобы вытеснить память о русской революции, и начать наполнять ее причудливым националистическим содержанием с шествиями нацистов под названием «Русский марш».

Сценарии для «Русского марша», буйств фанатов и погромов Манежной площади подготовлены, написаны и использованы одними и теми же политтехнологами, которые кочуют от одних заказчиков к другим. Манежный путч не оригинален, но, как все политтехнологические постановки, опасен, так как использует втемную народные энергии.

После событий на Манежной площади пришло время говорить об абсурдности идеи этнического государства, ведущей к распаду страны, нежели о культурном многообразии народов России, что является основой существования России в принципе. Манежная площадь напомнила о ряде угроз, которые очень просто сделать актуальными в условиях диктатуры информационного общества. Напомнила о серии этнических конфликтов по периметру СССР накануне его распада.

События на Манежной площади и дальнейшие действия властей, активизация публицистов и СМИ позволяет предполагать, что мы стали свидетелями попытки проверить, насколько вероятно раскачать ситуацию с использованием так называемого этнического фактора в центре страны.

Удивительно, что лозунги и призывы к отделению Кавказа прокуратура и ФСБ не считают более антиконституционными призывами к расчленению страны и они не ведут к уголовному расследованию.

Еще три года назад в «Газете» было опубликовано мое интервью с Лимоновым, в котором он, отвечая на мой вопрос, высказался за отделение Чечни. После чего ФСБ по запросу депутата Государственной думы провело целое дознание, а ряд депутатов и чиновников призвали бойкотировать «Газету» и не давать ей комментариев.

Где теперь гнев депутатов и чиновников? Ныне ФСБ и прокуратура безразличны к появлениям неведомой этнической общности москвичей, от имени которой люди неясного этнического происхождения произносят лозунги о расовой чистоте Москвы и об изменении границ России.

«Москвичи» с 20-х годов 20 века – это особый людской тип, ненавистный русскому и нерусскому населению страны. Этот тип изгнал старых москвичей из их домов и квартир, затем он их уплотнял, выселял, преследовал за происхождение. Особенно остро конфликт между «москвичами» и народом проявился во время эвакуации в годы Отечественной войны, когда в провинцию приехали сытые и холеные «москвичи», вели себя часто без всякого уважения к русским и нерусским традициям.


Совершенно особый тип горожан населил Москву после войны. Сегодня «москвичи» скупают землю и дома по стране, вызывая стойкое неприятие у народа своей манерой держаться, развязностью, тугим кошельком, амбициями и бескультурьем. Такие летние-дачные колонии «москвичей» по всей стране вызывают оторопь у граждан. И вот теперь мы наблюдаем, как «москвичи», представленные очень странным сборищем на Манежной, заявляют о своей неприязни ко всей стране.

В России нет ни этнического, ни конфессионального конфликта между ее народами. Тем не менее, при определенных навыках спецслужб и политтехнологов, любая страна легко превращается – на выбор – в Карабах, Югославию 90-х, Руанду, Южный Судан или Дарфур. Все названные страны и области подверглись массированной информационной атаке для того, чтобы на их территории развязать этнические конфликты с дальнейшим отделением частей страны. Это альфа и омега политической реальности мира, в котором есть одна страна, подчинившая себе все другие, распоряжающаяся ресурсами мира и устанавливающая нестабильность там, где ей это выгодно.

Таким образом, все те, кто в той или иной форме поддерживает тему этнических разногласий в России, обсуждает ее, выступает на той или иной отсутствующей в реальности стороне, вольно или невольно способствует расчленению нашей страны. Это относится и к писателям, членам Церкви, дьяконам-орденоносцам, журналистам патриотического и либерального направления, думцам и политикам.

Поражает затянувшаяся пауза, которую позволили себе правозащитники, деятели самых разных организаций – от фонда "Холокост" до уполномоченных по правам человека. Они весьма резко и быстро реагируют на малейшее проявление антисемитизма. Сейчас ничто не вызвало у них настороженности: ни яростный шквал оскорблений кавказцев, мусульман, приезжих вообще, ни кошмарный парад издевательств в СМИ над русскими людьми, русской культурой и русской традицией.

Судя по скорости и внятности заявлений после погромов на Манежной площади, в России осталось очень мало политиков, которые готовы открыто противостоять развалу страны и расшатыванию хрупкого общественного мира. Первое заявление о недопустимости массового управляемого хулиганства и о неучастии в нем кавказцев сделал Рамзан Кадыров. Его поддержал Юнусбек Евкуров. Обстоятельно по событиям высказался патриарх Кирилл. Президент Медведев пообещал наказать зачинщиков и потребовал установления уголовной ответственности за погромы, что милиция просто саботировала.

Сторонниками фактического отделения Кавказа оказались лидеры различных групп оппозиции. Борис Немцов назвал Кавказ «нашей Палестиной» и призвал Россию равняться на Израиль, что неприемлемо с учетом реальности, традиций, размеров страны и уклада жизни ее народа.


Нацистские, скинхедские и фашистские организации, которые участвовали в беспорядках и погромах на Манежной и в Останкино, тоже избрали образцом для России, что особенно удивительно, израильскую политику и требуют отделения Кавказа.

Раскрутка антикавказской истерии началась, между тем, задолго до Манежной площади. В нагнетании этой истерии участвовали государственные органы, либеральные и патриотические деятели.

Власти ввели особые методы опеки выходцев в Кавказа с 1998 года. Они включают проверки в аэропортах и на вокзалах, паспортные проверки, проверку регистрации, негласные указания не брать их на работу в городах, не обслуживать их детей в поликлиниках, не принимать в школы и детские сады.

Летом 2001 года журналистка МК Юлия Калинина напечатала две заметки «Покорение Кавказом» и «Покорение Кавказом-2». Все выходцы с Кавказа, включая и Южный, и Северный, оказались у нее «не нашими». Но никакой реакции журналистского сообщества не последовало.

Уроки Манежной показали не только то, на что способны политтехнологи и как далеко могут зайти в своих амбициях оппозиционеры. Они продемонстрировали, что ни русская, ни кавказская молодежь не поддалась на провокации.






















0 комментариев