Курбанов: "Я и сам выпускник зарубежного исламского ВУЗа "Абу Нур"

В последнее время из уст некоторых экспертов, а также политических, общественных и даже религиозных деятелей звучат заявления о необходимости введения запрета на получение российскими мусульманами религиозного образования в исламских странах, а также на трудоустройство в РФ выпускников зарубежных исламских вузов. Член Рабочей группы Общественной палаты по развитию общественного диалога и институтов гражданского общества на Кавказе, журналист и политолог Руслан Курбанов, отучившийся сам в одном из зарубежных исламских вузов, в интервью нашему порталу рассказал, чем подобные инициативы могут обернуться для российской уммы и страны в целом.

- Как вы прокомментируете высказывания некоторых экспертов, а также политических и общественных деятелей о том, что необходимо ввести запрет на трудоустройство в России выпускников зарубежных исламских вузов?

Меня тревожат такие инициативы. Если подобный запрет будет введен, то это будет катастрофа для России, потому что десятки тысяч ребят нашей страны уже успели получить исламское образование за рубежом. Разве все они являются экстремистами и террористами?!

Им и так не просто найти общий язык с обществом. А что будет, если их всех окончательно выбросят из всех сфер жизни и сделают маргиналами? Какую альтернативу им оставляют? Только лес?! А ведь огромное число этих ребят могут помогать той же самой власти не только в мечетях, работая имамами, но и в каких-то гражданских структурах в деле профилактики радикальных идей среди молодежи и удержанию ее от крайностей.

Сотни выпускников зарубежных исламских вузов уже работают по всей России в системе духовных управлений мусульман, исламских центров, университетов, а также в других общественных и бизнес-структурах. Как быть с ними? Неужели всех увольнять?

Я и сам выпускник исламского вуза «Абу Нур» в Сирии. Значит ли это, что мне нужно было запретить работать шеф-редактором на канале «Россия», экспертом в Общественной Палате, научным сотрудником в Институте Востоковедения и аналитиком в Фонде эффективной политики на кремлевских проектах?

- Не могли бы вы тогда развеять миф о том, что в зарубежных исламских вузах выпускают экстремистов, радикалов или ваххабитов?

Предполагать, что в исламских вузах арабских стран или Турции выпускают радикалов и экстремистов, как это делают многие доморощенные «эксперты», плотно облепившие госструктуры – это иметь совершенно неправильное представление об исламской системе образования в этих странах. Там система образования настолько плотно находится под контролем местных спецслужб – мухабаратов, настолько во многих странах, таких, как Египет, Турция, Сирия учебные программы усечены под пристальным оком США и «Израиля», что там не то, что экстремизма, даже полноценного представления об Исламе-то не получишь.

Настолько там обкромсаны учебные программы по той же Сире – истории жизни Пророка Мухаммада (мир ему и благословение) или по Акыде – исламскому вероубеждению. Что касается стран Залива, то тот же Кувейт продвигает по всему миру концепцию срединности (умеренного пути) в Исламе – аль-Васатыйи. Даже в России создан подобный центр, который пока, правда, ничем особенным не отличился.

Катар – вотчина имама исламской умеренности Юсуфа аль-Карадави. В Эмиратах за несколько недель перед последней новогодней бойней в Газе, учиненной «Израилем» задерживали молодых ребят только за то, что они собираются больше трех – не дай Бог, чего против «Израиля» замышляют. Что же касается Саудовской Аравии, так там вообще правительство запускает массовую программу по борьбе с экстремизмом и реабилитации бывших боевиков, строит для них огромные реабилитационные центры и лагеря, приглашает крупнейших ученых лечить их от вируса радикализма. О каком экстремизме в таких условиях может идти речь?!

И потом, почему подобные инициативы по ограничению обучения российских студентов озвучиваются только в отношении исламских зарубежных вузов? Версия о том, что эти выпускники возвращаются домой инфицированными вирусом экстремизма, в корне не верна. Ведь никто не запрещает российской молодежи получать образование на Западе и потом трудоустраиваться в российских структурах, в том числе и государственных. А ведь нередко эта молодежь возвращается с Запада в Россию именно, будучи инфицированной вирусом либерального и секулярного экстремизма. Именно такая молодежь потом устраивает оранжевые революции по всему СНГ. И именно из такой молодежи потом вырастают будущие саакашвили.

- Почему же тогда в России сложилось такое мнение, что выпускник зарубежного исламского вуза – это потенциальный проповедник радикальных идей?

Радикалами студенты становятся не в стенах исламских вузов. Потому что там все, что можно хоть как-то заподозрить не то что в радикализме, но даже в недостаточной политкорректности к неисламским государствам уже давно выкорчевано из учебных программ. Радикалами ребята становятся на улицах, когда видят чудовищную несправедливость по отношению к Исламу и мусульманам.

Взять хотя бы тот же социалистический Дамаск, в вузах которого преподается совершенно «политкорретный Ислам». Но выходя из учебного класса, студенты видят иракских беженцев, живущих в ржавых гаражах и бараках без окон и дверей, вынужденных продавать своих дочерей за деньги, чтобы купить кусок хлеба, или обезумевших от ужаса беженцев из Ливана, которые спасаются от израильских бомбежек, как это было в 2006 году, или палестинцев, каждый день хоронящих своих истерзанных детей. Как тут молодому сердцу удержаться от жестких, порой не совсем обдуманных радикальных шагов?

- Не кажется вам, что целесообразнее было бы создать центр адаптации выпускников зарубежных исламских университетов к российским реалиям. О необходимости создания такой организации уже говорили некоторые мусульманские деятели.

Данная идея должна получить развитие, потому что некоторый опыт по адаптации выпускников исламских вузов к возвращению на родину у нас уже был. Совет муфтиев России совместно с Посольством РФ в Сирии и ректоратом университета «Абу Нур» такой курс по адаптации российских студентов к возвращению на родину уже однажды инициировал. Эта инициатива могла бы получить поддержку на уровне федерального центра.

Этим же могли бы заняться отечественные исламские религиозные учебные заведения - в Дагестане их несколько, в Чечне, в Татарстане, Башкирии, в Москве. На их базе ведется строительство российского мусульманского богословского образования, которое без сотрудничества и связей с исламским зарубежьем просто невозможно.

- Некоторые эксперты и мусульманские религиозные деятели считают, что вместо того, чтобы отправлять молодых мусульман за рубеж, нужно развивать религиозное образование в нашей стране, создавать новые учебные заведения, готовить специалистов по Исламу. Что вы скажете об инициативе полпреда Президента в СКФО Александра Хлопонина о создании светского исламского университета?

Я думаю, что «исламский» и «светский» в данном контексте не совсем сочетаемые понятия. Поскольку сам принцип светскости противоречит религии. Если полпред имел в виду, что в университете будут готовить не имамов, а специалистов по гражданским специальностям - преподавателей, экономистов, юристов, то можно было бы назвать его по-другому. Например, Институт по подготовке педагогических кадров и т.д. Мне кажется, здесь нужна более точная формулировка, которая указывала бы на то, что это не теологический вуз, а научный, педагогический, гражданский и т.п.

Не знаю, кто дает чиновникам СКФО советы по вопросам, связанным с Исламом. Но, думаю, было бы неплохо ввести в Аппарате СКФО пост советника полпреда по делам Ислама. И назначить на этот пост специалиста, разбирающегося не только во всех тонкостях истории и культуры Кавказа, но и искушенного в богословских вопросах. Это мог бы быть верующий мусульманин с достаточным опытом работы в российском общественном поле и, возможно, с дипломом исламского вуза в кармане.

Однако стоит отметить, что позиция и самого Хлопонина по некоторым вопросам Ислама, отличается от позиции средне-кавказского чиновника, бесцеремонно увольняющего с работы кавказских девушек в хиджабах. К примеру, полпред очень красиво высказался по поводу ношения платка девушками Кавказа. К тому же он же одним из первых заявил, что проверит правомочность запрета на ношение хиджаба в пятигорском лингвистическом вузе.

Беседовала Ася Капаева



0 комментариев