Немусульманские «медины». Израиль, США, Япония и уроки из Сунны

Ведущие мировые державы современности в огромной степени выстроили свой успех, экономическое процветание и военно-политическую мощь на тех принципах, которые были завещаны мусульманам самим Аллахом и Его Посланником (мир ему и благословение). Самыми яркими примерами этого являются современные Израиль, США и Япония.

Секреты мединского успеха

В лице мусульманской уммы Всевышний хотел видеть образцовую общину, выведенную на благо человечества: «Вы являетесь лучшей из общин, появившейся на благо человечества…» (3:110). И оттого мусульманам по Его милости были открыты самые действенные и эффективные принципы организации жизни, построения государства, экономики и общественных отношений. Но при этом Аллах предупреждал, что, если мусульмане отступят от Его пути, то Он дарует успех другим народам: «И если вы отвернетесь, Он заменит вас другими людьми, и они не будут подобны вам» (47:38)

Придерживаясь этих принципов, Посланник Аллаха (мир ему и благословение) с первого же дня своего призыва особое внимание уделял призыву в Ислам лучших представителей окружающего его общества. В курайшитском обществе он начал свой призыв с самых праведных, самых богобоязненных, честных, правдивых и самоотверженных.

Хадиджа бинт Хувайлид, Зайд ибн Харриса, Али ибн Абу Талиб, Абу Бакр ас-Сиддик, Усман ибн Аффан, Биляль ибн Рабаха (да будет доволен ими Аллах) и другие – были цветом мекканского общества не столько своим происхождением, сколько своими нравственными качествами. Именно они и стали первой общиной Ислама, из которой выросла вся мусульманская умма.

Кроме того, Посланник Аллаха (мир ему и благословение) огромное значение придавал призыву в Ислам лидеров и самых крупных фигур мекканского общества. Ярким свидетельством тому является мольба, с которой он обращался к Аллаху: «О Аллах, укрепи Ислам тем из двоих, кого Ты больше любишь: Умаром ибн аль-Хаттабом или Абу Джахлем ибн Хишамом!» (ат-Тирмизи, ат-Табарани).

То есть, Пророк (мир ему и благословение) желал прихода в Ислам сильных личностей и потенциальных лидеров, могущих укрепить мусульманскую общину. Того же принципа он придерживался, когда в конце шестого года хиджры направил ряд послания правителям соседних стран – Эфиопии, Египта, Ирана, Византии, Бахрейна, Йамамы, Омана и Дамаска, призывая их принять Ислам.

Кроме того, одним из основных принципов, на основе которых выстраивалась молодая мусульманская община, был принцип открытости этой общины для каждого нового уверовавшего и принявшего Ислам. Каждый человек, покорившийся Аллаху, воспринимался мусульманами, как свой брат и становился полноправным членом этой общины.

Этот принцип открытости и готовности принять, каждого нового уверовавшего, соблюдался не только на уровне общины, но и на уровне государства. После основания в Медине исламского государства – оно было открыто каждому новому уверовавшему брату. Любой желающий переселиться становился ее полноправным гражданином, получал землю и все права. Таким образом, в Медину стекались самые праведные души, самые убежденные сердца, самые лучшие умы не только Аравии, но и всего Ближнего Востока.

Медина стала настоящей кузницей, горнилом новой цивилизации и нового поколения людей. Именно эти лучшие умы, души и сердца всего Востока, принесли в Медину свои знания и навыки от обороны города рвами, системы городского водоснабжения до знания иностранных языков и построения финансовой системы. Именно они укрепили военно-политическую мощь Медины и всего Халифата, создали с нуля молодую мусульманскую экономику, заложили основы мусульманских наук и обеспечили невероятный расцвет исламской цивилизации.

США. Немусульманская «медина»

В Новое Время мединский пример по открытию своих границ для всех честолюбивых, целеустремленных и одаренных людей со всего мира повторили США. Но с той лишь разницей, что в основе американского подхода по привлечению талантов со всего мира лежала не общность веры, а простая готовность новых граждан США работать во благо новой родины в обмен на свободы, предоставляемые правительством. В итоге такой политики США получили невероятный расцвет американской науки и бурный рост своей экономики.

В XVII - начале XIX веков многие города США публиковали рекламные объявления в европейских газетах, предлагая заманчивые условия для ремесленников, которые захотят переселиться в Америку. Отдельные американские штаты обещали всем профессионалам, которые переедут на работу в Америку бесплатные земли и все условия для запуска собственного дела и реализации своих талантов.

Таким образом, США удавалось вылавливать по всему миру настоящие самородки. Простой ткач Сэмюэль Слэйтер при помощи своих навыков и свобод, предоставленных американских правительством, фактически с нуля создал текстильную промышленность США. Сегодня он считается отцом промышленной революции в США. Начало американской стекольной индустрии в 18 веке положили привезенные из Германии и Голландии стеклодувы.

Француз Ирене Дюпон привез в США новейшие технологии изготовления пороха. Швейцарский финансист Альберт Галлатин смог стать министром финансов США. Он фактически организовал приобретение у Франции ее североамериканской колонии Луизианы, благодаря чему территория США увеличилась почти вдвое. В конце 19 века шотландец Эндрю Карнеги основал компанию, которая впоследствии превратилась в US Steel - крупнейшую сталелитейную фирму мира.


США привлекали таланты, пытавшиеся найти убежище от преследований у себя на родине. Эмигрант из России Владимир Зворыкин в 1933 году построил первый телевизор. Вместе с еще одним выходцем из России - Давидом Сарновым, президентом RCA (Radio Corporation of America), он создал первую в мире телевизионную станцию, а заводы RCA начали производство первых телевизоров.

Позже Зворыкин изобрел прибор ночного видения, а RCA и поныне является одним из крупнейших мировых производителей электронной техники. Другой эмигрант из России, Игорь Сикорский, авиаконструктор, в 1939 году построил в США первый вертолет (геликоптер). Доселе компания Sikorsky Aviation Corporation остается одним из мировых лидеров вертолетостроения.

Перед началом, во время и сразу после окончания Второй мировой войны в США перебрались около 100 тыс. европейских ученых. Среди них: Альберт Эйнштейн; отец водородной бомбы Эдвард Tеллер; один из создателей теории игр Джон фон Нейман; один из разработчиков теории цепной ядерной реакции Лео Сциллард, позволивший США первыми создать ядерное оружие; ракетчик Вернер фон Браун, создавший американские баллистические и космические ракеты и многие другие.

Прямым следствием такого привлечения самых одаренных умов со всего мира стал расцвет университетов США и американских научных центров, вырвавшихся на первое место во всем мире. Процесс переезда европейских ученых в США продолжился в 1950-1960 годы, когда Соединенные Штаты тратили колоссальные средства на научные исследования.

Кроме того, США имеют ряд государственных программ, рассчитанных на привлечение иностранных специалистов. Так, по данным журнала Science, в последнее десятилетие из Германии в США переехал каждый седьмой получатель докторской степени. Трое их четверых ученых Германии, являющихся обладателями Нобелевской премии, ныне работают в США.

Среди талантов, которые изменили не только США, но и мир, можно назвать эмигранта из Австрии Юджина Клейнера, который де-факто создал всемирно известную Силиконовую долину - центр высокотехнологичных разработок. При участии Клейнера стартовали такие компании, как AOL, Netscape, Sun Microsystems, Amazon, Lotus и пр. Бежавший в 1956 году из Венгрии Эндрю Гроув создал и вывел на ведущие позиции в мире компанию Intel. Иностранные умы позволили создать и многие процветающие интернет-компании, такие как Google и YouTube.

Ныне иностранные таланты играют колоссальную роль в науке и бизнесе США. По подсчетам Института американского предпринимательства, 41% патентных заявок на изобретения, поданных в США в 2005 году, были детищами иностранных талантов. «Иностранцы» выдали 75% международно зарегистрированных патентов, принадлежащих телекоммуникационной фирме Qualcomm, 65% патентов фармацевтического гиганта Merck, 64% электромеханического концерна General Electric и т. д.

Израиль. Еврейская «медина»

Израиль в период своего становления, как государства начал с организации массового привлечения евреев со всего мира на новые земли. То есть, Израиль стал для евреев, своего рода еврейской «мединой», куда начали совершать свою хиджру миллионы евреев со всего мира.

Процесс стимулирования евреев разных стран к переезду в Израиль поддерживался на государственном уровне. Термин «алия», который дословно переводится с иврита, как «подъём», «восхождение», «возвышение» и означает процесс переезда евреев в Израиль, даже закреплен в израильском «Законе о возвращении». После основания израильского государства в 1948-1952 годах еврейское население оккупированных земель увеличилось в 2,5 раза с 600 тыс. до 1,5 млн., а в последующие годы оно выросло еще в 5 раз.

С основной волной еврейских «мухаджиров»-репатриантов в Израиль со всего мира съезжались лучшие еврейские умы. Именно эти специалисты и профессионалы репатрианты внесли огромный вклад в развитие израильской экономики. Израиль сегодня является одной из самых технологичных стран планеты и бесспорным мировым лидером по объему инвестиций в развитие науки.

За последние 15 лет только расходы государства на проведение различных научных исследований выросли на 164% и достигли весьма существенной доли госбюджета – 24 млрд. шекелей (более 5,5 млрд. долларов).

Темпы роста инвестиций в науку в конце ХХ-начале ХХI века в Израиле были даже выше, чем в Ирландии и Финляндии – двух странах, совершивших в этот период мощный технологический рывок.

И результаты этой государственной политики налицо – израильские ученые ежегодно публикуют в различных научных изданиях мира в среднем 1549 статей в расчете на миллион жителей страны. Для сравнения: в США ежегодно публикуется 900 научных статей на миллион населения, в странах ЕС – 729 статей.

В последние 15 лет эта страна совершила колоссальный скачок в сфере высоких технологий. Сегодняшние результаты действительно поражают. Сейчас на территории Израиля функционируют около 3000 компаний и предприятий технологического сектора. Некоторые основанные в Израиле компании выросли в крупные транснациональные корпорации вроде Check Point Software Technologies (CHKP) и Amdocs (DOX) со штаб-квартирой в Сент-Луисе. По числу новых проектов Израиль уступает только Силиконовой долине в США.

Сама жизнь заставляет любое из приходящих к власти в Израиле правительств вкладывать в образование и науку огромные деньги. Иного им просто не было дано. Только опираясь на эти сферы, маленькое государство, по сути лишенное природных ресурсов, может конкурировать с другими странами, поднимать уровень и качество жизни народа. И именно это позволило Израилю войти в число двенадцати государств, относящихся к научной суперэлите мира наряду с США, Великобританией, Германией, Канадой и др.

Япония. «Медина» идей и технологий

Примерно того же принципа для подъема своей экономики придерживалась послевоенная Япония. Но, в отличие от США и Израиля, Япония выискивала и привлекала со всего мира не специалистов, а их идеи, изобретения и технологии, которые помогли бы японской экономике осуществить стремительный рывок вперед. То есть, Япония организовала хиджру идей и технологий со всего мира в свою маленькую, островную «медину».

После начала американской финансовой помощи молодой японской экономике, огромную долю отпущенных им американских денег японцы потратили на покупку и освоение новых технологий. При всех своих высочайших экономических достижениях Япония известна тем, что в подавляющем большинстве успешных и впечатляющих примеров в основе японского рывка лежали чужие идеи и наработки, доведенные японцами до блеска и по возможности улучшенные.

У страны просто не было времени на организацию своей фундаментальной науки, а деньги на исследовательские разработки в достойных объемах стали выделяться всего-то лет 25—30 назад. В основном же в любую отрасль включаться приходилось «с колес» — через приобретение патентов и технологий, приглашение зарубежных специалистов и кропотливую учебу.

Японцы построили свою экономику благодаря редчайшему дару осваивать рожденное где-то передовое и материализовывать придуманное кем-то новое. В деле внедрения технологий равных Японии нет, и это едва ли не главный японский ресурс.

Начиная с 60-х годов, японцы начали скупать по всему миру продукты интеллектуального труда — научно-исследовательские и опытно-конструкторские разработки, патенты, ноу-хау, рационализаторские предложения и т.д. Затем они оценивали их на родине по своей методике и внедряли их на своих производствах. Таким образом, развитие японской экономики с самого начала приобрело инновационный характер.

Японцы в массовом порядке скупали у западных компаний также лицензии на применение их ноу-хау, скупали и техническую документацию. Лицензии западных компаний, в частности, были одним из строительных материалов японского экономического чуда. В послевоенный период японцы закупали их свыше полутора тысяч ежегодно, экономя колоссальные средства на дорогостоящих исследованиях и опытно-конструкторских работах, которые тем временем велись в США.

К примеру, японскую корпорацию Matsushita, выпускающую продукцию марки Panasonic, долго называли maneshita, то есть «имитатор». Ее стратегия заключалась в том, чтобы дождаться, пока у кого-нибудь из конкурентов появится смелая инновация, найти способ ее удешевить, усовершенствовать и выпустить на рынок для массового потребителя. Именно эта тактика применялась в случае с превращением кассетного видеомагнитофона, разработанного американской фирмой Ampex, в основной успешный коммерческий продукт японской экономики.

Именно таким образом японская компания Seiko, перехватив технологии производства кварцевых часов у швейцарцев, почти полностью вытеснила с рынка швейцарские компании. Переняв чужие технологии, японцы не остановились и продолжили развивать полученные технологии. К примеру, совсем недавно компания Seiko начала продажу часов по технологии E-Ink - с дисплеем часов из электронной бумаги.

Огромное количество изобретений и идей японцами было перекуплено в Советском Союзе и России. Причем в таких масштабах, что многие россияне убеждены в том, что все прорывные технологические идеи японской экономики – российские по происхождению. Экономический рывок Японии на основе скупленных технологий был настолько мощным, что к концу 1980-х годов многие страны ощутили реальную опасность того, что все на свете будет скуплено японцами. В ответ западные страны пытались ограничить японское наступление на рынок.

Арабский мир. Забытая Медина

На этом фоне положение дел в арабском и, шире, мусульманском мире, мягко говоря, удручает. Мусульмане забыли принципы построения «мединской общины», построения собственного передового общества, эффективной экономики и надежной военно-политической системы. Их не учит ничему ни Коран, ни Сунна, ни опыт западных и восточных конкурентов.

Вместо того, чтобы по мединскому принципу открыть свои границы всем праведным, богобоязненным, самоотверженным и одаренным братьям по вере, практически все арабские страны закрыли свои границы и превратили свои страны в неприступные крепости. Для них принцип чистоты арабской крови оказался важнее мусульманского братства, укрепления и развития мусульманской общины.

Сегодня во многие арабские страны мусульмане могут въехать только как туристы, студенты или временные работники, которые по окончанию контракта обязаны покинуть страну. Однако стать полноправным гражданином большинства арабских стран, чтобы свою жизнь и таланты полностью посвятить укреплению мусульманского государства, невозможно.

К примеру такая страна, как Объединенные Арабские Эмираты, открытая для капиталов со всего мира, полностью закрыта для мусульман, желающих получить ее гражданство. Эмираты игнорируют международные законы, когда после 15-ти лет непрерывной работы и проживания, страны обязаны предоставлять гражданство. В Эмиратах для проработавших 14,5 лет виза закрывается навсегда.

Это объясняется нежеланием руководства государств увеличивать численность своего населения за счет рабочих-эмигрантов. Поскольку привлечение иностранной рабочей силы, особенно на нефтепромыслах и нефтеперерабатывающих предприятиях, обходится намного дешевле. На них не распространяется социальное законодательство, они лишены права на забастовку, в отличие от тех же рабочих, но уже получивших национальное гражданство.

Конечно, иностранные специалисты принесли новые технологии, организацию производств и эффективную систему менеджмента в нефтяные монархии арабского мира. Но эти технологии не привели к изменению патриархального уклада жизни арабского общества. Они лишь позволяют арабам «соревноваться в строительстве высоких башен». В то же время в экономике сохраняется клановость, местничество. Передовые инновационные технологии не превращаются в основу экономику, которая до сих пор держится на нефтедолларах.

Тем более, что заработная плата местных работников, зачастую занимающих фиктивные, придуманные специально для знатных арабов должности, значительно больше, чем у иностранных. Это особенно болезненно воспринимается выходцами из мусульманских стран — людьми, которые давно проживают в нефтяных монархиях Персидского залива, внесли заметный вклад в их социально-экономическое развитие, но не получили от правительства признания своих заслуг.

Иностранные специалисты так и остаются чужими в этих странах, не приносящими существенного вклада в развитие местного профессионального образования, создание новых отраслей экономики. Они не заинтересованы в посвящении своих талантов и жизней этим странам, поскольку всегда останутся для них бесправными чужаками.

Арабские страны, в отличие от Медины времен Посланника Аллаха (мир ему и благословение) и современных передовых стран мира абсолютно не заинтересованы в привлечении самых лучших умов и самых преданных сердец со всего мира. В странах Персидского залива отсутствует полноценное трудовое законодательство, которое бы регулировало права и обязанности наемных работников и работодателей.

Трудовые контракты заключаются таким образом, чтобы лишить иностранцев возможности отстаивать свои права. По истечении срока действия контракта иностранные рабочие должны незамедлительно покидать страны пребывания. За малейшее нарушение условий контракта или проявление недовольства иностранцы могут быть высланы. Большинству рабочих запрещено ввозить свои семьи.

Иностранцы, как правило, живут сегрегированно в отдельных кварталах городов. Часто одинокая жизнь тянется многие годы. Смешанные браки в большинстве арабских стран Персидского залива – вообще нонсенс, их посольства просто отказываются регистрировать из-за возникающих сложностей с детьми.

В итоге, отставание мусульманского мира, особенно арабской его части, от развитого мира становится просто катастрофическим. Среди ученых в мире насчитывается всего один процент мусульман. К примеру, в одном Израиле живет больше ученых, чем во всех мусульманских странах вместе взятых. В арабских странах ежегодно переводятся лишь около 300 иностранных книг – в пять раз меньше, чем в Греции.

Капиталовложения в научные исследования здесь составляют одну седьмую от среднемирового уровня. В 56 странах-членах Организации Исламской конференции проживает пятая часть населения земли, но они совместно производят меньший валовой национальный продукт, чем Франция. Таких примеров можно приводить сотни. Но вывод уже очевиден – Аллах меняет арабов на другие народы, которые не подобны им…



1 комментариев


  1. (26.07.2013 14:28) #
    2

    горько читать такие строки
    у один брат тоже окончил ислам. финансы думал поедет работать в оаэ,а там когда понял, что твориться поехал в англию