Кто был учителем Мухаммада (мир ему и благословение)?

Всякий, кто стремится познать источник Корана, неизбежно сталкивается с необходимостью расширить область своих исследований. Если, рассматривая ум и проницательность человека, передавшего нам Коран, он не может обнаружить этот источник, то, безусловно, должен обратиться – и обращается – к области знаний и образования. Так как оратор либо произносит собственные мысли, либо воспроизводит их из другого источника – очевидно, что третьего не дано.

Человек, читавший и передававший Коран людям, был не из тех, кто мог бы заглянуть в книги и энциклопедии. Даже его враги соглашались, что ни в детстве, ни потом он не получил никакого образования. И он, действительно, был неграмотным, никогда не учился, чтобы суметь прочитать книгу или написать что-нибудь своей рукой.

Таким образом, у него должен был быть учитель, который передал ему всю эту информацию – не в письменном виде, а прочитав ее для него. Это, по крайней мере, логично.

Естественно, мы можем спросить, кто был этим учителем. И это вторая часть нашего вопроса о Коране.

Был ли его учитель из местных?

Дело в том, что Мухаммад (мир ему и благословение) не мог иметь учителя из своего неграмотного народа, литературно одаренного, но необразованного. С этим, без сомнения, согласится каждый. Возможно, достаточно уже одного того факта, что народ Мухаммада так и называли «неграмотным», что указывало на то, что у него не было представлений о религии или вере.

Период, предшествовавший приходу ислама в Аравию, называется «джахилией», что значит период невежества. Среди этих людей, не владевших даже самыми примитивными знаниями, так что их описание сводилось к одному слову «невежество», ни в коем случае не могло быть учителей, не говоря уже об учителе их собственного учителя, того, кто часто называл их невежественным народом, и некоторые стороны их невежества упомянуты в сурах Корана.

Чтобы представить, до какой степени доходило невежество арабов в те времена, достаточно прочесть несколько строк из шестой суры «аль-Анам», например:

«Когда им явилось знамение, они сказали: "Мы не уверуем, пока не получим то, что получили посланники Аллаха"» (Коран, 6:124);

«Они говорят: "То, что находится в утробах этой скотины, дозволено нашим мужчинам и запрещено нашим женам. Если же он рождается мертвым, то все они получают право на него» (Коран, 6:139);

«Понесли урон те, которые убивали своих детей по глупости, безо всякого знания, и запрещали то, чем наделял их Аллах, возводя навет на Аллаха. Они впали в заблуждение и не последовали прямым путем» (Коран, 6:140)

Был ли его учитель чужестранцем?

Не имел он и учителя из других народов, чтобы это понять, достаточно спросить у любого, кто изучает этот вопрос по историческим источникам, древним и современным, исламским и зарубежным.

Пусть он просмотрит все доступные источники, а потом мы спросим, нашел ли он хотя бы строчку о том, что Мухаммад ибн Абдулла до объявления себя Пророком встречался с каким-либо ученым и получил от него знания по религии или услышал рассказы о народах и государствах прошлого.

Ничего подобного никогда не имело места, и чтобы доказать это, достаточно только указать на отсутствие свидетельств. А тот, кто не согласен, пусть приведет доказательства обратного.

Конечно, мы не утверждаем, что до или после того, как стать Пророком, он никогда не встречал ни одного ученого. Нам известно, что в детстве в Бусре, городе на юге Сирии, он повстречал монаха по имени Бахира. В Мекке, вскоре после того, как он начал получать Откровение, он встретился со стариком-ученым Варакой ибн Науфалем, это было вскоре после того, как он объявил себя Пророком.

Нам также известно, что после того, как он начал получать Откровение, встречался со многими еврейскими раввинами и христианскими священниками в Медине. Тем не менее, мы совершенно однозначно утверждаем:

От этих ученых Мухаммад ничему не учился, ни до, ни после начала своей пророческой миссии. И до своего пророчества он никогда не слышал от них ничего, касающегося религии.

Что относительно тех, кого он встретил после начала пророчества, с кем говорил и кого слушал, то это они задавали вопросы, а он отвечал. Он действительно учил, увещевал и предостерегал, а также нес благую весть.

Что касается тех, кого он встречал до или сразу после начала пророчества, то при каждой такой встрече присутствовал свидетель. Так, когда в Бусре он встретил монаха, с ним был дядя Абу Талиб, а во время встречи с Варакой его сопровождала его супруга Хадиджа. Более того, вскоре после встречи с Пророком (мир ему и благословение) Варака умер. Но разве его спутники во время этих встреч почерпнули какие-нибудь знания?

Более того, почему его противники, стремящиеся любыми способами разбить его доводы, не воспользовались фактами этих встреч против него? В конце концов, они не колеблясь трубили повсюду, когда у них был повод для малейшего подозрения – лишь бы объявить его лжецом и воспользоваться этим против него и передаваемого им послания.

Впрочем, история не умалчивает об этих коротких беседах, поэтому нам точно известно, что произошло с двумя этими людьми.

Что касается сирийского монаха, то во встреченном им мальчике он увидел признаки его будущей пророческой миссии, о чем говорилось в прежних писаниях. Это заставило его сказать Абу Талибу: «У этого мальчика великое будущее».

История также гласит, что когда Варака выслушал Пророка (мир ему и благословение), который в подробностях поведал ему о том, как он получает откровение, по описанию узнал ангела, который приносил откровение Моисею. Варака признал его пророком и выразил желание жить долго, чтобы поддерживать.

Всякий человек, уважающий историю, признает, что эти короткие беседы являются аргументом в нашу пользу. Но тот, кто находится в глубоком заблуждении и готов прибавить к истории свои выдумки, может сказать, что во время этих двух встреч Мухаммад (мир ему и благословение) был учеником.

Если дать такому человеку высказаться, то выдумки заведут его в тупик. Доводы логики не позволяют согласиться с утверждением, что человек, узревший в ком-то признаки пророчества задолго до того, как оно началось, и сообщивший ему об этом, или тот, кто уверовал в него после того, как он начал получать благую весть, начнет поучать Пророка (мир ему и благословение)!

Люди Писаний

Итак, мы снова спрашиваем: был ли в то время образованный человек, который мог передать свои знания Мухаммаду (мир ему и благословение), чтобы эти знания запечатлелись в Коране?

Коран описывает степень познаний людей прежних Писаний как чистое невежество и суеверия, их верования как заблуждение, и осуждает допущенные ими исторические ошибки:

«О люди Писания! Почему вы препираетесь относительно Ибрахима (Авраама), ведь Таурат (Тора) и Инджил (Евангелие) были ниспосланы только после него. Неужели вы не разумеете?» (Коран, 3:65);

«Воистину, первым домом, который был воздвигнут для людей, является тот, который находится в Бекке (Мекке)»(Коран, 3:96)

Это опровергает их утверждение, что место поклонения, в сторону которого они молились, появилось раньше Каабы.

«Любая пища была дозволена сынам Исраила (Израиля), кроме той, которую Исраил (Израиль) запретил самому себе до ниспослания Таурата» (Коран, 3:93)

Этот аят опровергает их утверждение, что верблюжье мясо было запрещено Аврааму.

«Мы сотворили небеса, землю и то, что между ними, за шесть дней, и Нас ничуть не коснулась усталость» (Коран, 50:38)

Это опровергает их утверждение, что после того, как Бог шесть дней творил, на седьмой Он отдыхал.

«Сулейман (Соломон) не был неверующим» (Коран, 2:102)

Это избавляет Соломона от ложных наветов о том, что он был не пророком, а колдуном.

«Аллах услышал слова тех, которые сказали: "Аллах беден, а мы богаты"» (Коран, 3:181);

«Иудеи сказали: "Узейр (Ездра) – сын Аллаха". Христиане сказали: "Мессия – сын Аллаха"» (Коран, 9:30)

Посмотрите, как Коран описывает убеждения духовенства, особенно христианского, на момент откровения. В их верованиях ясно просматриваются элементы многобожия. Действительно, безграмотные арабы понимали это и находили в своем многобожии утешение:

«А когда приводят в пример сына Марьям (Марии), твой народ радостно восклицает. Они говорят: "Наши боги лучше или он?"» (Коран, 43:57-58)

Добавьте к этому ряд проступков, который Коран считает длинной цепочкой преступлений и вменяет им в вину, - это убийство пророков, неверие в откровения, гордыня и так далее.

Можно ли вообразить, что в этой среде был учитель, который делился своими знаниями с тем, кто принес человечеству Коран? Конечно, нет.

Кроме того, мы должны спросить: разве знание ученых было доступно каждому, кто его искал? Наоборот, они всячески скрывали свои познания, и не торопились делиться ими даже с собственными детьми, опасаясь за свое положение и надеясь, что кого-то из них изберут пророком, который, как они знали, грядет.

Коран показывает их горячее желание держать при себе свои Писания и знания. Они либо:

«пишут Писание собственными руками, а затем говорят: "Это – от Аллаха", – чтобы купить за это ничтожную цену» (Коран, 2:79)

Либо:

«искажают Писание своими языками, чтобы вы приняли за Писание то, что не относится к Писанию» (Коран, 3:78)

Или:

«искажают слова [Аллаха], меняя их местами» (Коран, 5:13)

Или же открывали лишь некоторые части, а остальные держали в тайне:

«вы превратили в отдельные листы [Писания], показывая некоторые из них и скрывая многие другие» (Коран, 6:91)

Наглядный пример тому зафиксирован в «Сахихе» Бухари, который описал, как евреи отвергали, что Тора говорит о побивании камнями как наказании за супружескую измену. Им предложили прочесть это в Торе. Они прочитали строки предшествующие и последующие, закрыв нужные рукой. Понятно, почему Коран открыто обвиняет их в обмане:

«О люди Писания! Почему вы облекаете истину ложью и скрываете истину, хотя сами знаете об этом?» (Коран, 3:71)

Может быть, это был учитель с Марса?

Те, кто до сих пор утверждает, что Мухаммада (мир ему и благословение) научил его посланию человек, скажите нам имя этого человека, кто его видел и слышал, кто слышал, что именно он говорил? Когда и где происходила передача знаний? В противном случае это утверждение ничем не отличается от утверждений людей, которые придают Богу сотоварищей, существующих только в их воображении.

Может быть, такой пророк родился и вырос на другой планете или в отдаленном уголке Вселенной, и достигнув зрелости, прилетел к своему народу? Не мог же он жить среди этих людей все время?

Следует ли считать, что, поскольку в Мекке не было знатоков религии и истории в то время, когда Мухаммад (мир ему и благословение) был отправлен со своим посланием, то его авторство можно приписать ученому из Медины или Сирии или какого-нибудь другого места? Но даже скептики не могли это утверждать. Так кто же был этим учителем?

Оказанная честь

Они понимали, что тот, кто был его учителем, должен был отвечать двум условиям:

Во-первых, он должен был жить в Мекке, и на этом основании у него была бы правдоподобная возможность встречаться с ним по утрам и вечерам и передавать свои наставления.

Во-вторых, он должен был быть другой национальности и вероисповедания. Так у него была бы возможность делиться с ним знаниями, которых не было в его народе.

Когда скептики начали искать человека, отвечающего этим двум критериям, то смогли предложить только кандидатуру простого кузнеца-грека, чьи познания простирались не дальше досужих домыслов. Кроме того, он умел читать на иностранном языке, неизвестном Мухаммаду (мир ему и благословение) и его народу.

Но этой реальной кандидатуры им было мало, так как они могли действовать только на широком поле абсурда. Они ничем не отличались от того, кто сказал, что знания могут родиться из невежества! Стоит ли продолжать?

«Мы знаем, что они говорят: "Воистину, его обучает человек". Язык того, на кого они указывают, является иноземным, тогда как это – ясный арабский язык» (Коран, 16:103)

На самом деле, они просто согласны, что любой чужеземец, даже необразованный кузнец, знал больше, чем весь их народ.

Кроме того, если молодой кузнец владел такой сокровищницей знаний, что им мешало черпать оттуда, как это делал Мухаммад (мир ему и благословение)?

Таким был народ Пророка Мухаммада (мир ему и благословение), его самый упрямый оппонент. Эти люди прекрасно знали обо всех его путешествиях, передвижениях, и других действиях. Однако они так и не смогли установить связь между ним и учеными того времени.

Несмотря на это, современные атеисты, спустя более чем XIV веков после его пророчества, когда все события уже зафиксированы и все итоги подведены, упорствует в попытках установить эту связь. Однако логика и история доказывают, что все эти попытки обречены на полный провал.

«Воистину, это – ниспослание от Господа миров. Верный Дух (Джибрил) сошел с ним на твое сердце, чтобы ты стал одним из тех, кто предостерегает» (Коран, 26:192-194)

Об авторе: Мухаммад Абдулла Дираз родился в 1894 году в деревне Махаллат-Дивай в провинции Кафр аль-Шейх на севере Египта. Его отец был мусульманским ученым, получившим образование в аль-Азхаре. Он сам получил образование в аль-Азхаре и изучал французский язык. Позднее стал преподавателем на факультете высшего образования в аль-Азхаре. В 1949 году был избран членом Совета ведущих исламских ученых. Оставался на этой должности до своей смерти в январе 1958 года, которая застигла его на конференции в Лахоре, Пакистан.

По книге Мухаммада Абдуллы Дираза The Qur'an: An Eternal Challenge



0 комментариев