Как австралийская еврейка и ее муж пришли к Исламу

Меня зовут Сара, я австралийская мусульманка, и на самом деле я являюсь потомком еврейских каторжников, которые в свое время были привезены сюда и создали семьи с членами других общин – французской, немецкой и русской.

Со временем они утратили свою религию и перестали быть настоящими иудеями. Мой дед вообще принял мормонизм, поэтому моя мать тоже родилась мормонкой, и в молодости она даже ходила по домам с миссионерами, но со временем разочаровалась в этой религии.

Таким образом, меня не воспитали в какой-то конкретной религии, кроме тех простейших вещей, которые присущи традиционной австралийской культуре – к примеру, я ходила в воскресную школу. Я была любопытным ребенком с пытливым умом. Помню, как в детстве я пыталась представить себе, как выглядит Бог. Не знаю, все ли дети задумываются о таких вещах, но я о них задумывалась.

В подростковом возрасте я немного экспериментировала с христианством – ходила в церковь, интересовалась всем этим, но со временем отошла от этого и стала обычным подростком, как все.

В 21 год я переехала в Сидней и провела там 8 лет, училась в университете и работала. Там я впервые столкнулась с Исламом, посмотрев фильм «Малкольм Икс», который, наверное, видели многие. Мне тогда было 22 года, я пошла на этот фильм с подругой и попала под сильное впечатление. Никогда еще я не видела, чтобы известный публичный человек вслух признал свои ошибки, и это тронуло меня до глубины души.

Ведь когда он отправился в Мекку, в хадж, имея в душе ненависть к белокожим людям, он молился бок о бок со светловолосыми голубоглазыми мусульманами и осознал свою ошибку, более того, он признал перед всем миром.

Меня также поразил ход мыслей Малкольма – приехав в Мекку, он подумал, надо же, есть на свете такое место, где равны все расы и национальности. Эта мысль была мне близка. В молодости у меня был несколько эксцентричный характер, я во многом жила согласно чувствам, согласно тому, что меня эмоционально воодушевляло.

Меня все это очень впечатлило и тронуло, до такой степени, что после окончания киносеанса я опустилась на колени прямо в проходе между креслами. Люди уставились на меня, но я помню только то, что сделала это на эмоциях. Пожалуй, именно тогда я задумалась об Исламе, хотя и ненадолго. Я стала в некотором роде поклонницей Малкольма Икс, прочитала книгу, купила футболку с его фотографией.

Позже, когда я уже родила второго ребенка, и ей исполнилось 5 месяцев, я сходила на т.н. «День дауата», который организовали местные мусульманки с намерением поделиться знаниями об Исламе и развеять предрассудки о нем. Я узнала об этом мероприятии через женскую группу, в которой состояла – эта группа была связана с естественными родами. Мне пришло письмо на электронную почту, и я решила сходить, все-таки меня интересовали мусульмане и Ислам.

В то время прошло около двух лет после событий 11 сентября, я помню новости об Ираке, о зверствах в тюрьме Абу Грейб. Эти новости и фотографии очень на меня повлияли и заставили вновь задаться вопросами. Я начала понимать больше об Исламе и его отражении в СМИ, начала замечать несправедливую дискриминацию по отношению к мусульманам.

Я решила пойти и встретиться с этими женщинами, подумав о своих детях – ведь у них турецкое мусульманское происхождение, хотя мой муж был совершенно не религиозен. Я подумала, было бы хорошо, если бы я могла хоть что-то рассказать своим детям об Исламе, если они спросят.

В тот день я пошла на встречу группы, вошла в зал и увидела всех этих женщин в хиджабах, а дверь мне открыла и вовсе женщина в никабе, причем меня это нисколько не напрягло. Никаб никогда не вызывал у меня негативных эмоций, я ассоциировала этот наряд со строгой набожностью женщины.

Я провела там чудесный день. В школе Исламу не учат, поэтому, когда сталкиваешься и начинаешь самостоятельно узнавать о нем, тебе кажется, что ты открываешь удивительный сундук с сокровищами. У меня даже слезы на глаза наворачивались.

Спустя месяц я начала утопать в книгах, я читала Коран и особенно хорошо помню момент, когда прочитала слова «упади ниц перед твоим Господом» - я подумала «точно, именно это мне и надо сделать». Я стала общаться с мусульманами, и все это начало трансформировать мое сознание и, параллельно, мою манеру одеваться.

Муж начал замечать на мне длинные рукава и все остальное. Я пыталась говорить с ним на эту тему, но он и слушать не хотел, на него это не действовало. Наконец, я закрыла эту тему, но спустя какое-то время умер его отец, и по необычному стечению обстоятельств в тот же день мы нашли в своем почтовом ящике Коран на арабском языке.

Мы поехали в Мельбурн на джаназа, погребальный обряд. Было очень грустно, но эта церемония произвела на нас впечатление. Мужчины уложили отца в могилу своими руками, это было очень трогательно и просто.

Когда мы вернулись назад, как раз шел месяц Рамадан, и в последнюю ночь Рамадана мы решили пойти с друзьями в мечеть. Выходя из машины, я сказала мужу, что собираюсь сегодня произнести шахаду и принять веру.

К моему удивлению, он сказал, что тоже решил произнести шахаду. Меня это очень обрадовало, ведь я давно беспокоилась по поводу того, что будет, если я приму Ислам, а муж – нет.

В тот вечер мы сели с друзьями и с имамом и засвидетельствовали свою веру в Единого Бога, и так все началось…

Перевела с английского языка Зарина Саидова специально для Ансар.Ru



2 комментариев


  1. (17.12.2012 15:14) #
    4

    ALXAMDULILAHI RABBIL ALAMIN

  2. (17.12.2012 17:05) #
    3

    МашАллах!