Основательница журнала рассказывает о своем пути к Исламу

Канадская мусульманка Тайиба Тейлор, основательница первого в Северной Америке женского мусульманского журнала Azizah, рассказывает о своем пути к Исламу.

«Я родилась в Тринидаде, оба родителя у меня родом с Барбадоса.

Когда мне было 7 лет, моего отца перевели в Канаду, и все мы переехали поближе к Торонто. Одним словом, я выросла в Торонто, там и поступила в университет Торонто.

Я всегда аналитически подходила в жизни и ко многим вещам. Мои родители были практикующими христианами, так что мы ходили в церковь 3 раза в неделю. Одну вещь я никак не могла понять ни математически, ни научно – Троицу. Я всегда подвергала сомнениям и исследовала различные религии.

Когда я училась в 10 классе, мы изучали мировые религии, и в рамках учебного курса побывали на экскурсии в мечети. Когда я попала в мечеть, меня по-настоящему заворожил азан и сама молитва.

Когда остальные вернулись обратно в школу, я осталась и заговорила с одной из женщин в мечети. Я поинтересовалась у нее, во что верят мусульмане. Она сказала, если хочешь стать мусульманкой, надо лишь произнести «Ля иляха илля Ллах» (нет Бога, кроме единого Бога, и Мухаммад посланник Его). Я и произнесла. То есть официально я стала мусульманкой еще тогда.

Но это продлилось лишь несколько месяцев. Отец отвозил меня на машине в мечеть, я объясняла ему, что провожу исследование для школы, но постепенно это прекратилось. Я пыталась быть мусульманкой самостоятельно, но так не получалось.

Прошло несколько лет, и две мои кузины стали мусульманками. К тому времени я поступила в университет Торонто, я много всего изучала, в том числе и саму себя, пытаясь найти свое место во Вселенной. На какой-то период времени я даже решила для себя, что Бога нет.

Но однажды в микробиологической лаборатории, проведя эксперимент по хроматографии, я увидела разнообразные тени хлорофилла и тогда поняла, «Да, Бог определенно есть». И подумала, если Бог есть, то мне нужно узнать, каковы мои отношения с Богом, и каковы мои обязанности.

В то время появилось несколько мужчин, которые вместо того, чтобы пойти воевать во Вьетнам, уехали в Канаду и стали мусульманами. Поэтому в обществе велись горячие дебаты о политике, религии, жизни.

В своей голове я составила некий образ идеальной религии, и когда вновь услышала об Исламе, я решила, что это и будет мой духовный путь.

«Нация Ислама» как-то вообще меня не привлекала, я в своей жизни практически не сталкивалась с расизмом, хотя выросла среди белых; во всей школе цветная кожа была только у меня и еще одной семьи.

Однако во время всех этих дебатах постоянно возникала такая тема – даже если ты в полной мере политически грамотен и политически сознателен, за этим должен следовать еще один шаг – «духовная сознательность». Я же искала формулу не только духовного и внутреннего мира, на нечто, что придало бы мне форму, структуру и самообладание, и все это оказалось в Исламе.

В конце 60-х гг началось время социальных пертурбаций, и каждый хотел заниматься чем-то своим. Я всегда любознательно относилась к вопросам бытия и чувствовала, что мне нужно структурировать свою жизнь, и Ислам как раз позволял это сделать.

Я даже отчислилась из университета Торонто и вернулась на Барбадос. У родителей оставался там свой дом, и иногда мы ездили туда на зимние каникулы. В те неспокойные времена мне очень хотелось изменений, и я не могла решить, какие именно изменения мне нужны. Я решила продолжить поиск самой себя и поехала на Барбадос, где провела несколько месяцев на пляже и решила стать мусульманкой. Когда я вернулась, то стала совершенно другим человеком по сравнению с тем, какой я была в Торонто.

Поскольку я была такой девушкой, которая действительно испытывала терпение своих родителей своим интересом к разнообразным вещам, то им это показалось очередной мой «фазой». Все сказали, хорошо, это еще одна твоя «фишка», просто подождем, когда это у нее закончится.

Но когда они поняли, что я действительно претерпела значительные изменения, вначале они расстроились, ведь я не выбрала их религию. Но, по крайней мере, они были рады тому, что я выбрала веру, хоть какую-то, но религию.

Изменения в моем образе жизни стали очевидными – я стала спокойнее, моя жизнь стала менее фанатичной, это были позитивные изменения.

Когда я стала мусульманкой, канадцев, принявших Ислам, были считанные единицы – одна из них моя двоюродная сестра, а она была замужем за Билялем Филиппсом (известным исламским проповедником и писателем, уроженцем Ямайки). Также в Торонто был шейх Абдулла Хаким Квик. Наша община была очень маленькой, мы обсуждали Ислам, дискутировали, и они решили, что для правильного понимания сущности Ислама им необходимо перевести Коран самостоятельно и с этой целью выучить арабский язык – ведь если ты не знаешь арабского, то становишься заложником чужого перевода. В общем, они уехали в Медину.

Была еще одна семья - Абдуррахман и его жена Марьям. Абдуррахман был родом с Бермудских островов, а Марьям – англоканадка. Они оба уехали в Мекку. Оставалась еще одна семья, но и она перебралась в Ванкувер. Таким образом, я осталась одна.

Я даже вышла замуж за американца и переехала в Хьюстон. Он играл в Национальной баскетбольной лиге. Когда он завершил свою спортивную карьеру, саудовцы попросили его приехать и открыть баскетбольную программу – для нас это была отличная возможность выучить арабский. Пока он работал тренером в университете, я училась в школе Корана, мне удалось выучить арабский и Коран, а также изучить богословие и многое другое. Мне удалось воссоединиться с друзьями из Торонто».

Перевела Зарина Саидова специально для Ансар.Ru



2 комментариев


  1. (28.03.2012 09:19) #
    0

    Алхамдуллиляч!

  2. (28.03.2012 12:48) #
    0

    Алхамдуллилаh,Аллаhу Акбар!