В Узбекистане от пыток заключенные теряют рассудок

В тюрьмах и колониях Узбекистана, по данным независимого узбекского политолога в эмиграции Ташпулата Юлдашева, находятся 20 тысяч мусульман, осужденных по «религиозным» статьям УК! Именно эти заключенные подвергаются наиболее жестоким пыткам, в результате которых некоторые из них буквально сходят с ума.

«ЧТО ТАКОЕ «РЕЛИГИОЗНЫЕ» СТАТЬИ УК УЗБЕКИСТАНА?


Прежде всего, несколько слов о том, что такое «религиозные статьи» Уголовного кодекса Узбекистана. Речь идет о таких статьях как «Покушение на конституционный строй Республики Узбекистан», «Создание, руководство, участие в религиозных экстремистских, сепаратистских, фундаменталистских или иных запрещенных организациях» и «Изготовление или распространение материалов, содержащих угрозу общественной безопасности и общественному порядку». Однако, борются с исламизмом узбекские власти весьма своеобразно.

КАК СХОДЯТ С УМА ОТ ПЫТОК В УЗБЕКСКИХ КОЛОНИЯХ

7 мая находящаяся во Франции Ассоциация «Права человека в Центральной Азии» распространила пресс-релиз, в котором сообщила, что в местах лишения свободы Узбекистана становится все больше лиц, страдающих психическими расстройствами. Медицинская помощь им не оказывается, всячески блокируется о них информация.

Например, заключенного Джамолиддина Каримова, 1977 года рождения, приговорили к 18 годам лишения свободы по статье УК 159 – «Покушение на конституционный строй Республики Узбекистан». С октября 2001 года он успел побывать в самых страшных местах заключения - двух колониях города Навои, в поселке Жаслык в Каракалпакистане, в Андижанской крытой зоне. В 2003 году, когда Каримов находился в Жаслыке, сотрудники колонии избивали его по всему телу и сломали руки. Для лечения ему установили металлические штыри, которые слишком долго, около года не извлекали, поэтому началось сильное воспаление. Они, наконец, сделали Джамолиддину операцию по извлечению штырей, но без обезболивания.

От болевого шока Джамолиддин Каримов сошел с ума. Он не узнал своих двух сестер, приехавших его навестить, во время свидания с ними он не спал и не ел. По словам женщин, Джамолиддин стал агрессивным и невменяемым, с ним случаются приступы буйного помешательства. Но, ни врач, ни дежурный надзиратель к нему не подходят, и сокамерники останавливают эти приступы пинками.

По данным Ассациации, в колонии 64/71 в Жаслыке, где сейчас находится Каримов, в общей сложности несколько заключенных имеют психические расстройства как результат пыток. Одна из применяемых там изощренных пыток – заражение заключенных ВИЧ путем изнасилования инфицированной дубинкой. Информация о психически больных всячески блокируется, поэтому пока не удается установить их имена.

Одновременно Ассоциация приводит пример из навоинской колонии 64/36, где содержится Улугбек Сирожидинов, 1971 года рождения. Он тоже был осужден по статье «Покушение на конституционный строй», и в результате пыток теперь страдает тяжелым психическим расстройством.

Согласно другому недавнему пресс-релизу Ассоциации «Права человека в Центральной Азии», 300 родственников так называемых «религиозников» написали открытое письмо их мучителям, с просьбой прекратить пытки. Однако сведений об улучшении ситуации пока не поступало.

ПРИЗНАНИЕ ПОД ПЫТКАМИ И ПЫТКИ В ТЮРЬМЕ

Ташкентская правозащитница Диларом Исхакова, руководитель по Узбекистану оппозиционного общественного движения «Бирдамлик» («Единство»), упоминает про еще одного заключенного - Улугбека Бозорова, который от пыток и побоев по голове потерял рассудок. При этом Исхакова затруднилась назвать местонахождение Улугбека, из-за потери ею связи с его родными.

По ее словам, во всех тюрьмах есть отдельные камеры или бараки для буйных душевнобольных и отдельно для тех, кто болен еще не очень сильно. Все они не выпускаются, лишены медицинского обследования и помощи, им не поставлен диагноз. Как рассказывает Исхакова, «пытки обычно применяются при задержании, в целях получения признательных показаний. Узбекские следователи не проводят нормальное расследование, им не нужны вещественные доказательства вины. Ведь они получают «признание» только с помощью пыток, заставляя человека назвать и нескольких его «подельников». Затем пытки прекращаются, во время суда их нет. Подсудимые и их адвокаты на суде говорят о пытках, но суд все равно всегда выносит обвинительный приговор.

«Далее «религиозников» пытают в тюрьме, чтобы они не читали намаз, - рассказывает Исхакова. Если их застают за чтением намаза - их телесно наказывают, если они хоть как-то пытаются себя защитить - их опять же наказывают. Кроме того, надзиратели иногда напиваются и издеваются над такими заключенными. Все это, вероятно, делается, чтобы держать в их страхе, чтобы они не повлияли на заключенных, осужденных по другим статьям. Это какая-то параноидальная боязнь нашего правительства перед верующими».

Правозащитница Диларом Исхакова о том, как прекратить пытки:

Я не думаю, что эту ситуацию можно изменить, так как все, что делалось со стороны ООН и других международных организаций - было бесполезно. Все останется по-прежнему пока наша власть не перестанет искать внутренних врагов, чтобы оправдать свои ошибки и провалы в политике, пока не будет отменен план по раскрываемости преступлений. Если Ислам Каримов издаст указ, чтобы пытки везде прекратились, они прекратятся в одночасье. Массовое преследование верующих мусульман показывает, что власти воюют не с отдельными радикальными исламскими личностями, а уничтожают религию ислам.



0 комментариев