Жёсткий взлёт Хлопонина

Как только Дмитрий Медведев определился со своим полпредом в СКФО, сразу же началась осада этого самого полпреда желающими поживиться. Как помнится, Медведев обещал своему назначенцу на Кавказе не только самые широкие полномочия, но и очень серьезный бюджет.

Именно популяция пожирателей бюджетов, которая расплодилась в регионе за последние десятилетия в неимоверном количестве, хищными стаями и начала кружить вокруг полпреда, жаждая урвать свой кусок от свежей бюджетной плоти.

Представляю, какой натиск приходится сдерживать Хлопонину и его команде, являющимися новичками на Кавказе, в противостоянии этим бюрократическим стервятникам. Думаю, этим и объясняется долгое молчание полпреда, который после вступления в должность долго и упорно отказывал всем СМИ в интервью. Ему в кавказских политических хитросплетениях бы успеть разобраться, да от назойливого роя пожирателей бюджетов, «знатоков» и «экспертов» по Кавказу отбиться. Какое уж там интервью.

Но вхождение в тему, тем не менее, для него случилось довольно жестким. В каждой республике свой ворох проблем. В Чечне — предельно мобилизованная и консолидированная команда Рамзана Кадырова, жестко отстаивающая свои интересы. Примечательно, что первая публичная схлестка с региональным лидером у Хлопонина произошла именно с чеченским президентом, когда полпред отчитал последнего за слишком вольное поведение на внешнеполитической арене.

В Ингушетии — до предела ослабленный покушением и внутриполитическим противостоянием Юнус-бек Евкуров, изо всех сил пытающийся сдержать наступление «лесных». В Осетии — сотни тысяч бездомных беженцев и незатягивающаяся рана Пригородного района, оспариваемого ингушами. В Кабардино-Балкарии — зреющее недовольство балкарских общин и взрывная активизация «лесных» после смерти их лидера Астемирова. В Карачаево-Черкесии жесткое этнополитическое противостояние карачаевских и черкесских кланов, уже в который раз грозящее поставить республику на грань гражданского взрыва.

Кроме того, первая же попытка Хлопонина провести в кавказской республике свою креатуру — кандидата на пост премьер-министра Карачаево-Черкесии Фраля Шебзухова — привела к трагедии. За день до своего назначения Шебзухов был забит бейсбольными битами и расстрелян в упор. Урок для полпреда был кровавым — на Кавказе, как это сначала показал Дагестан, а теперь и Карачаево-Черкесия, в ситуации жесткого противоборства этноклановых группировок за власть нельзя заранее озвучивать о готовящихся ключевых назначениях.

И наконец, солнечное сплетение всего Кавказа — Дагестан, с балансирующим на грани хрупким этноклановым, этнополитическим и религиозным раскладом, набирающим силу «лесом», собственной командой смертников, добравшихся и до Москвы, жестким напором московской команды, жаждущей смести с политической сцены неугодные фигуры, и не менее жестким оскалом местной элиты, готовой биться за отвоеванные кровью позиции внутри республики.

Даже пристегнутое в рамках СКФО к бурлящему Кавказу Ставрополье и то встретило полпреда знаковым взрывом Дома культуры и спорта. Убежден, что этот взрыв — своего рода «сицилийское письмо» Хлопонину, пытающееся показать ему, что в этом доме не он хозяин. Жесткие комментарии Хлопонина на этот взрыв показали, что, несмотря на все его бизнес-происхождение, готов освоить и силовую риторику. Хотя она пока несколько не вяжется с тем имиджем, с которым он пришел в регион — управленца и технократа.

Несмотря на это, полпред, судя по всему, уже освоился на новом месте и начал смело говорить со СМИ. Свое первое интервью он дал «Российской газете», если не считать за интервью комментарии ситуации по горячим следам в Ставрополе. Следующие его заявления, думаю, дадут нам более четкое понимание того, какой же все-таки подход к Кавказу выбрал Хлопонин после столь жесткого набора высоты.



0 комментариев