«Лес» против «ихванов», или «Аль-Каида» против «Братьев-мусульман»

Чем большую эскалацию диверсионной войны мы наблюдаем на Кавказе, чем более рельефно и выпукло оформляется идеология непримиримых боевиков лесного и городского подполья, тем глубже обозначается идеологический конфликт радикалов и умеренных. Наиболее четко линии противостояния, круг спорных вопросов и взаимные претензии обозначились после недавнего митинга «Ислам против террора», прошедшего в Москве после подрывов станций столичного метро «Лубянка» и «Парк культуры».

«Ихванизм», как обвинение


Данный митинг, на самом деле, стал мощным катализатором, ускорившим реакцию идеологического размежевания двух групп – вышедших на тропу войны с российским государством, и тех, кто видит для себя возможности взаимодействия с государством. Подобное разделение не является чем-то оригинальным. Как мы уже писали ранее, оно существует во всем мире, где мусульманская политическая активность также разделена между этими двумя полюсами.

После проведения упомянутого митинга, на котором активисты московской общины мусульман «Дар аль-Аркам» во главе со своими лидерами Мухаммадом Карачаем и Мухаммад-Басыром Гасановым решительно осудили любые проявления насилия в отношении мирного населения под прикрытием Ислама, на них обрушился шквал критики со стороны «леса». Признаться, критика умеренных мусульман на сайтах, поддерживающих «Имарат Кавказ», звучала и ранее.

Общим местом для этой критики всегда было обвинение умеренных мусульман в предательстве «идеалов джихада», оставлении вооруженной борьбы с «государством неверных», соглашательстве с немусульманским правительством и даже готовности принимать участие в общественной и политической жизни немусульманского государства.

Однако с каждым месяцем подобная критика становилась все более детальной и искушенной. Каждого лидера российских мусульман, выступающего за легальную проповедническую деятельность, авторы «лесных» сайтов обвиняли в симпатиях к «мадхалитам» (от имени Раби аль-Мадхали, саудовского ученого, выступавшего против вооруженной войны с правителями мусульманских стран), «ихванам» (от названия всемирного исламского движения «Ихван аль-муслимун», или «Братья-мусульмане») и «мурджиитам» (от названия одного из ранних течений, утверждавшего, что дела мусульманина не влияют на уровень его веры).

Весьма широк и ряд эпитетов, которые авторы на этих сайтах применяют к мусульманам, избравшим путь мирной проповеди Ислама – «отсиживающиеся», «замененные» (от обещания Аллаха заменить пассивных мусульман другими) и т. д. Однако в данной статье нас интересует обвинение умеренных мусульман со стороны радикальных проповедников в симпатиях или даже причастности к движению «Ихван аль-муслимун», или «Братья-мусульмане».


«Аль-Каида» против «Братьев»

Дело в том, что идеологический конфликт между мусульманами, подобный конфликту «лесных» и умеренных мусульман России, в точности воспроизводится и на глобальном уровне между, условно говоря, «Аль-Каидой» (здесь мы имеем в виду не полумифический медиа-фантом американских СМИ, а конгломерат крайних групп, имеющий схожую идеологическую базу) и самим движением «Братья-мусульмане».

Вообще, «Аль-Каида» строит свою идеологическую доктрину, в значительной степени противопоставляя ее и себя саму доминирующему в исламском мире подходу политического возрождения уммы, принадлежащему «Братьям-мусульманам». Более того, радикальные активисты в своей пропаганде активно критикуют и разоблачают «предательскую» сущность «Братьев».

На протяжении многих лет «Братья» пытались игнорировать нападки «Аль-Каиды», сосредоточившись на укреплении своей организационной и идеологической альтернативы правящим светским режимам в арабском мире и за его пределами. Эта тенденция резко изменилась после 11 сентября 2001 года, когда «Братьям» стало труднее игнорировать «Аль-Каиду». И два этих движения начали более открыто конкурировать за лидерство в общемировом исламском пространстве.

В центре спора между «Аль-Каидой» и «Братьями» лежит столкновение двух различных концепций джихада и его целей в современных условиях. «Аль-Каида» продвигает глобальное видение вооруженного джихада, в рамках которого всякая мусульманская земля «от Гранады до Кашгара», как заявил Айман аз-Завахири, должна быть «освобождена» от неисламского правления.

Джихад понимается, как долг каждого конкретного мусульманина (фард аль-айн), который верующий должен выполнять, борясь словом и делом против врагов мусульман из числа «евреев и крестоносцев», а также против «отступников» из числа «предательских режимов мусульманских стран».

Братья, напротив, по причинам, как идеологическим, так и тактическим, склоняются в течение последних десятилетий к более широкому пониманию джихада (в смысле усердия на пути Аллаха в самом широком смысле) в сочетании с проповеднической деятельностью и организованной политической борьбой. «Братья», например, официально отказались от применения насилия в целях свержения существующих режимов в мусульманских государствах.

Хотя «Братья» горячо поддержали вооруженную борьбу мусульман против немусульманских оккупационных сил в таких странах, как Ирак, они также стремятся предложить альтернативу тотальному «джихадизму». Более того, даже иракское отделение «Братьев» пришло в последние годы к тому, чтобы признать поддерживаемую США политическую систему постсаддамовского Ирака и включиться в политическую борьбу в рамках этой системы.



Оппонент «Аль-Каиды»

Во всей этой истории удивителен тот факт, что сама «Аль-Каида» выросла на той почве антисоветского афганского джихада, для обеспечения которого добровольцами и средствами «Братья» выстроили мощную сеть сбора, распределения и направления людских и материальных ресурсов.

Сам Усама бин Ладен впервые поехал в Пакистан в качестве посланника «Братьев» к пакистанскому «Джамаат-е-Ислами», которому было поручено доставить материальную поддержку афганским моджахедам. Бин Ладен присоединился к палестинцу Абдулле Аззаму в Пешаваре, где в 1984 году они вместе создали «Мактаб аль-хидмат» («Бюро услуг»), всемирную сеть рекрутирования и финансирования афганского джихада.

Аззам, который впоследствии станет известен, как «духовный наставник» бин Ладена, ранее входил в жесткое противостояние с руководством иорданских «Братьев» за их нежелание одобрить военную помощь афганскому джихаду. По инициативе «Мактаб аль-хидмат», Аззам и Бин Ладен фактически высвободились от зависимости от «Братьев».

Отход Аззама и Бин Ладена от «Братьев» произошел во время катастрофического по последствиям разгрома сирийской ветви «Ихванов» режимом Хафиза Асада в городе Хама в 1982 году. Это событие положило началу ожесточенных дебатов в среде «Братьев» по поводу того, может ли создание исламского государства достигнуто путем революционного или повстанческого джихада.

В конечном счете, сторонники революционного или военного варианта потерпели поражение в этих дебатах. А основным методом политической деятельности «Братьев» была избрана легальная политическая борьба и участие в существующих политических системах с целью изменения их изнутри.

Разочарованные в таком идеологическом повороте «Братьев», молодые и горячие головы начали отходить от движения и устремились к Пешавар, к «Бюро услуг» Бин Ладена и Аззама для присоединения к делу афганского джихада. В Пешаваре этих разочарованных активистов «Братьев» встречали убежденные египетские радикалы, глубоко враждебно настроенные по отношению к «предательству «Братьев».

Два из этих египетских лидеров, Саид Имам аш-Шариф (более известен под псевдонимом «Доктор Фадль») и Айман аз-Завахири обвинили «Братьев» в сотрудничестве с «режимами-отступниками». Этот «анти-Братский» фон имел решающее значение в идеологическом оформлении «Аль-Каиды», которое было основано в августе 1988 года. Аз-Завахири тогда собрал все свои материалы против «Братьев» в нашумевшей книге «Горький урожай», которая была опубликована в Пешаваре и распространена по всему миру растущими сетями радикалов.

В этой книге Аз-Завахири изложил все претензии к «Братьям» за их «предательство принципа верховенства власти Аллаха» (аль-Хакимийя) из-за готовности принимать участие в политической жизни неисламских режимов путем формирования политических партий. Также он обвинил их в «предательстве в отношении исламского обязательства джихада» из-за их отказа от вооруженного захвата власти и принятия более ограниченной (или, наоборот, расширенной) концепции джихада.

Однако «Аль-Каида» никак не ожидала, что самый серьезный идеологический оппонент и конкурент, с которым она не может справиться и по сей день, как раз таки вызреет изнутри самого движения «Братьев». Речь идет о Движении исламского сопротивления (ХАМАС), который в противостоянии израильской оккупации взял под свой контроль сектор Газа, начал консолидацию своей власти и последующее усмирение ориентирующихся на крайние идеи группировок.

Продолжение следует…

Руслан Курбанов, старший научный сотрудник Института Востоковедения РАН, кандидат политических наук



1 комментариев


  1. nagmudin
    (15.10.2010 15:26) #
    0

    Асаламу алайкум ва рахмтулохи ва баракоту всем братям исламской уммы пуст алах зашитит нашех братев в Палестине да будет мир над ними ва охиру даъвона асаламу алайкум