Особенности Ислама на Северном Кавказе

Доказывать, что на Северном Кавказе исламский фактор все больше вторгается почти во все сферы жизни, излишне. Некоторые ошибочно связывают этот процесс только с социально-экономическими проблемами, низким уровнем жизни, безработицей, коррупцией и т.д. Но это вовсе не так.

Два ключевых фактора

Необходимо отметить, что данная ситуация характеризуется двумя ключевыми факторами.
Первый – ислам, как альтернативная цивилизационная модель социально-политического устройства находится на стадии бурного возрождения по всему миру. Для сегодняшней России это принципиально новая ситуация. Поскольку два столетия включения кавказских земель в состав российского государства и попыток интеграции кавказских мусульман в российское общество проходили на общем фоне упадка ислама в мировом масштабе.

Сегодня же социальная мобилизация кавказских мусульман, их противопоставление самих себя и даже сопротивление российской государственности проходит на фоне взрывного пробуждения ислама во всем мире.

Второй – мощнейшим катализатором взрывного возрождения активности ислама является процесс необратимой социальной модернизации исламского мира и Кавказа, в частности. Именно связанное с ней стремительное наступление на традиционное кавказское общество агрессивной потребительской идеологии, массовой культуры с ее безнравственностью, воспринимается верующими мусульманами, как духовная и социальная катастрофа.

Мусульманские народы по всему миру и на Кавказе, в частности, переживая стремительное взламывание и расщепление первичных структур традиционного общества, копят социальную энергию невероятной силы, которая высвобождается, по примеру реакции расщепления ядерного топлива.

Вызов России

В данной ситуации, учитывая интеграционный потенциал исламской социально-политической доктрины, неизбежность беспрецедентного расширения и углубления связей различных частей исламского сообщества друг с другом в современном мире информационно-коммуникационных технологий, исламский фактор на ближайшее столетие становится для России определяющим при проведении ее политики на Кавказе.

Надо понимать, что это социально-политическая активизация мусульман – естественный и необратимый процесс, протекающий одновременно по всему миру. Всякие попытки подавить эту активизацию силовым путем неизбежно приведут к прямо противоположным результатам. Что мы сегодня и наблюдаем на Кавказе.

Вопрос здесь должен ставиться совершенно иным способом – не как подавить, а как использовать эту энергию возрождающегося ислама на благо всего российского общества и укрепление российского государства. Но на этом пути перед властями и обществом встает невероятно сложная задача – предотвратить нарастающую радикализацию мусульманской молодежи и ее противопоставление самой себя всей российской государственности.

Сопутствующие факторы

Несомненно, на процесс радикализации мусульман параллельно влияет целый ряд факторов. Укоренившаяся в регионе социальная несправедливость, коррупция, безработица, отсутствие возможности для самореализации и самовыражения, внеправовое давление и насилие со стороны правоохранительных органов, являются не просто благоприятной почвой для роста антироссийских, антиобщественных, экстремистских воззрений, а фактически толкают молодых мусульман в объятия лидеров радикальных исламистских движений.

В целом, на российском Кавказе, отмечается слабое влияние и низкий авторитет официального духовенства (Духовных управлений), которым ранее были даны широкие полномочия для работы в этой сфере. Основные причины: слабая легитимность, клановый и этнический принцип формирования структур духовенства, слабая профподготовка и неспособность конкурировать с радикальными оппонентами (в знаниях, ораторском искусстве, менеджменте), меркантильность, ангажированность, стремление к монополизации всех сфер исламской активности, нетерпимость к инакомыслию и т.д.

Зачастую за экстремистов выдаются личные оппоненты, либо потенциальные конкуренты. В этой борьбе распространенным оружием является навешивание ярлыков (ваххабит, экстремист и т.д.). В этих условиях, власти фактически самоустранились от решения религиозных проблем, переложив реализацию религиозной политики на «хрупкие» плечи неокрепшего, плохо сформированного официального духовенства. Вмешательства властей лишь в критические, конфликтные моменты, зачастую были неловкими и непрофессиональными.

Основной вопрос радикализации

Этот список можно было продолжать до бесконечности. Но проблему радикализации мусульманской молодежи невозможно объяснить только одним или несколькими факторами. Как отмечает все большее количество исследователей, можно приводить политические, исторические, этнические, семейные причины радикализации. Но все они дадут слишком упрощенную картину действительности, которая не отражает целиком глубины и широты проблемы.

Ни одна из этих причин не может дать исчерпывающего ответа на главный вопрос – почему?

Почему одни и те же проблемы, как, например, неустроенность или бедность, одних заставляет хвататься за оружие, а других заставляет усердно трудиться и добиваться успеха на пользу себе, исламской общине и государству?

Почему боль и обида за современное положение исламского общества одних заставляет кропотливо учиться, овладевать знаниями, добиваться высокого социального статуса с тем, чтобы помогать собратьям, а других загоняет в леса и подпольные квартиры?

Почему одни видят в Коране только «Убивайте их, где бы вы их ни встретили…»?
А другие видят «Они (благочестивые) дают пищу беднякам, сиротам и пленникам, несмотря на то, что сами нуждаются в ней»?

Почему растет число уходящих «в лес» в среде обеспеченных и состоявшихся в жизни мусульман? Почему сегодня мусульманская молодежь Кавказа, зачастую с большими перспективами в будущем, предпочитает умереть ради собственного понимания ислама, чем продолжать жить дальше?

Самовоспроизводящаяся радикализация

Мы смеем утверждать, что, на самом деле, радикалы тоже хотят жить, создавать семьи и растить детей. Но в их представлении, почему-то, жизнь в силу тех или иных обстоятельств, представляется более худшим и позорным вариантом, нежели мученическая смерть.

Так, к примеру, арабоязычная лондонская газета «Аль-Хайят» считает это положение безысходности, отсутствия приемлемого выхода, в котором пребывают многие молодые мусульмане, главным фактором в процессе радикализации: «Мусульманин разозлен, и, оценивая ситуацию, начинает чувствовать, что положение дел унизительно для него как мусульманина, и делает тот самый шаг от радикальных мыслей к насилию».

Ключевым же фактором в понимании этого феномена, опять-таки, является разрушение традиционного мусульманского общества под влиянием процессов социальной модернизации. Стремительное взламывание, расщепление и поляризация традиционного кавказского общества неизбежно приводит к беспрецедентному напряжению социальной обстановки.

Мусульманская молодежь сегодня не может найти достойный ответ этим естественным, но разрушительным для традиционного общества тенденциям. Учитывая требование ислама, несмотря ни на какие проблемы и жизненные обстоятельства, делать все от себя зависящее для защиты интересов религии и общества, мы можем понять ту безысходность, в которой пребывают молодые мусульмане, если они не видят для себя приемлемых и совместимых с их убеждениями путей реализации своей миссии.

Процесс радикализации не ограничивается только готовностью молодежи внимать радикальным проповедникам. Нам представляется, что готовность к принятию радикальных идей и подходов сегодня в силу ряда причин вызревает внутри самих возрождающихся мусульманских общин. А призывы и примеры боевиков лишь выступают внешним катализатором этого глубинного процесса.

Узловая причина радикализации

Не претендуя на объявление своей точки зрения истиной в последней инстанции, позволим себе выдвинуть такое суждение. Наряду с многочисленными причинами радикализации мусульман, существует один, корневой, узловой момент в этом процессе, который, как в линзу, собирает пучки разнообразных причин и после их фокусировки и преломления порождает радикализацию.

Это тот узловой момент, который и определяет, склонится ли под грузом проблем и вызовов тот или иной мусульманин к радикальным идеям и сценариям или нет. И заключается он в том, видит ли он иные, приемлемые для себя, как для мусульманина, пути и способы сохранения, укрепления и развития своей религии в современном мире, кроме вооруженных.

На наш взгляд, именно описанные нами два фактора – невероятная внутренняя энергетика возрождающегося ислама, требующего от верующего все большей активности, и необъятный груз проблем и вызовов традиционному обществу, вызванные его стремительной трансформацией под воздействием модернизации – и подводят его к пороговой черте, к обозначенной нами выше узловой причине.

Если у этой черты верующий способен усмотреть для себя альтернативные варианты реализации своей миссии, защиты своей чести, достоинства, защиты своих убеждений, религии и образа жизни, то он, пусть и с трудом, ценой болезненного пересмотра некоторых своих убеждений, ломки привычных стандартов поведения, приспосабливается к правилам игры стремительно меняющегося мира.

Он делает все от себя зависящее, чтобы «ухватиться» за борт современной цивилизации, получить доступ к ее ресурсам и возможностям, чтобы затем, став успешным предпринимателем, ученым, политиком или общественным деятелем, использовать освоенные им ресурсы на благо своей семьи, нации и государства.

Если же у этой черты верующий не способен усмотреть для себя никаких иных путей реализации своей миссии, защиты своего достоинства, религиозных убеждений и образа жизни, то это приводит к его резкому озлоблению. Начинает обвинять во всех бедах иноверцев, считая их «лицемерами и врагами Ислама». Именно это, на наш взгляд, и является узловой причиной падения его в пропасть радикализма.

Ислам, как часть решения


Решение же этой проблемы – основной ключ к профилактике радикальных и экстремистских идей в среде мусульман. Ведь на самом деле, тех, кто вышел за рамки правового поля, не так много. Значительная часть этой молодежи на сегодняшний день является пассивно симпатизирующей радикальным идеям. Но при отсутствии срочных продуманных комплексных мер, ряды молодых ребят, готовых выходить за рамки правового поля, будут пополняться.

Ключевой подход, который поможет не только погасить дальнейшую радикализацию мусульманской молодежи, но и поставить энергию возрождающегося ислама на службу всему российскому обществу и государству – предоставить мусульманам широкую свободу социальной активности, взять ислам в союзники и направить его энергию на созидательные цели. Это именно тот подход, к которому все больше начинает обращаться западный мир, как, к примеру, Британия, США, Канада и др.

Данный подход предельно четко сформулировал известный современный мыслитель европейского ислама Тарик Рамадан: «Ислам и мусульмане не как часть проблемы, а как часть ее решения». Отчасти подобный подход все более решительно использует президент Чечни Рамзан Кадыров. Он, вместо силового выдавливания ислама из социально-политического поля, использует его авторитет и энергетику для укрепления легитимности официальной власти и интеграции Чечни в общероссийское политическое пространство.

То, как Рамзан, Кадыров, умело используя традиционные отношения внутри чеченского общества, фактически возглавил процесс исламского возрождения в республике и направил его энергию в созидательное русло, становится уже управленческой моделью для соседей.
Президент Ингушетии Юнус-бек Евкуров, судя по его активным попыткам выстраивания конструктивных отношений с ингушскими религиозными авторитетами, пытается освоить этот же стиль управления все более исламизирующейся республикой.

Таким образом, возможно, стоит руководителям северокавказских республик перенять опыт у своих соседей. Не бояться Ислама! А помнить, что Ислам - это живая религия. И его невозможно «запретить», «не пускать», «прекратить». И что самое эффективное решение проблемы радикализации мусульман на Северном Кавказе - изучение молодежью Ислама, развивающегося в обществе свободного выбора. А это, тем самым, позволит найти ответы на все возникающие вопросы.



0 комментариев