Про спецназ и «обезьян»

Почему, когда в Приморье появилась группа «партизан», это шокировало Москву, а значит, и всю Россию? Почему, когда один из «партизан» вышел на балкон заблокированного дома с оружием в руках, ему не всадили пулю в лоб, а дали возможность спокойно поговорить по телефону и сдаться? Почему новости о терактах из Дагестана не шокируют, а раздражают Москву, а снайпера у нас долго не думают и стреляют на поражение? Не знаю!

Вероятно, Центр привык «гасить» Кавказ либо силой (в 90 % случаев), либо деньгами. А проводить ясную и чёткую политику, под которой есть хоть какая-то понятная концепция, не получается! Вот и сейчас в мы обсуждаем не новые инвестиции (их нет), а «президентский спецназ»: 800 человек, которые должны защитить дагестанский бизнес и искоренить терроризм/экстремизм.

Для осознания того, что подобный спецназ (как и любой другой) данную проблему полностью не решит, не надо быть семи пядей во лбу! Надо просто понимать, что такое спецназ.

Спецназ всегда был, есть и будет слепым оружием в руках политиков и их начальников. И только от профессионализма начальства и мудрости политиков зависит, будет ли спецназ в их руках скальпелем хирурга или же топором маньяка.

Сам по себе спецназ проблемы религиозно-политического терроризма не решает. У него ОЧЕНЬ узкая задача: выйти на определённое место (адрес), заблокировать участок местности (дом) с боевиками и, если последние отказались сдаться, уничтожить их. Всё!

Вопросы же идеологического противодействия экстремизму, предупреждения притока новой молодёжи в леса, социально-экономического развития республики спецназ не решает. Это не его задача! Он этого не умеет!Инвесторов спецназ в республику тоже привести не сможет. Ну разве что насильно, под дулом автомата, с чёрным полиэтиленовым пакетом на голове…

А ведь именно в этой плоскости (идеология, политика, экономика, социальная сфера, инвестиции и пр.) лежит 90 % всех проблем Дагестана, в том числе и терроризм. В Дагестане и так на сегодняшний день слишком много спецназа: ФСБ, ГРУ, ВВ, «рамзановцы». Поэтому само по себе создание дагестанского спецназа решает только одну проблему – трудоустройства около тысячи человек, а также удовлетворение личных желаний некоторых политиков стать «рамзанами».

Спецназ исторически считается эффективным инструментом решения «деликатных» проблем. И он решает эти проблемы эффективно только тогда, когда остальные механизмы государства работают должным образом. В противном случае спецназ превращается в обычный карательный отряд, мало чем отличающийся своим поведением, взглядами и мотивами от бандитов…

Как и любая военная структура, спецназ не заинтересован в том, чтобы военные, силовые мероприятия прекращались. Так как единственное место, где боец спецназа может себя проявить, – это служба в горячей точке, штурм здания с боевиками и пр. И от этого напрямую зависит его материальное благополучие (премии, боевые, зарплата, прочее денежное довольствие) и карьерный рост (награды, должности и звания). От того, сколько проведено спецопераций и уничтожено боевиков, зависит, станет ли лейтенант капитаном, капитан – подполковником, последний – полковником, а полковник – генералом! И не исключено, что на каждом этом уровне определённые лица принимают определённые действия, умещающиеся в простую народную формулу: кому война, а кому мать родна.

Конечно, в ходе службы спецназ несёт потери, каждый день рискует жизнью и, к примеру, как в Беслане, демонстрирует ЭТАЛОН мужества! И, наверное, бывший замначальника УФСБ РФ по РД по Евгений Петрушин(ответственный за боевую и спецподготовку) перед тем, как покинуть Дагестан и хорошо обосноваться в Москве, не зря ел свой хлеб. Но личная храбрость бойцов общей ситуации не меняет.

Ведь, в конце концов, что для командированных из Москвы, Ростова или Краснодара бойцов спецназа Дагестан? Очередная горячая точка, где все кругом враги, исповедующие непонятную религию и говорящие на непонятном языке, носители совершенно другой культуры. И для того, чтобы хорошо и мирно жить ТАМ (у себя на родине), спецназ должен много настрелять ЗДЕСЬ…

Яркий пример – Гунибский район. Готовится штурм дома, где засел Вагабов. К оцеплению, в котором стоят бойцы спецназа то ли ФСБ, то ли ГРУ подъезжает высокопоставленный силовик (дагестанец) и протягивает им своё служебное удостоверение. Один из спецов берёт удостоверение и, не глядя, со словами: «вылезай из машины, обезьяна!», бросает корочку в грязь…

Вот так вот! Мы то думали, что ОНИ (ЦСН ФСБ, СпН ГРУ и ВВ) пришли защищать нас – граждан России, а оказалось – усмирять «обезьян»…

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции



0 комментариев