Тренировочный день

12 июля федеральные телеканалы со ссылкой на Национальный антитеррористический комитет (НАК) в числе первых новостей приводили сообщение о том, что в Дагестане проведена успешная операция по задержанию группы потенциальных смертниц, планировавших теракты в Центральной России, а также мужчин причастных к взрывам в московском метро. На деле всё оказалось совсем не так…

По сообщению НАК, задержанные «шесть девушек готовились стать живыми бомбами и уже написали прощальные письма родным. Изъяты два пояса, которые могут быть использованы для совершения теракта путём самоподрыва».

Всё началось 9 июля, когда оперативники Кировского РОВД задержали на проспекте Акушинского сестёр Заируи Залину Акаевых. Заира – вдова Магомеда Исмаилова, убитого в ноябре 2009 года при нападении на начальника СОБРа Шапи Алигаджиева.Ещё одна задержанная – Мадина Гаджиева, –дружившая с сёстрами Акаевыми,попадает в руки оперативников совершенно случайно. Услышав о задержании подруг, она направляется в дом на проспекте Акушинского, выясняет, что их забрала милиция, и едет в Кировский РОВД, где её также задерживают. Оперативники начинают копаться в телефоне Мадины и находят там имя Заиры Алиевой

С помощью пеленгатора, вычислив адрес Алиевой, в её дом направляют 5 – 6 сотрудников в масках, которые задерживают её и доставляют в тот же Кировский райотдел, но сразу отпускают. А через день, 11 июля, к ней пришли сотрудники ФСБ и под предлогом «допросим – и отпустим» увезли снова. Но Алиеву всё ещё не отпустили…

Следом задерживают таксиста Марата Шихшаидова и его друга Гамзата Абдуллаева – предположительно, по показаниям Заиры Акаевой. Как сообщает источник, пожелавший остаться неизвестным, Заира сказала, что общалась с неким Маратом 23 – 25 лет, кумыком по национальности. Является ли Шихшаидов именно тем Маратом, должна показать очная ставка. Сам Шихшаидов отрицает знакомство с Заирой Акаевой и говорит, что готов на любые проверки. Он возмущён, что его приписали к организации поездки смертниц в Москву и якобы их сопровождении.

Известно, что Заире Акаевой вменяется статья 222 УК РФ (приобретение и хранение оружия). Задержанная утверждает, что оружие осталось от убитого силовиками мужа.

9 июля прошло ещё одно задержание. В доме Фатимы Раджабовой на улице Громова в этот день гостили несколько женщин: Сакинат Саидова с сыном(её мужем был убитый в сентябре 2008 года амир ДагестанаИльгар Моллачиев, двое братьев также были убиты силовиками, а третий пропал в Москве при невыясненных обстоятельствах) Салихом; Айша Макашарипова (сестра убитого в июле 2005 года Расула Макашарипова, лидера джамаата «Шариат»), 12 летняя Бадиджа Абдуллаева и приходившая заказать платье Зайнаб Магомедова (Фатима Раджабова шьёт одежду на дому). Неожиданно в дом ворвались люди в штатском. По словам Сакинат Саидовой, «они потребовали, чтобы мы поехали с ними в Кировский РОВД. Предъявлять свои документы они отказались. После того как я позвонила адвокату, нам показали удостоверения сотрудников МВД. Мы отказывались ехать, не понимая, за что нас задерживают, но сотрудники пригрозили, что вызовут наряд. Уже в здании райотдела нас, ничего не объясняя, водили из кабинета в кабинет…»

Руководитель центра «Правозащита» Гюльнара Рустамова утверждает, что в райотдел не пускали адвокатов, скрывая сам факт доставки женщин. В этот же вечер правозащитники подали заявления по ст. 126 (похищение людей) в республиканскую прокуратуру. В двенадцатом часу ночи милиционеры передали маленького сына Сакинат Саидовойиз райотдела родственникам.

На следующий день несовершеннолетней Бадидже Абдуллаевой стало плохо – и её тоже освободили. По словам Сакинат Саидовой, ночью 10 июля женщин забрали в ФСБ. Только там им объяснили, что задержали их по ст. 30 (покушение на преступление) с переходом на п. «а» ч. 2 ст. 205 УК РФ (теракт, совершённый группой лиц по предварительному сговору).

В итоге, продержав женщин трое суток, их отпустили под подписку о невыезде…

Гюльнара Рустамова: «Очевидно, что данные действия силовиков не основываются ни на чём, кроме как на статье в «Комсомольской правде» под названием «Пособницами террористов стали 1000 вдов и сестёр дагестанских боевиков». У задержанных нашли не пояса шахидов, а разгрузки, используемые силовиками для боеприпасов и гранат; писем, о которых говорят в НАК, я не видела, но речь, видимо, идёт не о записках смертниц, а о письмах-завещаниях, которые должен иметь на случай внезапной смерти каждый правоверный мусульманин…»

Комментарий «ЧК»

Эту операцию правильно было бы назвать отчётно-превентивно-профилактической. Дело в том, что сегодня новая власть готовит краеугольные камни будущей политики, призванной снять гражданскую напряжённость и минимизировать диверсионную активность боевиков. Первые шаги в этом направлении предпринял Муху Алиев. Но это были безуспешные попытки прежде всего потому, что президенту и силовому блоку была совершенно непонятна природа сил, ведущих войну с официальной властью в Дагестане. Сегодняшняя власть выглядит более однородной, целенаправленной и осторожной; она называет себя КОМАНДОЙ (хотя с первых же дней было понятно, что проявление собственных интересов у разных крыльев этой команды не заставят себя долго ждать), и она последовательно держит линию на гуманизацию отношений с боевиками и так называемыми пособниками. Это кропотливый, трудоёмкий и многоплановый путь релаксации социального напряжения, в основе которого лежит стратегия завоевания доверия у населения и перехвата инициативы у боевиков в борьбе за нравственность: власть сама проявляет желание бороться с саунами, наркотиками, алкоголем и азартными играми.

Причём власть пока ещё не сформулировала главных задач на обозначенном пути, не сформировала дифференцированные, хорошо управляемые структуры в МВД, прокуратуре и следственном комитете, не интегрировала их с аналитическим и оперативным аппаратом УФСБ. Было бы наивно полагать, что это можно успеть сделать за пять месяцев со дня формирования нового кабинета. Конечно же, не разброд и шатание, но явно – недоработки, исправить которые нужно время. Верховный суд ожидает своего – нового председателя; ожидание затянулось: ещё с 5 марта пост остаётся вакантным, несмотря на явную заинтересованностьАлександра Хлопонина и Вячеслава Лебедева (у каждого – своя). Министр внутренних дел ждёт либо «горизонтального повышения», либо продления полномочий, тогда уж с присвоением звания генерала (не сегодня завтра). Прокуратуре, таможне, госнаркоконтролю и следственному комитету надлежит дозакрепить профессиональными кадрами на уровне первых заместителей, заодно очистив от повязанных в мафиозных схемах сотрудников. То есть работа новым президентом и аппаратом премьера ведётся основательно и с дальним прицелом.

А что если вдруг… шарахнет? Не дай Бог, где-нибудь произойдёт теракт! Вся задумка дагестанской власти окажется дискредитирована. Деятельность будет названа бездеятельностью, работа – признана неэффективной, и в правоохранительном блоке недосчитаются множества погонов. Тем более что в ГУ МВД РФ по СКФО по -разному оценивают гуманистические инициативы Магомедсалама Магомедова (с одной стороны, явная поддержка переговорного процесса с салафитскими лидерами, с другой – непримиримая война и тонкая подковёрная игра).

Так вот. Поимка «потенциальных» смертниц – тонкая работа оперативников, аналитиков и пропагандистов в правоохранительных органах. Теперь, даже если в центре России произойдёт теракт, оценку деятельности дагестанским силовикам всё равно дадут высокую. Теракт произошёл «вопреки» усилиям наших спецслужб, «несмотря» на их невероятную бдительность и профессиональную подготовленность. Посмотрите, что делается: всю Россию обошли кадры, где с экрана улыбаются девчушки «шахидки» без следов унижений и избиений, которые ещё год два назад обязательно были бы очевидны. Курс на гуманизацию борьбы, объявленный президентом РД, оказался подхваченным милицией и чекистами. Поэтому, видимо, почти всех девушек на третий день выпустили на волю. Скорее всего, после проведения следственных действий могут отпустить и оставшихся участниц.

В дагестанской летописи борьбы спецслужб с экстремизмом появились новые страницы, писанные новым, разборчивым почерком: «Не реагировать рефлекторно, а действовать превентивно».

У президентской власти появился оперативный простор для доведения своих инициатив до ума. Будем отслеживать тренд. Также посмотрим, и чем завершится судебное разбирательство дела о «потенциальных» смертницах.



1 комментариев


  1. Амир
    (31.07.2010 00:15) #
    0

    Полны беспредел, вот до чего дожили в демократической стране....