От Ботлиха до Лубянки

Год назад республика отмечала 10-летие единения перед лицом вторгшихся в Ботлихский район боевиков Басаева и Хаттаба в порыве защиты дагестанского суверенитета, целостности российского государства и российского конституционного строя. Но победным это десятилетие для Дагестана назвать никак нельзя. Поскольку отвоеванные тогда суверенитет, целостность и конституционность сегодня трещат по швам и разлезаются на глазах.

Как я уже писал ранее, с сентября 1999 года, с момента изгнания с территории Дагестана боевиков, вторгшихся из Чечни, а также с начавшейся после второй чеченской войны, на протяжении вот уже десяти лет ситуация в республике и на Кавказе в целом только ухудшается. А самым знаковым для республики явился тот факт, что именно год, венчающий собой постботлихское десятилетие, оказался самым тяжелым для власти и общества. В этот год властная система Дагестана потеряла своего самого сильного бойца — министра внутренних дел Адильгирея Магомедтагирова. В этот год впервые столица Дагестана после дерзких снайперских атак на сотрудников милиции, фактически, осталась незащищенной. Именно в этот год в Дагестане произошло потрясшее всех без исключения жителей республики убийство нескольких женщин в буйнакской сауне.

Как мы и предсказывали, этим ухудшение ситуации не ограничилось. Под занавес 2009 года Дагестан явил всему миру то, чего со страхом ждали все эксперты — дагестанских смертников. За короткий период с начала этого года смертники атаковали базу ДПС в Махачкале, московскую подземку и Кизляр…

Когда в 2005 году дагестанские силовики ликовали по поводу убийства Расула Макашарипова, СМИ цитировали фразу из его личного ноутбука «Продолжение следует…» Ни за 10 лет с момента изгнания Хаттаба, ни за 5 лет с момента ликвидации Макашарипова ни один бравый рапорт ни дагестанского политического руководства, ни дагестанского силового руководства об окончательном решении проблемы противостояния не подтвердился. Зато подтвердились мрачные прогнозы экспертов и мрачные обещания Макашарипова и сегодняшних продолжателей его дела, которые теперь заявляют в сети «Будет только хуже…»

Как так получилось, что Дагестан за 10 лет проделал путь от Ботлиха до Лубянки? Как так получилось, что за 10 лет республика из оплота российской государственности и конституционности стала самым страшным ее кошмаром? Как так получилось, что за 10 лет дагестанцы, в едином порыве ставшие на защиту этой самой целостности и суверенитета, сегодня равнодушно взирают на ее полный крах?

Те же лет 10 назад я написал диссертацию о проблемах интеграции Дагестана, Чечни и Ингушетии в состав России и процитировал там слова известного кавказоведа Николая Покровского о том, что тогда, в XIX веке, «Дагестан из покорной провинции превратился в обиталище страшнейших врагов России, поэтому чеченцев подчиняли более семи раз на протяжении десяти лет, и поэтому же резиденция Шамиля больше пяти раз была во власти русских, которые не могли ее удержать». А произошло это, по словам ученого, именно из-за полнейшего незнания кавказской реальности и применения несоответствующих ей военно-политических мероприятий…

То есть из-за того, что в первоначально дружественном Дагестане военная машина российского государства действовала такими чудовищными мерами, что превратила его в своего «страшнейшего врага»… С тех пор прошло около 200 лет… Но логика и методы работы на Кавказе, как видим, мало изменились. Что и приводит к повторению пройденных ошибок.



0 комментариев