Ещё один похороненный меч

В субботу, 21 августа, в Гунибе был убит амир дагестанских моджахедов и кадий Имарата Кавказ Магомедали Вагабов (Сейфулла). В блокированном спецназом доме, помимо него, находились также сын убитого в прошлом году в окрестностях села Какашура амира Буйнакского района – Абдулгафура Закарьяева – девятнадцатилетний Салахатдин, хозяин дома – охранник главы Гунибского района Саадула Магомедов – и его жена, находившаяся на пятом месяце беременности Раисат Синдикова. Все они отказались выйти из жилища…

Как ни странно, спецоперация по ликвидации амира Сейфуллыпроходила не в лесу, где он со своей группой скрывался последние несколько лет, а в частном доме в Гунибе. Ещё в начале этого года отряд Вагабова был окружён близ Губдена, однако, как рассказывает сам Сейфулла Губденский на одном из видеороликов, им удалось выйти из окружения ценой жизни одного боевика (который остался прикрывать отход основной группы) и нескольких раненых боевиков, в числе которых был и сам Вагабов.

Как самый разыскиваемый человек в республике оказался в Гунибе – неизвестно. Как на него вышли силовики – тоже. Не исключено, что предположительное местонахождение Вагабова было вычислено по его телефонному звонку одному из похищенных накануне исламских активистов. Однако точный дом, в котором он прятался, удалось установить благодаря тому, что Сейфулла воспользовался проводным выходом в Интернет, с помощью которого он то ли пытался связаться с кем-то из подчинённых, то ли сделать очередное видеообращение. Сигнал отследили московские оперативники, группа которых вылетела в Махачкалу, а здесь уже подключился спецназ ЦСН ФСБ.

По сообщению газеты «Дагестанская правда», Саадула Магомедов, в доме которого скрывался Вагабов, является охранником главы Гунибского района Абдулхалима Мачаева. Магомедов – сотрудник ЧОП «Штиль», принадлежащего депутату НС РД Шамилю Исаеву. Часть оружия, найденного в доме, также числится за этим охранным предприятием. Скорее всего, теперь Саадула Магомедов, которого сельчане характеризуют как положительную личность, будет уволен из ЧОП задним числом, а оружие, найденное в доме и закреплённое за «Штилем», будет списано как утерянное.

Официально в доме было обнаружено пять трупов, но, по информации силовиков, им противостояли шесть человек. Нудные прочёсывания близлежащей местности не дали результатов. Но когда было снято оцепление, милиционеры обнаружили в одном из сараев заваленном разным хламом, раненого человека, который был задержан.

После метро…

Всероссийскую известность выходец из села Губден Магомедали Вагабов получил после мартовских взрывов в московском метро. По версии силовиков, одна из женщин, чьё тело было найдено на месте взрыва – Марьям Шарипова, – являлась смертницей и женой на тот момент амира губденского сектора.

Хотя Вагабов не брал на себя ответственность за взрывы в московской подземке (как и не отрицал их), этот эпизод вызвал много споров в среде мусульман, которые не находили обоснованность этих действий в шариате. Затем критике, уже со стороны властей, группа Вагабова подвергалась за расстрел бригады связистов, которые ехали чинить подорванную вышку связи близ Сергокалы.

Ещё один эпизод, который общественность ставила в упрёк Вагабову, – подрыв на могиле убитого начальника губденского ПОМа Абдулмалика Магомедова его жены и дочери. Однако эти обвинения в свой адрес Вагабов отверг в видеообращении к сыну Магомедова – Руслану, который 12 июля был убит в Губдене.

Бурные дискуссии и упрёки вызвали также санкционированные им подрывы на городском пляже Махачкалы, направленные против гражданского населения.

До того как встать на путь вооружённой борьбы, Вагабов всецело посвятил себя изучению шариатских наук. Он был хафизом, то есть знал наизусть Коран, преподавал в губденском медресе, открытие которого сам инициировал, и был даже имамом одной из мечетей.

Благодаря этим качествам после убийства Анзора Астемирова – шариатского судьи Имарата Кавказ, Доку Умаров назначает кадием Магомедали Вагабова. Кстати, судьбы Вагабова и Астемирова во многом схожи. Оба в советское время тайком изучали ислам, а с распадом Советского Союза выехали за рубеж для углублённого изучения шариата. Оба взяли себе исламское имя Сейфулла (Меч Аллаха). Астемиров, как и Вагабов, был убит не в лесу, а в населённом пункте.

За последние три с небольшим года Вагабов – пятый убитый амир Дагестана. И победные заверения в том, что «ну вот теперь -то «лесным» точно пришёл конец», мы слышали и после убийства Раппани Халилова. Уже после него были убиты амиры Ильгар Молачиев (Абдулмаджид), Омар Шейхулаев (Муаз) и Умалат Магомедов (аль Бара).

Обычно после ликвидации очередного такого амира следует серия спецопераций, в которых убивается 15 – 20 боевиков, с которыми имел контакт убитый амир и выйти на которых помогла оперативная информация, полученная либо в ходе слежки за ним, либо из документов, которые он имел при себе (25 августа на окраине Хасавюрта была убита первая группа боевиков, которую связывают с Вагабовым. – Прим. ред.). Затем появляется новый амир – и начинается новая охота.

Идейные и безыдейные

Однако утверждения о том, что убийство Вагабова – это переломный момент, отчасти обоснованны. Дело в том, что Вагабов, как кадий Имарата Кавказ, должен был выступить арбитром в ситуации, которая сложилась вокругДоку Умарова и его ближайших сподвижников. Пару недель назад группа влиятельных амиров объявила о своём выходе из подчинения Доку Умарову. Вагабов, в свою очередь, передал на один из экстремистских сайтов аудиозапись – обращение, где подробно, обосновывая шариатом, подверг критике их действия, заявил о своей поддержке Умарову и призвал отступников вновь принести присягу амиру Кавказского Имарата и оценить свои действия с точки зрения Корана и Сунны. Также он говорил о том, что готов приехать в любое место Имарата, чтобы провести шариатский суд. Не исключено, что Гуниб был промежуточной точкой на пути Вагабова к месту суда.

А незадолго до смерти, в июле, Вагабов собрал амиров всех боевых джамаатов, которые действуют на территории Дагестана, и назначил в каждом из секторов шариатских судей – кадиев.

Таким образом, убийство человека, который превосходил остальных боевиков в знании шариата, может усилить разлад в лесной среде, где уже обозначаются не религизно-джихадисткие, а прикрытые ими уголовно -бандитские настроения.

Так называемые флешки, с помощью которых у предпринимателей «отжимались» деньги на нужды джихада, получили распространение также при Вагабове. Однако если он видел в этом средство пополнения казны джамаата для дальнейшего расхода на покупку оружия, помощи овдовевшим жёнам моджахедов, аренду квартир (как это следует из записной книжки, найденной ФСБ при предшественнике Вагабова в звании кадия Дагестана – Абдуле (Дауде) Саадулаеве), то некоторые представители лесного братства сделали это самоцелью своего «джихада». Убийство таких идеологов, как Анзор Астемиров, Саид Бурятский, Магомедали Вагабов и других, может привести к увеличению подобных вымогателей, которые фактически дискредитируют идеи установления шариатского государства и т. д.

Дискредитацией «лесных» заняты и представители неких спецслужб: убийство религиозных деятелей представители Духовного управления уже не валят на ваххабитов. А в республике активно муссируются слухи о деятельности некоей группировки с приклеенными бородами, которые убивают милиционеров, а когда убивают этих «фальшивобородчиков», их тела тихо увозят люди с «корочками».

Практика отправки флешек и страх бизнесменов и богатых чиновников перед лесными открыли дорогу и просто бандитам- уголовникам, которые, поощряемые и зачастую патронируемые представителями правоохранительных органов, начали своё вымогательство, правда используя при этом изощрённые виды пыток и издевательств.

Ещё одно новшество, привнесённое Вагабовым в период своего амирства, – поджог и обстрел заведений, торгующих алкоголем. Далее, исходя из его предупреждений, он собирался заняться концертами. Амира Сейфуллу можно назвать самым результативным главой дагестанского подполья, так как именно в его период потери силовиков впервые превысили потери боевиков.

Убийство Вагабова подвигло правоохранительные органы на заявления о том, что это станет переломным моментом в борьбе против северокавказского подполья. Хотя спецслужбы, скорей всего, понимают (не могут не понимать), что идеи джихада держатся не на вагабовых, умаровых, бурятских и астемировых, так же как и коррупция в государстве держится не на медведевых, алиевых и магомедовых.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.



2 комментариев


  1. Хабил
    (01.09.2010 21:00) #
    0

    Что имел ввиду автор:
    "Хотя спецслужбы, скорей всего, понимают (не могут не понимать), что идеи джихада держатся не на вагабовых, умаровых, бурятских и астемировых, так же как и коррупция в государстве держится не на медведевых, алиевых и магомедовых", - т. е. бандитизм в Северном Кавказе поддерживаются зарубежными (США) спецслужбами?

  2. Dagestan
    (10.02.2011 11:18) #
    0

    Да уж у людей руки по локоть в крови и они считаются некоторыми заблудшими ещё и мучениками.