Максим Шевченко: «Секрет демократии в России – именно в договоренности с мусульманами» (+видео)

В ситуации санкций и конфликта с Западом роль исламского сообщества России возрастает

Известный журналист и публицист Максим Шевченко в минувшую субботу провел в рамках «Школы мусульманского лидера» в Казани лекцию для студентов КФУ о роли ислама в современной России. По его мнению, мы живем в государстве, которое десятки раз ездит в хадж и сотни раз ходит в церкви, но, по сути, остается марксистским. Корреспондент «БИЗНЕС Online», побывавшая на мероприятии, узнала, как государство в качестве института может невольно стать пособником террористов, что будет включать в себя научная дисциплина «История народов России» и как сегодня изменилось понимание слов «свобода» и «равенство».

«Свобода невыносима, а строить свободу – еще более невыносимо»

«Сложно иметь свою жизненную позицию в государстве, которое потенциально дает тебе свободу», – таков был один из первых тезисов, высказанных известным столичным журналистом и общественным деятелем Максимом Шевченко перед студентами КФУ и «будущими мусульманскими лидерами». Он сказал, что сегодняшние интеллектуалы напоминают людей, которые мечутся в потемках по библиотеке и случайно берут с полки какие-то книги – кто-то взял Ивана Ильина, кто-то взял Николая Бердяева, кто-то взял Владимира Ленина, кто-то взял Шигабутдина Марджани… Они открывают эти книги и говорят: вот, тут написана правда! Так исчезает целостность знания.

История между тем развивается естественным путем, и восстановление целостности знаний – это одна из ключевых задач сегодняшнего дня. Шевченко отмечает: ситуация на Украине показала, что естественное всегда продолжает развитие, в то время как искусственное начинает распадаться. В России же сейчас есть потенциал демократического государства, в котором взаимное партнерство и диалог являются условием развития всех народов.

«Я сам конфликта не боюсь, да и вы, судя по истории Казани, храбрые люди и конфликтов не боитесь, – сказал Шевченко, обращаясь к залу. – Но любой конфликт кончается переговорами, и лучше их вести не на развалинах, не оплакивая павших, а заранее, когда эти переговоры могут носить характер договора… Любой договор является условием движения навстречу двух сторон. Не бывает договора, когда к тебе приходит дядя и ставит автомат к твоему лбу: давай-ка, подписывай. Когда он уберет автомат, ты ему все равно ответишь. В договоре решается, чем мы готовы поступиться, а чем мы не поступимся никогда и ни при каких обстоятельствах».

Среди исламской мыслящей интеллигенции конца XIX - начала XX веков помимо поиска аспектов толкования священных книг существовала тенденция к размышлениям над понятиями «свобода», «развитие», «равенство» и их отображением в религиозных и светских аспектах. Сегодня, по мнению Шевченко, с этой задачей никто еще не начинал работать.

«Я понимаю все нюансы и все проблемы, которые вызваны отсутствием у значительной части людей, отвечающих за государственное развитие, концептуального видения демократического формата, – сказал Шевченко. – Свобода невыносима, а строить свободу еще более невыносимо. У нас это всегда приобретает характер радикальных девиаций. Если ты демократ – значит, ты обязательно должен любить Запад, и считать, что все, что правильно на Западе, должно быть у нас применено любой ценой. Если ты не демократ – значит, ты должен ненавидеть свободу, любить Сталина, государя-императора и считать, что именно они и есть воплощение сильного государства. Я к этому подхожу по другому, говорю: «Мы что, дураки какие-то? Наши народы, которые прошли огромный путь, разве не могут сами договориться между собой о принципах свободы, о принципах дозволенного и недозволенного в данном пространстве? Зачем нам копировать американский, немецкий, французский опыт? Дай бог здоровья этим народам, но это другие народы».

«…не получится упаковать всех в один учебник истории»

Шевченко подчеркнул, что ислам обладает внутренней концептуальной ясностью, учением о человеке, о его месте и роли в мире, о задачах бытия, четко сформулированных в священных текстах. Именно поэтому мусульмане России должны «вкладываться» в развитие современного российского демократического общества.

«Вы, мусульмане, несете ответственность за то, чтобы наше общество было демократическим, – прямо сказал Шевченко, чем вызвал в зале внезапную и полную тишину. – Когда вы изолируетесь и дистанцируетесь от возможности создания свободного общества, вы совершаете серьезную ошибку. Для будущих поколений это не преступление, но пренебрежение. Когда человек пренебрегает возможностями развития, это тяжелый, непростительный поступок».

Позже, уже отвечая на вопросы студентов, Шевченко немного рассказал о возможностях этого развития. Один из них – избавиться от «феноменов далекого прошлого» («Почему кавказец XXI века должен жить как араб в предгорьях Йемена в VII веке?»), которые современные люди возводят в абсолют в силу своей неспособности и страха развиваться. Причем это касается не только мусульманского мира, но и христиан.

Другая возможность – продвижение журналистов-мусульман в федеральные СМИ. На предложение одного из зрителей о возможности создания мусульманского телеканала с бюджетом $100 млн., Шевченко с усмешкой ответил: «100 миллионов долларов – это очень приличный бюджет. Пол-Казани можно построить на эти деньги, бюджет «Аль-Джазиры» меньше… Эти 100 миллионов долларов я бы потратил на подготовку журналистов – результат был бы лучше. В больших федеральных СМИ мало журналистов-мусульман. Только несколько лет назад появились журналисты, которые отличают суннита от шиита. Я бы поставил для мусульман задачу занять внятные позиции в известных федеральных СМИ».

Еще одна возможность развития, но уже со стороны государства, – ввести новую научную дисциплину под названием «История народов России»: «У властей не получится силой упаковать всех в один учебник истории. Должен быть факультет истории культуры народов России в МГУ, например. Это обязательная, необходимая вещь. У каждого народа есть своя история. Для многих русских, к примеру, история самих русских не совпадает с историей российского государства».

«Где ваша интеллектуальная мысль?»

Шевченко много говорил о государстве и его негативных способностях. Так, эта структура порой уничтожает саму возможность общественного диалога. В том числе не позволяет самим мусульманам вести дискуссию внутри своих сообществ и социальных групп.

«Если люди не стоят на пути вооруженной борьбы, я против того, чтобы их бросали в тюрьмы за слова, – сказал он. – Нужно учиться вести дискуссию, а не прятаться за широкие спины сотрудников силовых структур. Любые государственные структуры – это топор, мясорубка и компьютер. Борьба с радикализмом – это задача общественная, а государство должно быть помощником в этом вопросе. У нас наоборот, считается, что этим должно заниматься государство, а люди – только помогать…»

По мнению Шевченко, мы живем в государстве, которое десятки раз ездит в хадж и сотни раз ходит в церкви, но, по сути, остается марксистским. Государство по-прежнему воспринимает человека как социальную ячейку, который обязан ему только потому, что оно выдало человеку паспорт и некое гражданство в связи с его рождением. Когда десятки, сотни, тысячи молодых людей, говорят «да идите вы», собирают вещи и уезжают в другие государства, наше государство начинает бить в набат: как так? Они уезжают! Репрессивными методами против свободной мысли государство содействует радикалам и является скрытым пособником террористов.

«Мусульманское общество сегодня находится на таком уровне развития, что оно само выталкивает из своей среды провокаторов, маргиналов, радикалов, – сказал Шевченко. – Но для этого сообщества надо дать больше свободы в рамках понятных отношений с тем же самым государством. А как дать больше свободы? Свобода – это ответственность. Как мусульмане России готовы способствовать развитию общедемократических ценностей российского государства? Зачастую многие мусульманские группы и сообщества стоят в такой позиции: мы существуем как мусульмане, мы особенные, мы говорим на арабском языке, верим, дайте нам… Ребята, а вы что готовы дать в ответ? Где ваша интеллектуальная мысль?»

Шевченко привел в пример Великобританию, где есть активная творческая позиция исламской общины. Там в Палате лордов 4 лорда-мусульманина, один из них – друг принца Чарльза. В Палате общин – 8 мусульман.

«Я осуждаю оккупацию войсками НАТО Афганистана, Ирака и других территорий, исконно принадлежащих исламскому народу. Но я не могу не признать, что английская армия, где порядка 30 процентов военнослужащих – мусульмане, – это единственная армия, в зоне контроля которой не возникает скандалов и эксцессов. Британские военнослужащие могут прийти и помолиться вместе с местным населением в мечеть – это, знаете, как-то располагает местное население, несмотря на то, что это оккупанты и выполняют приказы», – указывает известный журналист.

«Самое большое меньшинство в стране»

Сегодня в ситуации санкций и конфликта с Западом роль исламского сообщества России возрастает невероятно. На него, по мнению Шевченко, возлагается роль выстраивания коммуникативных связей – не только с исламским миром, но и внутри России.

«Я всегда спрашиваю, как человек относится к взрывам в московском метро. Если человек отвечал: это сложная вещь, на тему которой можно порассуждать, – я говорил до свидания, говорить дальше просто не о чем. Если человек говорил мне, что это недопустимо для ислама, но воевать с боевиками – это другой вопрос, я говорил: ладно, тогда есть возможность для продолжения дискуссии, так можно хотя бы прийти к гражданскому миру… В противном случае можно получить государство, из которого мы все захотим уехать. Потому что дикое сочетание марксизма без марксизма, сталинизма без сталинизма, царизма без царизма и демократии без демократизма приведет к появлению такой химеры, с которой нам будет не по пути. Чтобы этого не было, чтобы не было трагического опыта Украины, где именно эти явления привели к гражданской войне… Наши народы должны найти такие способы совместного общежития, развития, которые работали бы на благо каждого. Секрет демократии в России – именно в договоренности с мусульманами, с самым большим меньшинством в стране», – закончил московский гость свое двухчасовое выступление.



8 комментариев


  1. (01.12.2014 14:12) #
    3

    "Секрет демократии в России- именно в договоренности с мусульманами..."- это резюме Максима Шевченко достойно быть лозунгом сегодняшней общественной жизни.
    Именно так: мусульмане России, это "большое меньшинство", вынесшее из окружения атеизма знамя истинной Веры и развивающееся без поддержки государства, достойно быть примером для подражания другому большинству. Об этом говорят даже многие иерархи РПЦ!
    Мусульмане России борются за нормальную человеческую нравственность, без которой России грозит сползание в трясину распада семьи, гомосексуализма и бездуховности, а, значит, деградации и депопуляции.
    Но почему вопрос женских платков как символа борьбы молодых девушек за право не быть развратницами, волнует только мусульман?
    Почему власть потакает тем, кто нарушает конституционные права мусульман?
    Максим Шевченко не сказал о том, как мусульманам бороться с правовым нигилизмом на всех уровнях государственной власти. Неправ он и в том, что исламский телеканал обошелся бы дорого.
    Нет, без исламского телеканала, вещающего круглые сутки, как телеканал РПЦ, мусульманам невозможно донести до общества их понимание демократии.

    • (01.12.2014 19:07) #
      2

      Анвер, для воздействия мусульман России на немусульманскую часть общества важен не исламский телеканал, который реально будут смотреть только мусульмане. В этом я согласен с Максимом, который говорит: "Я бы поставил для мусульман задачу занять внятные позиции в известных федеральных СМИ". То есть нас должно быть гораздо больше, чем сейчас, именно на тех СМИ, которые смотрят и читают массово.
      И еще - нужно проводить в региональных центрах как можно больше конференций и семинаров по наиболее важным моментам нынешнего противостояния чиновников и мусульман. Например, по платкам и по запретам мусульманской литературы. С обязательным присутствием местных чиновников, ответственных за взаимодействие (читай, - борьбу) с исламом. Пусть им говорят о том, что их такие-то действия незаконны и антиконституционны, не только сами мусульмане, но и приглашенные доктора юридических наук русской национальности. Наши доводы они не воспринимают, так как мы для них заранее враги. А те же доводы, но из уст авторитетного соплеменника, они могут и воспринять...

      • (01.12.2014 20:28) #
        1

        Все так, Ирек. Однако, думается, одно другому не мешает. Исламское ТВ работало бы больше на просвещение, на популяризацию исламского образа жизни, которое симпатично многим порядочным людям.
        Я, например, знаю русских, которые с удовольствием смотрят передачу саратовского ТВ "Исламская мозаика".
        Воздействие ТВ на людей общеизвестно, вряд ли еще каким средством можно его заменить сегодня.
        В другие "важные российские СМИ" мусульманам трудно пробиться: "сверху" еще не давали отмашку "добро" на равное освещение жизни мусульман и христиан.

        • (01.12.2014 20:38) #
          1

          Думаю, что "Исламское ТВ работало бы больше на просвещение" самих мусульман - вот в чем была бы бОльшая польза. Возможно, как раз этого больше всего и не хотят власти. А те русские, кто "с удовольствием смотрят передачу саратовского ТВ "Исламская мозаика", они уже заведомо нормальные люди.

  2. (01.12.2014 22:03) #
    -1

    Я во многом солидарен с Максимом Шевченко(М.Ш.) Видео еще не смотрел, но в рецензии есть и противоречия, и спорные моменты.
    М.Ш. говорит:"В России же сейчас есть потенциал демократического государства, в котором взаимное партнерство и диалог являются условием развития всех народов." С условием все правильно, но потенциал есть, как мне кажется, только у Шевченко и еще небольшого количества его единомышленников.
    Два тезиса М.Ш. явно противоречат друг другу. «Сложно иметь свою жизненную позицию в государстве, которое потенциально дает тебе свободу» (имеется ввиду в контексте смысла абзаца, процитированного мной чуть выше)) - первый тезис. "Так, эта структура(государство) порой уничтожает саму возможность общественного диалога. В том числе не позволяет самим мусульманам вести дискуссию внутри своих сообществ и социальных групп." - тезис, исключающий первый.
    М.Ш., хоть и очень мягкой форме. но справедливо говорит:"«Я понимаю все нюансы и все проблемы, которые вызваны отсутствием у значительной части людей, отвечающих за государственное развитие, концептуального видения демократического формата." Причина по М.Ш. в непримиримых противоречиях между "западниками" и "сталинистами"("монархистами"). Но беда в том, что мы(мусульмане) не имеем возможности участвовать ни в одном из этих форматов.. В отношении нас у них солидарная позиция.
    Речь Максима - это просто благие пожелания, она далека от реальной государственной политики в отношении мусульман.

    • (04.12.2014 02:14) #
      0

      Посмотрел представленное выше видео, прочитал его интервью на "Эхо Москвы". Мое несогласие с М.Ш. стало шириться. Я полагал, что одной из базовых ценностей в его мировоззрении является принцип невмешательства представителей одной религии в дела других. А тут на "Эхе..." он вдруг заявляет:"Я понимаю, что такое литургия и проповедь в храме, что такое воскресные школы при храме, что такое всякого рода приюты, попечительские приюты, что такое катехизация, что такое Закон Божий, я являюсь сторонником включения закона Божьего для ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ РАЗНЫХ КОНФЕССИЙ не в факультатив, а в образовательную сетку.

      Я считаю, что государство должно включить предмет под названием Закон Божий, а потом нанимать специалистов, которые бы его преподавали." Государство выделило структурам РПЦ 2 миллиарда рублей на духовно-просветительскую работу в целях укрепления народного единства. Одним - запреты, другим - .... Причем большая часть денег будет отдана спешно созданным под этот проект организациям при РПЦ. Ну, хорошо, - ваше право...Тогда уж, будьте добры, 300 миллионов отдайте нам - мусульманам России в соответствие с численным соотношением количества приверженцев. Мы тоже хотим и имеем право укреплять единство народов.

  3. (02.12.2014 21:57) #
    0

    Слушая Максима Шевченко поражаешься с какой легкостью он обвиняет смих мусульман в том, что якобы мы не в состоянии договариваться друг с другом и с властью. Он ни слова не сказал, что государство в первую очередь наплевало на тот общественный договор, который называется Конституция. Государство "обезопасило" себя от проникновения в законодательную власть мусульман, приняв закон о запрете создания партий на конфессиоальной основе.Его примеры об отношениях властей заадых стран и мусульиан показывают, что там нет таких запретов и партии могут выдвигать в парламеты своих представителей.Короче говоря,он наводит тень на плетень. Совершенно правильно заметил Фидарис, что речь Максима - это благие пожелания. Однако он не забыл, что выступает перед студентами в Казани.Его речь опасна своей провокационностью.Когда он говорит, что "есть государства против которых надо бороться", "Россия - потенциальная смесь способная перевернуть человчество","Государство не вечно" - звучит призывом к изменению государственного строя.Он в своем выступлении ни слова не сказал, что мусульманская 20-миллионная Умма, являясь составной частью российского народа с единой идеологией и образом жизни способна серьезно спросить с государственной власти выполнения общественного договора, который записан в Конституции при условии, что она будет едина, а не раздираема внутренними противоречиями и борьбой за место у государственного "корыта". Мне кажется, что в своей лекции М.Ш. показал себя попом Гапоном в новом обличье, призывающем студентов на баррикады.

  4. (04.12.2014 14:01) #
    0

    Нет, Шевченко мусульманам не друг. Это же его выступление - типичная позиция российского имперца, где русскому по-прежнему отведена роль старшего брата, а мусульманам - расходный материал очередного "римского" проекта. И всё это под соусом демократии и якобы равноправия народов и конфессий. В Кремле отлично понимают, что мусульмане не страдают амнезией, владеют исторической памятью и прагматизмом, поэтому Шевченко до сих пор не нашел союзников по вертикали власти для своей идеологемы.