Бурятский, китайский, еврейский и арабский…

На Кавказе опять случилось невиданное. Смерть одного молодого парня привлекла внимание всех региональных, федеральных и даже международных СМИ, глав почти всех кавказских регионов, федеральных силовых ведомств и даже президента ядерной державы, каковой еще является наша страна. Что же произошло? Ведь ни один другой молодой парень на Кавказе, из пропадающих и умирающих здесь насильственной смертью сотнями, зачастую не удосуживается внимания даже главы районного отдела милиции…

Несомненно, своим преувеличенным вниманием к фигуре Саида Бурятского СМИ и политики сами раздули его имя до невероятных величин. Вадим Речкалов из «МК» прямо пишет: «Надо в сотый раз отметить, что федеральная власть абсолютно проигрывает боевикам на идеологическом фронте». Причину этого проигрыша он видит в том, что «боевики воюют, а федералы — работают». «Гибель на войне — это подвиг и пример для остальных. Гибель на работе — это нарушение техники безопасности. СССР никогда бы не победил Гитлера, если бы люди воспринимали Отечественную войну как череду командировок на Западный фронт», — отмечает Речкалов.

Интернет-издание «Форум.мск» в материале с очень говорящим названием «На Кавказе одержана победа, которая хуже поражения» отмечает: «Мертвый Саид Бурятский на финал окажется во много раз эффективней живого. И неуязвимей». На взгляд автора материала, «спецслужбы создали Кавказу нового мученика, причем благодаря современным технологиям, сохранив при этом даже его живое слово, чего в более ранние времена невозможно было бы и представить». Причем практически все СМИ разнесли новость о том, что Бурятский за несколько минут до смерти еще умудрялся увещевать своих спутников проповедями.

Более того, сами же власти в лице кавказских президентов признают тщетность тактики уничтожения таких лидеров, как Бурятский. К примеру, президент Ингушетии Юнус-бек Евкуров сразу же после известия о его смерти заявил: «Саида Бурятского убили, но на его место придет какой-нибудь другой идеолог, какой-нибудь Саид Китайский». Вадим Речкалов подхватывает мысль Евкурова: «Террористическое подполье переживет смерть Саида Бурятского… Убили Бурятского, приедет Арабский. Его, конечно, тоже рано или поздно убьют, стопка отчетов опять вырастет, но количество боевиков не сократится».

Кстати, это не только российская действительность. В той же Аль-Кайде до недавнего времени одним из главных пропагандистов являлся американский еврей Адам Гадан, известный как ближайший сподвижник бин Ладена и аз-Завахири под именами Яхья Адамс и Аззам аль-Амрики.

Как пишет аналитик «Русского журнала» Ринат Мухаметов «Ликвидация лидеров на Северном Кавказе последние 15—20 лет никогда особенно не влияла на ситуацию. На смену Дудаеву пришел Яндарбиев, за Яндарбиевым был Масхадов… Садуллаев, после его убийства появились Бурятский и Умаров. Кроме последнего, все уже мертвы, а бурление не прекращается». Причину подобной неистребимости диверсионного подполья объясняет Иван Сухов из «Времени новостей»: «На Северном Кавказе уже наступил момент, после которого уничтожение даже самых важных узлов сети подполья не приводит к гибели самой сети. Эта сеть легко регенерирует вырванные узлы».

На взгляд Сухова, ситуация на кавказском фронте коренным образом изменилась после смерти Аслана Масхадова.

«Во времена Аслана Масхадова с противником можно было разговаривать на языке политики, — пишет он, — Но на место этнических сепаратистов пришли те, кто разговаривает на языке религии, причем часто более искусно, чем абсолютно лояльные муфтии». С его слов, тот факт, что «разговаривать на языке религии государство не умеет по определению» и определяет фактическую бесконечность этой войны. Причем теперь война идет не за территории, но «за умы и души».



0 комментариев