Двойной теракт в Москве: в политику возвращаются "козыревские времена"

Не успела весна вступить в свои права, как по московским улицам прокатилось эхо теплых и благодатных дней начала сентября 1999-го. В московском метро в час пик прогремели два взрыва, унесшие жизни 40 человек – на важных пересадочных станциях одной из самых оживленных веток. Столица, жившая доселе своей суетливой и многоцветной жизнью, погрузилась в состояние ужаса. Москвичи, извечно спешившие по своим бесконечно сменяющим друг друга делам и не обращавшие никакого внимания на человека «не в той» одежде и «странного» внешнего вида, стали мрачными, молчаливыми и напряженными. Первые два дня после теракта улицы и вагоны в метро непривычно опустели, словно на дворе – выходной день. Лишь люди в серой форме с собаками исправно «прочесывали» вверенную им территорию.

Господин гексоген

Увы, взрывы, прогремевшие в понедельник, оказались далеко не первыми за последние годы, хотя за минувшие шесть лет Москва забыла о терактах. Но до этого был и «Норд-ост», и теракт в поезде между Автозаводской и Павелецкой, и подрыв двух самолетов летом 2004 года. Но не было тогда на лицах людей – безусловно, обеспокоенных и напуганных – такого обреченного страха, такого ужасающего безмолвия, какое бывает, наверное, после известия о начале войны. Единственная точная аналогия, которая приходит на ум – взрывы домов 9 и 13 сентября 1999 года. Всколыхнув столицу, первый теракт повлек за собой второй, породив в сердцах людей панический страх за свою жизнь и всецелую решимость принять любую власть, любые политические шаги, любой курс – лишь бы это дало возможность вновь ощутить себя в безопасности.

И действительно, совпадений удивительно много. В новостных сводках фигурирует все тот же пресловутый гексоген. И снова – двойная атака на сытую и благополучную Москву с последующей нарочито жесткой риторикой глав государства, изобилующих такими «перлами» (если не сказать – «мемами»), как «выковыривать со дна канализации восставших из сортира», «открутить головы», и прочими сочными выражениями, призванными, судя по всему, оставить неизгладимый след в душе избирателя, выросшего на «блатном шансоне».

А были ли смертницы?

Понятен страх людей за свою жизнь, боязнь проститься с ней, спустившись в один из своих обычных дней в гудящую подземку и уже не выйдя наверх. Еще большее сочувствие вызывает горе тех несчастных, кто так неожиданно потерял самых близких членов семьи и друзей. Однако настроения массовой истерии еще и искусственно нагнетаются – в частности, сотрудниками «желтых» изданий и «говорящими головами» на радио, провокаторами в блогах и на форумах, доморощенными паникерами и радетелями за заимствование «славного опыта государства израилева и его отчаянной борьбы против террористической гидры». Иногда вообще думаешь – зачем нужны следователи и суды, если у нас есть журналисты из «Комсомольской правды» и «МК»? Они уже и реконструировали хитроумные траектории маршрутов смертниц, и вскрыли планы «исламского террористического интернационала», и даже опубликовали фотографию предполагаемой террористки, вырезанную из новостного ролика на 25-й минуте, предусмотрительно сличив ее со снимками обезображенных трупов, на которых, по наиболее популярной версии, изображены смертницы.

Надо сказать, живописание останков, размазанных по стенам кишок и разбрызганных мозгов – излюбленный жанр подобных изданий. На трупы такие журналисты слетаются, как мухи. В день похорон первых жертв теракта одна из сих курьезных газетенок не удержалась от ремарки, что от бедолаги-студента, спешившего на работу, почти ничего не осталось. Из чего видно, что «комсомольцы» хорошо разбираются в методах разоблачения «террористического подполья», но вот об элементарной этике представление имеют смутное.

Однако благодаря своей проницательности воины пера и мышки тотчас указали на врага – разумеется, это «исламский террор». Удивительно! Дело еще только расследуется, но «козла отпущения» сразу же нашли, и версия ох как не нова и привычна. Опять же, инертность мышления (если это слово вообще здесь уместно) значительной части наших граждан, превратившегося в функцию от содержимого телеящика и таблоидов, не может не обескураживать. «Пипл» бездумно «хавает» версию о «шахидках», даже не допуская мысли о том, что она может оказаться пропагандистским «вбросом». Свои сомнения по поводу того, что бомба была подорвана именно смертницами, а не дистанционно, высказали некоторые авторитетные аналитики. В частности, журналист газеты «Завтра» Владислав Шурыгин пишет в своем блоге (shurigin) о том, что версия об отмщении за Бурятского представляется ему сомнительной, ибо за такое короткое время невозможно было подготовить смертниц. Другой известный публицист, Дмитрий Верхотуров, анализируя в своем живом журнале (http://schriftsteller.livejournal.com/) обстоятельства взрыва, характер ранений и повреждений (доводами служат фото с места событий), также высказывает предположение о дистанционном подрыве. Собственно, в пользу данной версии говорят и некоторые свидетельства очевидцев. В частности, один из молодых людей, оказавшихся на станции «Парк культуры» в момент совершения теракта, рассказал, что рвануло откуда-то снизу, из-под вагона, словно был заминирован контактный рельс.

Дело даже не в том, что версия о кавказском (чеченском, дагестанском) следе не является вероятной. Она как раз очень логично увязывается с недавними событиями, в ходе которых были убиты Бурятский, Астемиров и амир Мансур. Другое дело, откуда возникло это подполье и является ли оно самостоятельной, никем не управляемой силой. Последний вопрос является скорее риторическим, ибо США используют ситуацию на Кавказе в своих целях. Кроме того, приток людей в горы обеспечивается выпадами против практикующих мусульман, преследованием таких общепринятых в Исламе практик, как совершение намаза, ношение бороды и хиджаба.

Немаловажный вопрос заключается в том, каким образом был совершен подрыв. Уж слишком неправдоподобным выглядит то, что практически в день после теракта сразу же составили не только фотороботы террористок, но и рассмотрели на камерах слежения изображения их сообщниц, а также установили фамилию куратора. Сложно поверить в то, что эти женщины вели своих подопечных «за ручку», забыв о конспирации, и так же трудно себе представить, как можно было рассмотреть их лица, учитывая масштаб и качество изображения. Словом, официальная версия происшедшего вызывает множество вопросов.

Но исламофобскому лобби в СМИ и в политических элитах она оказалась выгодной. Действительно, теперь народный гнев можно направить на несчастных женщин в хиджабе, ездящих в московской подземке, которые точно так же, как и все остальные граждане, рискуют быть взорванными по пути на работу или на учебу! Можно стращать напуганного обывателя Исламом, приводить в пример «палестинские самоподрывы», спекулировать на теме «кассамов, направляемых на израильские остановки», дабы вызвать слезы негодования по поводу горестей «безобидного» сионистского оккупационного образования. И – склонять симпатии России на сторону «борцов с исламским террором из числа цивилизованных стран». Не случайно Барак Обама, НАТО и другие подобные организации одними из первых поспешили выразить свою солидарность и принести свои соболезнования России. И недаром политолог Александр Нагорный сравнил взрывы 29 марта с событиями 11 сентября 2001 года в США. А недавний доклад ИНСОР об инновационном развитии России, в котором нашей стране предлагается вступить в НАТО, также помогает пролить свет на смысл недавних трагических событий.

Кому это выгодно

В принципе, в определенном смысле вопрос о роли кавказских боевиков и способе осуществления теракта можно вынести за скобки. Это связано с очевидной заинтересованностью в данных актах со стороны неких третьих и более серьезных сил. Что это за силы?

На сегодня можно лишь строить предположения на этот счет, однако некоторые из них представляются более или менее достоверными.

Во-первых – по одной из этих версий – за взрывами могут стоять определенные круги истеблишмента (и, соответственно, двойные агенты в спецслужбах), выступающие за геополитическую переориентацию России на сотрудничество с НАТО, США, и другими союзными им силами, вплоть до вступления РФ в Североатлантический альянс. Чтобы легитимировать данный внешнеполитический поворот в глазах обычных граждан, многие из которых не особо жалуют Америку, нужно породить в их рядах панику, страх перед Исламом и ненависть к нему, ужас перед «угрозой исламского террора» и т.д. А защитить нас от «мусульманских террористов» должен, разумеется, доблестный «борец с варварством» – Североатлантический альянс.

Во-вторых, заказчиком московских терактов может выступать «Моссад», желающий оказать давление на США и на российскую власть. В последнее время отношения между Соединенными Штатами и Израилем резко ухудшились. Необходимо срочно создать жупел «исламского терроризма» и накручивать население, с тем, чтобы минимизировать поддержку, оказываемую Россией палестинцам, оказать давление на администрацию Обамы, провоцировать появление юридических и политических препятствий для деятельности российских исламских организаций, абсолютное большинство которых весьма активно поддерживает палестинское сопротивление.

Высказываются, впрочем, и иные версии. В статьях и на форумах пишут о желании неких кругов дестабилизировать ситуацию в России, о провокации против Путина и его линии, которая в контексте таких версий противопоставляется линии Медведева, представляемого в качестве ставленника ельцинской «семьи».

Грустный итог


Пока нельзя сказать, что истерико-панические настроения удалось посеять в широких слоях населения. Люди на московских улицах печальны и углублены в себя, однако многие из них сохраняют доброжелательность и спокойствие.

Вместе с тем, антиисламская риторика все более отчетливо звучит с экранов телевизоров. Форумы интернет-версий исламофобских газет наполнились истошными криками по поводу «выдворения всех исламских мразей из московской Москвы» и «запрета всех этих бесформенных шахидских шмоток». Восторженными возгласами в адрес пятидесятилетних «героев-борцов с терроризмом», избивших двух мусульманок в хиджабах. Злобными требованиями «не раздражать испуганных граждан своими платками», словно московские мусульманки не напуганы, а хиджаб выполняет функцию бронежилета и способен защитить от взрывной волны. Гневными сетованиями, что, дескать, в исламских странах всех приезжих европейцев облачают в платки и строгую одежду, а сами наглые мусульмане «не хотят жить по нашим законам и носить то, что здесь принято», и что вообще «должны убираться в свои аулы и носить свои балахоны там». При этом идейные представители «офисного планктона», обитающие на форумах, видимо, перепутали свои собственные унылые предрассудки с законодательством РФ, в котором никакого запрета на ношение хиджаба не существует и, напротив, гарантируется право исповедовать любую религию, в том числе и Ислам.

Излишне говорить, что далеко не все мусульманки – приезжие, равно как и отнюдь не все мигранты – соблюдающие мусульмане. Любопытно, но из всех моих знакомых коренными москвичами в нескольких поколениях являются два татарина-мусульманина – хотя по существу это, конечно, не важно, поскольку снобизм москвичей в отношении приезжих, в том числе и русских, представляет собой достаточно отталкивающее явление. Далее, вся история московских терактов (за вычетом Дубровки) показывает, что смертницы были одеты в обычную одежду, на их головах не было платков. Абсурдно предполагать, что человек, желающий взорвать вагон поезда, оденется привлекающим внимание образом.

К слову – на более серьезных форумах люди зачастую вели себя адекватно, писали умные вещи. Это вселяет надежду на то, что осуществляемая сегодня провокация против Ислама потерпит фиаско.

Еще одним неприятным последствием терактов может стать принятие законов, ограничивающих права граждан, отменяющих многие формальности и процедуры, связанные с задержаниями, обысками, допросами, проведением собраний, которые призваны защитить права подозреваемых, обвиняемых, и просто социально активных и неравнодушных людей.

В случае, если в политику вернутся «козыревские времена», нас непременно начнут то и дело ориентировать на израильский опыт «противостояния исламскому терроризму». И хотя до узаконивания пыток и административных арестов – а эти практики являются в Израиле совершенно легальными – нашей правовой системе пока далеко, немаловажно помнить, что многое когда-то начиналось с мелочей.



0 комментариев