Гарант или терминатор?

Дмитрий Медведев, вслед за Владимиром Путиным, пообещал «найти и уничтожить» всех организаторов терактов в московском метро, которые унесли вчера жизни 39 человек. Гарант российской Конституции, как будто забыв о том, что речь, предположительно, о гражданах Российской Федерации, предложил, таким образом, неправовой путь наказания. Таким образом, из-за популистских соревнований между собой членов правящего тандема позиции России на Кавказе могут продолжить ослабляться из-за «неправовой» позиции правоохранительных органов. Не говоря уже о том, что внесудебные расправы над лидерами террористов позволяют впоследствии их соратникам создавать вокруг уничтоженных бандитов ореол мученичества.

Первое заявление Медведева в связи с произошедшим терактом было вполне правовым. Уничтожать террористов он не призывал – только наказать. Но позднее премьер Владимир Путин заявил, что террористы должны быть уничтожены. И президент России поторопился высказать аналогичную точку зрения. Возможно, разумеется, это был эмоциональный всплеск после посещения станции «Лубянка», где прогремел первый, наиболее кровавый по своим последствиям взрыв. Но ведь гарант Конституции на то и гарант, чтобы гарантировать, например, презумпцию невиновности даже самым гнусным из своих сограждан. В противном случае, не получается ли, что граждане России, отказав убийцам и террористам в праве на суд, отказываются от соблюдения собственных законов, создают пусть справедливый по факту, но незаконный по сути прецедент. Прецедент, позволяющий и террористам говорить о том, что их «подельников» уничтожили без суда и следствия, вопреки всем законам и традициям.

«Это просто звери, и безотносительно того, какими мотивами они руководствовались, то, что они делают, является преступлением по любому праву и исходя из любой морали», — заявил Медведев после посещения станции метро «Лубянка». «У меня никаких сомнений нет: мы их найдем и всех уничтожим», — заявил также российский президент. Он напомнил, что недавно были уничтожены организаторы подрыва поезда «Невский экспресс». «Уничтожили всех, дотла», — сказал Медведев, осознанно или нет процитировав известную легенду о Чингисхане. Монгольский завоеватель, со второй попытки захватив в 1227 году державу Си Ся, издал такой указ: «Так как я истребил тангутов до потомков их потомков и даже до последнего раба и разорил дотла, то пусть напоминают мне о таком поголовном истреблении за каждым обедом, произнося слова: «Разорил дотла!»

Таким образом, в отношениях с террористами и их пособниками Дмитрий Медведев как бы подписывается под словами Чингисхана. Ни суда, ни следствия не нужно для того, чтобы доказать их вину. Достаточно, видимо, оперативной информации спецслужб, чтобы возложить вину на вполне конкретных людей, найти их и затем – уничтожить.

Однако если по-человечески позицию эту можно понять, ведь президент говорит о «зверях», то вот с правовой точки зрения возникают известные проблемы. Ведь вначале суд должен бы был признать террориста виновным. Кстати, суд мог бы и небезызвестного Саида Бурятского осудить хотя бы посмертно, если он «не дался» живым в руки сотрудников правоохранительных ведомств. А так получается, что нет террориста, нет и проблемы доказательства его вины. А вдруг, уничтожен был рядовой исламист, а реальный идеолог терактов остался на свободе разрабатывать новые преступления? А вдруг полноценное расследование дало бы в руки правоохранительных органов какие-то факты, которые помогли бы предотвратить повторение терактов в будущем?

И ведь это только один аспект проблемы, которую создает Дмитрий Медведев, в своем публичном соревновании с Владимиром Путиным за симпатии взбешенных терактом российских граждан. Есть и другая сложность. Уничтожая террористов без суда и следствия, не заставив их выступить в суде, опровергать выдвинутые против них обвинения или, может быть, даже каяться, российские спецслужбы помогают идеологам исламистов творить новых «идолов» для уходящей в лес молодежи. Это из Москвы очевидно, что Саид Бурятский – зверь и кровопийца. А в каком-нибудь горном селе, по-своему трактуя обстоятельства его смерти, эмиссар террористов представит идеолога исламистов как настоящего кавказского Робин Гуда. И официальные власти, упустив возможность публичного суда над бандитом, не смогут ничего противопоставить этому «благостному» образу.

Так что Дмитрию Медведеву стоит задуматься над тем, надо ли идти на поводу у публики и заявлять об уничтожении террористов, а не, например, об их захвате и наказании. Или, как вариант, строгом суде над ними и даже – это уже было бы более правовым решением – возможности восстановления смертной казни для самых отъявленных.

Хотя, конечно, есть и другой вариант. Вернуться к военной риторике. Сделать то, чего не было даже во время чеченских войн. Назвать войну – войной. И дальше бороться с терроризмом «по законам военного времени». Вот только поможет ли это?



0 комментариев