Свинцовая эпидемия

На этой неделе по разным районам Дагестана прокатилась очередная волна специальных операций правоохранительных органов против боевиков. В результате боестолкновений – в Дербенте, Махачкале, Сергокалинском, Кизилюртовском и Магарамкентском районах – в общей сложности убиты 24 боевика, 3 спецназовца и глава села Комсомольское Хварзат Шарипов. Нескончаемые спецоперации, в ходе которых уже гибнут главы муниципалитетов и стираются с лица земли дома, а также обострившееся в последнее время чувство недоверия федерального центра к правоохранительным структурам Дагестана могут привести только к одному: кремлёвское око может усмотреть в этом всеобщем хаосе не только паралич правоохранительной системы нашей республики, но и акт неповиновения центральной власти. Единственным предпочтительным шагом руководства страны в этом случае, возможно, станет ввод на территорию Дагестана регулярных армейских частей.

В воскресный день 12 сентября в селе Комсомольское, Кизилюртовского района, происходило странное: по сельским улицам на «джипах» колесили незнакомые люди. Как позднее выяснили местные жители, это были сотрудники районного УФСБ. Около 4 часов дня в Комсомольское въехала бронетехника из трёх БТРов и нескольких бронированных «Уралов». Довольно скоро минут вся эта кавалькада заблокировала отчий дом главы сельской администрации Хварзата Шарипова. И с этого момента неожиданные гости объявили село Комсомольское зоной проведения контртеррористической операции. Объектом внимания силовиков стали люди, находившиеся в этот момент в доме, в котором проживала семья брата Хварзата Шарипова – Гамзата. По рассказам очевидцев событий, от первоначального штурма заблокированный дом спасло то, что вскоре приехал глава села, который впоследствии взял на себя функции парламентёра.

Было известно, что в доме находится Гамзат Шарипов вместе с несколькими своими знакомыми, причисляемыми правоохранительными структурами к членам незаконных вооружённых формирований, но потом стало известно и то, что вместе со взрослыми там присутствовал и четырёхлетний ребёнок – сын Гамзата Шарипова. Тем временем дом Шариповых окружили со всех сторон, используя для этого и близлежащие сады соседей. Примечательно и то, что силовики, блокировавшие домовладение, уже не подпускали к месту оцепления сотрудников Кизилюртовского УФСБ. Как рассказывает житель села, один работник местного УФСБ в полковничьих погонах подошёл к людям в масках и, показав своё служебное удостоверение, сделал попытку пройти через кордон, но тут же на явном славянском (не местном) наречии услышал бесцеремонный и нецензурный ответ, смысл которого глубоко задевает каждого мужчину. Полковнику показалось, что его не поняли, и он вновь попытался пройти сквозь оцепление, но его и на этот раз «вежливо» попросили удалиться.

Между тем Хварзату Шарипову удалось уговорить спецназовцев, чтобы ему разрешили зайти в блокированный дом для переговоров. Минут через десять он вышел, держа на руках своего малолетнего племянника, но засевшие в доме молодые люди, в том числе и Гамзат Шарипов, отказались выйти. Уже готовых штурмовать дом силовиков вновь остановил Хварзат Шарипов, который изъявил желание ещё раз войти в свой отцовский дом.

Стоит отметить, что тут есть две версии действий главы села Комсомольское. По одной из них, озвученной некоторыми жителями села, Шарипова подставили спецназовцы, решившие таким образом побольше узнать о действиях засевших в доме боевиков. Для этого они якобы попросили Хварзата надеть бронированную шлем­маску со встроенной видеокамерой. Но, по версии хозяйки соседнего с блокированным дома, силовики просили Хварзата Шарипова не заходить в дом ещё раз.

После того как ранили Хварзата Шарипова и он упал, началась активная фаза спецоперации. В ответ стреляли только из автоматического оружия. С наступлением темноты штурм домовладения прекратился, но после обстрела, видимо зажигательными снарядами, дом загорелся. На следующее утро, после того как сопротивление прекратилось, силовики проникли в уже потушенный пожарными дом. Кроме погибшего Хварзата Шарипова, в доме они обнаружили обгоревшие тела Гамзата, Шахбана Алиева и лидера кизилюртовской группы боевиков –Шамиля Магомеднабиева. Понесли потери и силовики: в ходе перестрелки погибли два спецназовца.

Практически одновременно с Комсомольским началась спецоперация и на улице Заманова в Махачкале. Как поначалу сообщали в правоохранительных структурах, в трёхэтажном частном доме были блокированы боевики гимринской группы, возглавляемой Ибрагимом Гаджидадаевым. Однако в ходе проведения спецоперации выяснилось, что в домовладении заблокированы боевики из махачкалинской группы.

В операции участвовали подразделения ФСБ, СОБР и ОМОН. Вечером 12 сентября, в самом начале спецоперации, три боевика предприняли попытку прорваться из кольца оцепления. Отстреливаясь, они минули первое кольцо, но, попав под перекрёстный огонь, были убиты. Остальные продолжали отстреливаться. После того как стемнело, спецоперацию отложили до наступления светлого времени суток. Утром 13 сентября стрельба возобновилась. В час дня силовики вновь обстреляли дом зажигательными снарядами, после чего он загорелся. Уже на следующий день были установлены личности семерых из десяти убитых боевиков на улице Заманова. Это лидер махачкалинской диверсионной группы Арсен Мусаев, Рамазан Айгумов и его родная сестра Лейла (Яна) Айгумова, Гасан Курамагомедов, Арсен Умаров, Арсен Идрисов и Игорь Тонконогов по кличке Идрис.

Арсен Мусаев являлся братом убитой в октябре 2009 года во время спецоперации Написат Мусаевой, которая ранее была женой убитого амира Дагестана Омара Шейхулаева. Выходец из довольно состоятельной дагестанской семьи – 24 летний Мусаев в своё время проходил обучение в Египетстком учебном заведении «Аль­Азхар». Вернувшийся в Дагестан, он считался одним из влиятельных идейных вдохновителей боевиков. Тела трёх убитых боевиков настолько обгорели, что их опознание пока вряд ли возможно.

Комментируя прессе итоги проведённых в Комсомольском и Махачкале спецопераций, замминистра ВД республики Магомед Исмаилов сказал, что убитые во время двух спецопераций боевики были причастны к убийству начальника межрегионального оперативно- разыскного отдела Главного управления МВД по Северо-Кавказскому федеральному округу (СКФО) Гапала Гаджиева.

Покушение на высокопоставленного офицера было совершено в Махачкале утром 12 августа на улице Чернышевского, по пути его следования на работу. В тот момент, когда Гаджиев сбавил скорость, с ним поравнялся другой автомобиль, из которого неизвестные открыли огонь из автоматов. Автомобиль Гапала Гаджиева практически не получил повреждений: огонь вёлся с близкого расстояния и прицельно. После того как преступники уехали, к обстрелянному автомобилю Гаджиева минут десять никто не подходил. По данным «ЧК», момент расстрела Гаджиева засняли камеры наружного наблюдения, расположенные на близлежащем здании. Использовав записи данных видеокамер, правоохранительные органы вычислили белую «семёрку», из которой предположительно обстреляли автомобиль Гаджиева.

Гапал Гаджиев отличался незаурядным аналитическим мышлением, а также принимал активное участие в разработке как силовых, так и идеологических операций, направленных против действующих на территории Дагестана боевиков. Гаджиева характеризуют как принципиального работника и идейного вдохновителя борьбы с подпольем, что, видимо, и позволило ему в 34 года стать полковником.

10 сентября силовые структуры РД провели ещё две спецоперации. В Дербенте в ходе штурма одной из квартир высотного дома был убит сын начальника уголовного розыска Дербентского ОВД Басыра АхмедоваАрсен.

Ранее, 29 июня 2010 года, после убийства сына участкового Дербентского ОВД Талая ТалаеваФеликса, – правоохранительные органы предположили, что Арсен Ахмедов также причастен к покушениям на сотрудников силовых структур, действуя в составе дербентской группы боевиков.

В тот же день в селе Нижние Махаргимахи, Сергокалинского района, сотрудники республиканского СОБРа заблокировали в частном доме группу боевиков. В результате боестолкновения были убиты находившиеся в домовладении Малик Магомедов, Усман Исаев и Мамед Нагиев. По словам Магомеда Исмаилова, все убитые входили в группу некоего турка Абдусалама. В ходе боя погиб также и боец СОБРа.

16 сентября на границе Сулейман-Стальского и Магарамкентского районов произошло боестолкновение спецназа ФСБ и Внутренних войск с боевиками с использованием авиации. По сообщению силовиков, в результате спецоперации убито пять боевиков, предположительно входивших в группу Исрапила Валиджанова.

Все последние проведённые в республике спецоперации, в особенности в Комсомольском, показывают явное изменение характера действий правоохранительных структур. Случай с дагестанским фээсбэшником-полковником, которого отогнали от места оцепления, – лишнее тому подтверждение. Очевидно, что Москва решительно потеряла доверие к республиканским силовым структурам. Причём если ещё недавно крупные спецоперации контролировались силами УФСБ по РД, то сегодня в них всё чаще задействованы федеральные силовые структуры. Но они же не считаются не только со своими дагестанскими коллегами, но практически и с нашей властью. Иначе как объяснить смерть Хварзата Шарипова – главы села с десятитысячным населением? Чья бы пуля его ни сразила, среди хоронивших его почти 800 человек больше половины были уверены в том, что в смерти Шарипова виновны именно те, кто позволил ему идти под пули.

Вообще, участившиеся случаи действий в Дагестане сотрудников федеральных спецслужб очередной раз доказывают несостоятельность и бессилие не только одной нашей милиции, но и всей правоохранительной ветви республики в целом. Не осталось и следа от той железо бетонно-таранной конструкции МВД, живучесть которой обеспечивал покойный министр ВД республики Адильгерей Магомедтагиров, нередко лично руководивший операциями против боевиков. Тогда МВД республики обеспечивало себе какие-никакие самостоятельные позиции. А сегодня на местах проведения спецопераций сотрудников милиции и близко нет. Тем временем наша милиция вовсе не бездействует, а «косит свою ниву»: разделившись на жёстко конкурирующие между собой группы внутри самого МВД контролирует и мафиозные участки дагестанской теневой экономики и занимается дележом секторов влияния.

Сегодня, на фоне очевидного и полного недоверия нашей правоохранительной системе, федеральный центр может похоронить ещё не родившееся, но ожидаемое детище руководства Дагестана – группу из 800 контрактников, создаваемую для борьбы с боевиками. Зачем обременять себя ещё восемьюстами голодными ртами при уже наличествующих 16 тысячах? Москве гораздо проще направить к нам несколько отборных дивизий для «наведения» порядка, от которых наверняка будет больше «эффекта». И это будут уже не бронированные «Уралы», а танки, не несколько десятков спецназовцев, скрывающих свои лица за масками, а тысячи и без масок, но готовых нажать на курок, не задумываясь.



0 комментариев