Я иду в Госдуму, чтобы остановить войну и произвол в Дагестане

Член двух Советов при президенте России – по межнациональным отношениям и правам человека, главный редактор "Кавказской политики" и главный защитник мусульман и кавказцев Максим Шевченко решил пойти в Госдуму от Дагестана самовыдвиженцем по Южному избирательному округу, в который входят города Хасавюрт, Буйнакск, все аварские, лакские, часть даргинских и лезгинских районов.

Наш портал вчера публиковал материал с анализом того, какие кандидаты от каких партий будут вместе с Максимом баллотироваться от Дагестана по тому округу, в котором он выставил свою кандидатуру. Сразу после объявления о своем выдвижении в Госдуму Максим Шевченко дал эксклюзивное интервью нашему порталу On Kavkaz.

С чем связано Ваше столь неожиданное решение о выдвижении в Госдуму?

Мое выдвижение в Госдуму не является неожиданным, буду откровенен. Я, конечно же, не помышлял о карьере депутата. Но по итогам последней поездки Совета при президенте России по правам человека по Северному Кавказу, особенно после пребывания в Нагорном Дагестане, в Гимрах, я понял, что правозащитные методы борьбы за восстановление конституционных правовых норм жизни практически исчерпаны.

Они не дают результата. Сколько бы мы из года в год ни писали о произволе, репрессиях, о деградации социальной сферы – все это остается записками и остается на бумаге. Власти меняются, а ситуация не улучшается.

Особенно меня поразило положение гимринцев, которые находятся в состоянии такого оккупированного селения с разрушенными дорогами, взорванными домами, которые никто не собирается восстанавливать.

Плюс наши встречи по поводу профилактического учета... Когда мы выяснили, что тысячи людей в Дагестане просто лишены гражданских прав на основании ведомственной инструкции, массового преследования верующих людей...

В целом эта поездка была последней каплей, после которой я понял, что надо попытаться получить доверие дагестанцев и пойти в институты законодательной власти для того, чтобы попытаться изменить ситуацию на том уровне, представляя народы Дагестана в Госдуме.

Раньше Вы несколько раз отказывались даже обсуждать возможность выдвижения в Госдуму, хотя ваши сторонники на Кавказе много раз Вам предлагали помощь в выдвижении. Что изменилось в этот раз?

В этот раз, конечно же, изменилось многое. Во-первых, я и сам прошел достаточно долгий путь. Но и изменилась предвыборная система. Раньше, чтобы идти в Госдуму, надо было играть в этом спектакле, выступая от той или иной партии, договариваясь с властью.

И, практически, ты боролся не за представительство народа в Госдуме, а за собственное тепленькое место под солнцем, чтобы потом иметь возможность, голосуя в общем таком порыве, просто отгребать себе небольшое пространство комфортной жизни через обладание депутатским статусом.

Но в будущем созыве Госдумы, который будет формироваться по новому избирательному закону, предполагающим очень большую партийную конкуренцию и конкуренцию отдельных беспартийных личностей, мне кажется, статус депутата будет совсем другой.

Появляется гораздо больше возможностей депутату Госдумы представлять интересы людей, интересы конкретных избирателей, нести персональную ответсвенность перед ними, а не перед партийным начальством. Поэтому, конечно же, изменение этих избирательных правил сделало для меня возможным попытаться участвовать в предвыборной борьбе.

Почему именно Дагестан, где исход вашей борьбы за мандат не предопределен? Почему не Чечня, которая бы могла вам гарантировать победу на сто процентов?

Я совершенно не рвусь в Госдуму, чтобы занять гарантированно депутатское место во что бы то ни стало. Поэтому идти от каких-либо регионов, где можно договориться с главой или еще договориться с кем-то в Москве, чтобы получить наверняка теплое место, совершенно не является для меня самоцелью.

Те, кто меня лично знает, прекрасно меня понимает, я, на самом деле, будучи идеалистом, романтиком, считайте как угодно, хочу изменить жизнь людей к лучшему. Я хочу, чтобы в Нагорном Дагестане, в любимом мною месте земли появились школы, сады, медцентры.

Ко мне в Москве пришли молодые дагестанцы, выпускники московских университетов, среди которых были жители Гимров и других сел, которые сказали, что они устали жить в состоянии бесконечной войны. Я, они, все мы хотим создать новый Дагестан.

Такой Дагестан, где людям, которые хотели бы получать образование, приносить пользу обществу, созидать и творить, но при этом оставаться мусульманами, должны быть открыты все возможности. В принципе это попытка реформировать в целом Российскую Федерацию. Вернуть в нее нормы демократии, свободы и равных возможностей для всех.

Поскольку этот мир, где люди разделены на гипербогатых, ловко как-то пристроившихся к бюджетной кормушке, и на всех остальных, которые вынуждены пахать по 10-12 часов в сутки, на самом деле балансируя на грани бедности, этот мир нам всем надоел.

Я хочу, чтобы этот мир начал исправляться. Я верю, что люди в силу своих естественных человеческих качеств, воли, характера, этики, присущей дагестанцам, гражданского сознания, солидарности готовы и способны мне помочь в этом деле. И я им тоже могу во многом помочь.

Думаем, Вы чётко осознаете, что борьба за мандат будет нелегкой. С чьей стороны Вы ожидаете самого сильного сопротивления? Со стороны соперников по округу или со стороны властей республики? И почему?

Борьба будет, конечно, нелегкой. Сопротивления я ожидаю, прежде всего, со стороны криминально-клановой системы, что сложилась в Дагестане. Она, на самом деле, безлика. Она просто привыкла жить по правилам, которые за 25 лет кажутся многим незыблемо сложившимся законом.

Но, по большому счету, это не так. Эта система произвола, коррупции, наживы на труде людей должна прекратиться. Поэтому главное сопротивление будет со стороны этой системы клановой круговой поруки.

Кроме этого я вижу серьезную проблему в том, что большинство людей уже не верят в то, что можно изменить жизнь к лучшему... Что можно исправить жизнь... Что можно выбраться из этого круговорота насилия, которое год за годом в Дагестане поражает его молодое поколение.

Однако, я уверен, что это возможно. Возможно гражданской солидарностью, восстановлением нормальных норм человеческой жизни, в частности, религиозных норм жизни, столь важных для самосознания дагестанцев. Это возможно для укрепления конституционных, демократических принципов общественного договора.

Этот принцип лежит в основе норм российской Конституции, в которой ясно сказано, что Россия - социальное государство, а власть принадлежит многонациональному народу, а не каким-то начальникам или силовикам.

Я думаю, что это и будет главной проблемой на выборах, прежде всего. Я не считаю, что у меня и у моих сторонников есть какие-то враги. Мой враг – это те партии, которые ратовали за этническую, национальную массовую сегрегацию в России.

В частности, не могу забыть мой поединок с лидером ЛДПР Владимиром Жириновским, в ходе которого мне оказал поддержку Руслан Курбанов, будучи моим секундантом. Напомню, что именно Жириновский предложил обложить Кавказ колючей проволокой и ограничить рождаемость жителей региона.

Подобные фашистские и расистские высказывания мне кажутся абсолютно враждебными, и, конечно же, те люди, которые придерживаются таких взглядов, являются моими личными врагами. Кроме того, моими врагами являются те, кто сеял правовой произвол на Кавказе и в России... Те, кто поддерживал террор против верующих...

Все, кто способствуют насилию, являются моими серьезными противниками. Все люди, что идут на выборы, в том числе и по Южному округу Дагестана с позитивной программой, даже, если они являются моими конкурентами, воспринимаются мною как сторонники.

Через вас я призываю их к честным открытым выборам, которые будут заключаться не в том, что кто-то будет кого-то поливать грязью. А в том, что мы совместно будем вырабатывать программу перемен жизни к лучшему в Дагестане. Это уникальный шанс для всех кандидатов, идущих со всех округов. И наши дискуссии, диалоги должны помочь Дагестану.

На чью поддержку Вы рассчитываете в борьбе за депутатский мандат?

В борьбе за мандат я, прежде всего, рассчитываю на поддержку народа Дагестана. Я не хочу выдвигаться от какой-то партии. Я хочу быть настоящим народным кандидатом. И рассчитываю, что народ мне окажет доверие, сначала оказав мне поддержку в сборе подписей, благодаря которым я могу зарегистрироваться как кандидат.

А потом и проголосовав за меня на выборах. Именно, будучи народным депутатом, а не представителем какой-нибудь партии, я смогу в полной мере реализовать тот потенциал, который содержится сегодня в статусе депутата Государственной Думы.

Все партии, при всем моем уважении ко многим членам и кандидатам этих партий, по большому счету номенклатурные образования. Я не хочу быть кандидатом от номенклатуры, я хочу быть народным депутатом. Потому на поддержку народа я и рассчитываю.

Я надеюсь на поддержку моих друзей. На поддержку товарищей, с которыми вместе я долгие годы боролся за улучшение жизни на Кавказе, в Дагестане, за возвращение человеческих конституционных норм в этот регион. И особенно в многострадальный Дагестан, политый кровью людей разных поколений.

Для меня, конечно же, все погибшие дагестанцы одинаково дороги. Особенно я думаю о своих погибших товарищах-журналистах: о Загире Арухове, Гаруне Курбанове, Хаджимурате Камалове, Ахмеднаби Ахмеднабиеве, Абдулмалике Ахмедилове, Гаджи Абашилове, Надире Хачилаеве...

Который, кстати, был не только политиком, но и прекрасным поэтом, писателем и журналистом. И я думаю, что, на самом деле, пришло время для серьезных политических перемен и политических способов борьбы. Я думаю, что, объединив наши усилия, вместе мы сможем изменить к лучшему Дагестан, Кавказ и всю Россию.

Чем Вы собираетесь заниматься в Госдуме в случае победы?

В случае победы я рассчитываю реализовать несколько проектов. Прежде всего, проект гражданского мира и согласия. Нет правовому произволу, террору и беспределу. Хватит репродуцировать войну, множить войну. Остановить войну – это первый тезис, являющийся существенным в политической программе современного Дагестана.

Второй тезис – остановить социальную деградацию Нагорного Дагестана и превратить его в регион развития, а не в регион выживания.

Третий тезис – содействовать укреплению гражданских, конституционных принципов Российской Федерации, чтобы каждый человек, независимо от веры и национальности чувствовал себя в любой точке России гражданином этой страны. Чтобы каждый знал, что это его Родина, где проживают люди разных национальностей и вероисповеданий.

Поэтому я, коренной москвич, русский по национальности, прошу жителей Нагорного Дагестана оказать мне доверие, поддержать меня в деле строительства нового демократического мира, каким должна быть, на мой взгляд, Российская Федерация.



12 комментариев


  1. (14.07.2016 01:34) #
    -1

    Я бы поверил... . Мне кажется, он достаточно искренен, и один из немногих, кто реально поддерживает хрупкий мостик между Уммой и вменяемой частью Общества РФ.

    Надо понимать, обстоятельства профессиональной деятельности не всегда позволяют ему говорить о месте и роли власти в выстроенной системе отношений. Не сомневаюсь, вектор видений актуальных проблем Уммы у него правильный, и при его достойных личностных качествах нам стоит доверять ему.

  2. (14.07.2016 02:22) #
    2

    Разве в Дагестане не 146% голосуют за партию жуликов и воров? Какой смысл идти через регион, где 300% "ручного управления"? Я бы поверил в реальность Новосибирского, Владивостокского, Тверского, или Белгородского вариантов, но ... Дагестан? Это юмор, или сон "в пользу бедных"? Растолкуйте мне смысл?

    Или Шевченко что, развелся с Кеворковой, и женился на Памфиловой?

    • (14.07.2016 03:10) #
      -1

      Вы же понимаете, что в указанных вами областях он и 10 процентов не набрал бы. В Дагестане все же есть шанс превысить эту цифру.

      Смысл и весь практический выход - в процессе. В Кавказских республиках много достойных, смелых и умных молодых мусульман,. способных начать политическую деятельность. Очевидно, часть из них увидела в Максиме лидера, способного объединить их в политическую силу.
      У нас нет других легальных, разрешенных способов бороться за свою веру. кроме как через общественные, политические институты. Ну вот так получилось, что лидером в этой борьбе вдруг выдвинулся православный христианин. Что делать? Вокруг какого известного публичного политического деятеля еще можно объединить мусульманскую молодежь?

      Он говорит много правильных вещей о нас, пытается даже как-то помочь в организационном плане. Я не во всем соглашаюсь с ним. Но он из тех, с кем можно общаться и работать, на базе общих интересов даже при наличии различных видений и понимании проблем.

      • (14.07.2016 12:33) #
        0

        Салам алейкум, брат! Я слушаю и читаю его с тех пор, как он зачастил в Дагестан, особенно на местное "Эхо" и особенно в последнее время. Однозначно высказаться о нём довольно трудно из-за неоднозначности его позиций и высказываний, порой очень резких. Кем бы он себя ни позиционировал, в целом это очевидный центрист, которому в лучшем случае дано быть своеобразным приложением к действующему режиму, который будет стараться одновременно угодить всем. Но так не бывает. Ибо подобное в реальной политике ведёт не к усилению авторитета среди низов или поддержки от верхов, а существенно ослабляет и то, и другое. Например, он говорит, что его враги это коррупция и криминально-клановая система. Но ни слова о том, как их побороть. Он говорит, что ему противно насилие, но ни слова о том, откуда это насилие исходит, какова его связь с клановостью и коррупцией, хотя для многих в республике эти связи представляются вполне реальными. Ему ли не знать, что подавляющая часть экономических проектов в республике сворачивается даже не развернувшись. Крупный бизнес в республику ничем не привлечь, кроме отдельных и то посредством тех же коррупционно-клановых механизмов (хотя своих миллиардеров и миллионеров хватает), но ни слова о том, собирается ли он помочь как-то хотя бы ослабить их.
        Но с другой стороны ты прав, он лучше некоторых, которые идут в Госдуму от Дагестана. По сравнению с той же, к примеру, Эрикой Эвер, полагающейся на собственные прелести ну и не прекращающиеся повторы одних и тех же передач на социальные темы.

      • (14.07.2016 12:41) #
        1

        Большая проблема в том, что Шевченко стал бо-ольшим путриотом. Какбэ "За царя-батюшку, против злых бояр". Боюсь, с Дагестаном такое же "кагбэ" будет, или даже запланировано...

        Очень показательно последнее его интервью:

        m.business-gazeta.ru/article/315447

        Читатели в комментах очень четко всё расставили по местам.

  3. (14.07.2016 08:45) #
    1

    Грустный лемур и по совместительству "защитник" христиан, мусульман и всех прочих верующих - один из самых больших выгодоприобретателей от религиозных войн и конфликтов. Странно, почему до сих пор не в партии жуликов и воров?

  4. (14.07.2016 17:48) #
    0

    А вот,что говорят об новоиспеченном кандидате в ГД РФ от Дагестана Максе Шевченко люди хорошо знающие его:"Предвыборные старты на Северном Кавказе в 2016 году богаты на появление неоднозначных личностей. Буквально на днях компанию Юзик по кандидатству в депутаты Госдумы составил главный редактор сайта «Кавказская политика» Максим Шевченко. Человек, про которого ростовский историк и политолог Эдуард Попов в беседе с корреспондентом EADaily сказал: конфликты между мусульманами и христианами, как и вообще — это для Шевченко «журналистский хлеб с маслом».
    Экс-муфтий Пермского края Мухамедгали Хузин, общаясь с корреспондентом EADaily, поведал, как Шевченко делился с ним секретами своей журналистской работы. «Он мне сказал, что если видит конфликт, то он старается подливать в него побольше керосина. С тех пор мне все ясно об этом человеке», — дал Хузин оценку известному журналисту.
    Новоиспеченный кандидат в депутаты, как и Юзик, в северокавказских и вообще региональных конфликтах чаще всего занимает одну сторону. «Сообщество российских мухаджиров в Турции, а это тысячи людей, пребывает в тревожном ожидании, — делился недавно Шевченко откровениями в своем Facebook. — Берут тех, кто выступал против участия России в cирийской войне и тех, кто против Асада. Люди склонны думать, что турецкая сторона в нюансы не входит, а вынуждена действовать по запросам России. Поэтому людей, подобных Айрату Вахитову (террорист из Набережных Челнов, более известный как Салман Булгарский — EADaily) и многим из тех, кто нашёл в Турции покой и безопасность — как от исламофобов, так и от террористов, — всегда будут преследовать. А порядочные и разумные люди всех религий и убеждений должны их защищать и поддерживать».
    И человек с такими взглядами собирается отстаивать интересы Дагестана и дагестанцев в Госдуме!?"

  5. (14.07.2016 19:50) #
    0

    У каждого свой бизнес?

  6. (14.07.2016 22:59) #
    1

    Правда что он еврей ? Если если да , какой он товарищ верующим ?

    • (15.07.2016 15:54) #
      0

      Это не так уж и важно, но интересно, почему бы ему от чисто русских регионов не избраться, тогда бы проверили есть ли в России антимусульманские настроения.

  7. (17.07.2016 21:47) #
    1

    Максим Шевченко по национальности - еврей.

  8. (17.07.2016 22:24) #
    1

    не каждый еврей одинаково плохой.