Выход Халифата к границам Персии. В чем секрет успеха мусульман?

История столкновения мусульман периода Праведного Халифата с Персидской Империей династии Сасанидов – достаточно напряженный и ключевой нерв развития молодого мусульманского государства.

И подробное изучение этого периода дает мусульманам массу пищи для размышления. Каким образом горстка вчерашних кочевников пустыни, не успев даже выстроить азы государственного управления, оказалась способной сокрушать вековые империи?

Чехарда на персидском престоле

Как пишут историки, Сасанидская Персия долго время не обращала особого внимания на зарождение и укрепление ислама в песках Аравии. Поскольку это считалось внутренним делом аравийских племен, и было бесконечно далеко от персидского правящего дома.

Не обратила внимания Персидская Империя и на открытие мусульманами земель Йемена, находившихся в тот момент под властью Персии. А также на добровольное признание власти Пророка Мухаммада (мир ему) персидским наместником Йемена и его воинами.

Связано это было с тем, что выход Йемена из под влияния Персии произошел в тяжелую пору для сасанидской династии. Тогда меньше чем за полтора года, с весны 630 г. до осени 631 г., на персидском престоле сменилось два царя и одна царица.

Затем смена правителей пошла еще быстрее: с момента возвращения Пророка Мухаммада (мир ему) из «прощального паломничества» и до подавления восстания Мусайлимы в Персии сменилось пять царей, правивших от полугода до нескольких дней.

В этих условиях персидский наместник в Йемене и его преемники не могли рассчитывать на поддержку из Персии. Да и сасаниндскому престолу, запутавшемуся в дворцовой чехарде, было не до далекого Йемена.

Положение несколько изменилось, когда зимой 632-633 г. на престол взошел несовершеннолетний Йездигерд III. Для Персии это дало некоторую стабилизацию политической обстановки.

Но при этом передовые отряды мусульман уже начали уверенное продвижение в районе южной границы современного Ирака и Бахрейна, находившегося, как и ранее Йемен, в вассальной зависимости от Персии.

Карат Аравийского полуострова первых веков Ислама
Карта Аравийского полуострова первых веков Ислама

Арабы на границе Халифата и Персидской Империи

На этом фоне принятие ислама правителем степной зоны Бахрейна аль-Мунзиром бин Сава в последние годы жизни Пророка Мухаммада (мир ему) объяснялось как раз-таки дворцовой чехардой и слабостью центральной власти в Персии.

Аль-Мунзир остался верен исламу и после смерти Пророка Мухаммада (мир ему), но пережил его лишь на несколько недель. Со смертью аль-Мунзира арабы Бахрейна раскололись на две группировки.

Большинство племени кайс сохранило верность исламу, соперничавшие с ними арабы племени бакр бин ваил стали искать покровительства у Персии. Противники ислама обратились к персам за помощью и получили от них 6 или 7 тысяч персидских воинов.

Мусульмане Бахрейна были разгромлены, а их остатки осаждены в крепости аль-Джуваса. Халиф Абу Бакр (да будет доволен им Всевышний), только вступивший в управление молодым государством, послал на помощь им аль-Аля бин аль-Хадрами с небольшим отрядом.

Войско Халифата, соединившись с остатками мусульман в Бахрейне, разгромило отступников. Противникам ислама здесь не помогла даже помощь Персии. Персидское войско разбежалось, часть противников ислама ушла в Иран, а часть вернулась к своему хозяйству.

Реальная мощь мусульманской армии

Реальная историческая картина того периода была такова, что молодое мусульманское государство в самом начале его существования представляло собой рыхлое объединение племен и областей.

Они были связаны в единое целое лишь личной верностью наместников сначала Пророку Мухаммаду (мир ему), а после его смерти первому халифу Абу Бакру (да будет доволен им Всевышний).

Реальную силу, на которую мог без оглядки положиться халиф, составляли 3-4 тысячи мухаджиров и ансаров и 2-3 тысячи воинов из старых мусульман Хиджаза. Один раз эта сила смогла справиться с превосходящими, но раздробленными силами остальной Аравии.

И это, конечно, рассматривалось всеми как доказательство истинности и мощи новой веры. Халифат не только не располагал регулярной армией, но и не имел надежного источника средств для казны. Единственным источником была милостыня садака, выплачивавшаяся в основном скотом.

За один год она составляла, вероятно, 50-70 тысяч голов верблюдов и около 100 тысяч голов мелкого рогатого скота на сумму 300-400 тысяч динаров. Но значительная часть этого скота, особенно в периферийных районах, оставалась на месте.

Она использовалась для оказания помощи нуждающимся мусульманам и лишь отчасти шла на нужды армии. Поскольку садака, как добровольное пожертвование, по своей природе не могла входить в бюджет государства и использовалась только на благотворительные цели.

Та часть скота, которая сгонялась к Медине, паслась на двух заповедных пастбищах (хима), в ан-Наки' и ар-Рабазе, и могла использоваться как источник централизованного пополнения ополчения верховыми животными.

Здесь же находились пастбища для боевой конницы. На этом и ограничивалось централизованное обеспечение нужд молодого государства. Но важным источником средств, предметов вооружения и роскоши была военная добыча.

Пятая часть этой добычи поступала в распоряжение главы мусульманской общины. Но еще при Пророке Мухаммаде (мир ему) повелось сразу же делить эту пятину между мусульманами Медины. В распоряжении Пророка (мир ему), а затем Абу Бакра (да будет доволен им Всевышний) оставалась только личная доля.

Мусульманская община за 628-632 гг., то есть в последние годы жизни Пророка Мухаммада (мир ему) значительно поправила свое материальное положение после череды тяжелейших испытаний.

Но это было поправленное материальное положение отдельных мусульман, а не материальное положение молодого, нарождающегося мусульманского государства. Государственное образование мусульман на тот момент не имело ни бюджета, ни значительного постоянного резерва средств.

Немусульманские историки до сих пор ломают голову, как такое неокрепшее государство, не имеющее постоянного источника содержания ни для своего аппарата, ни для регулярной армии, могло бросить вызов крупнейшим империям того периода.

Походы Халида

Тем не менее, в начале 12 года хиджры халиф Абу Бакр (да будет доволен им Всевышний) примерно одновременно отправил Ийада бин Г’анма на Думат аль-Джандали и Халида бин аль-Валида - к низовьям Евфрата и в Хиру.

То есть в сторону Ирака, бывшего тогда частью Персидской империи. Абу Бакр написал Халиду (да будет Всевышний доволен ими обоими): «Ступай в Ирак. Начинай военные действия в районе Убуллы. Сражайся с персами и народом, живущим на их земле. Твоя цель — Хира».

Халид (да будет доволен им Всевышний) прошел из Йамамы к Убулле, одержал несколько решительных побед над сасанидскими полководцами и подошел к Хире. Наиболее достоверной датой выступления Халида в этот поход, согласно историкам, является апрель 633 года.

Его войско, с которым он решительно двигался к границам огромной Персидской державы, насчитывало всего 2 тысячи всадников. Однако по пути оно постепенно обрастало отрядами бедуинов, принимавших ислам при его приближении.

Как рассказывал впоследствии один из участников открытия мусульманами Убуллы и Хузистана, Кутба бин Катада ас-Садуси: «Напал на нас Халид б. ал-Валид со своей конницей, и мы сказали: «Мы мусульмане!»

Тогда, как утверждает ас-Садуси, Халид (да будет доволен им Всевышний) оставил их в покое: «И мы вместе с ним совершили поход на Убуллу и завоевали ее». В конце концов, у Халида бин аль-Валида (да будет доволен им Всевышний) собралось до 10 тысяч воинов.

Появление такой армии на границе Ирака обеспокоило сасанидского наместника Нижнего Евфрата, и он вышел навстречу Халиду. У ат-Табари сохранилось сообщение, отправленное Халидом (да будет доволен им Всевышний) наместнику Нижнего Евфрата Хурмузу.

В этом легендарном послании Халид предлагает им сложить оружие, приняв ислам, или начав выплачивать подушную подать. «Если нет - вини себя: иду к тебе с людьми, которые так же любят смерть, как вы любите жизнь», - завершалось послание Халида.

Таким образом начиналась серия блестящих побед мусульман, в считанные годы доставивших Слово Аллаха от Андалусии до Китая…



0 комментариев