Европа боится исламской Турции

История процесса интеграции Турции в европейские структуры насчитывает уже более 50 лет.
Впервые Анкара постучалась в дверь объединенной Европы еще в 1959 году, когда обратилась с официальным заявлением о приеме в Европейское экономическое сообщество. Реальное сотрудничество между Турцией и Евросоюзом началось с подписания в 1964 году двустороннего договора. Несмотря на то, что в отношениях Турции и ЕС временами наступало похолодание, этот договор до сих пор смог сохранить свой статус. В 1995 году Турция была принята в Таможенный союз Европы, а с 1987 года повела борьбу за полноправное членство в Евросоюзе, которая увенчалась принятием в июне 1998 года так называемой "Европейской стратегии для Турции".

Уже в конце 1999 года на саммите ЕС в Хельсинки Турция стала страной-кандидатом в ЕС на общих для всех стран условиях, а в ноябре 2000 года ЕС принял для Турции "Документ о партнерстве на время процесса вхождения", на основании которого 8 марта 2001 года была утверждена "дорожная карта" с перечнем реформ, которые должны были провести турецкие власти. При этом Евросоюз оказал Турции значительную финансовую помощь.

С приходом к власти в стране в 2002 году умеренной происламской Партии справедливости и развития (ПСР) во главе с Р.Эрдоганом процесс адаптации Турции к европейским стандартам заметно активизировался. Турецкое общество к тому времени окончательно созрело для вступления страны в ЕС. ПСР, претендующей на роль партии "мусульманской демократии" по аналогии с "христианской демократией" в Европе, при наличии завоеванного на выборах парламентского большинства удалось сравнительно легко провести необходимые конституционные реформы и пересмотр Гражданского кодекса. Однако, на очередном саммите ЕС в Копенгагене вопрос о дате начала переговоров с Турцией был отложен, якобы из-за уникальности положения этой евро-азиатской страны.

Противники принятия Турции в ЕС во главе с Германией и Францией ссылаются на якобы сохраняющуюся отсталость экономики и судебной системы страны, нарушения основных прав и свобод человека, нерешенность курдской проблемы, неурегулированность отношений Турции с Грецией и Арменией и т.п. Кроме того, одним из камней преткновения в переговорном процессе Турции с ЕС является многолетняя кипрская проблема. Анкара неоднократно заявляла, что не откроет свои порты Республике Кипр до прекращения международной изоляции не признанной международным сообществом Турецкой Республики Северного Кипра (ТРСК), что является прямым нарушением правил Таможенного союза. Турция также отказывается признавать Республику Кипр, которая уже является субъектом международного права и членом ЕС.

В Европе не скрывают серьезных опасений тем, что 72-х миллионная мусульманская страна своим вступлением в ЕС может нарушить исторически сложившийся этно-конфессиональный баланс континента и ускорить начавшийся процесс исламизации Европы, что может привести к размыванию традиций европейской христианской цивилизации. В настоящее время в европейских странах уже проживают десятки миллионов мусульман, несколько миллионов выходцев из Турции, значительная часть из которых натурализовалась, среди них есть даже депутаты парламентов, политики, государственные и общественные деятели, крупные бизнесмены. Турецкий бизнес контролирует в Европе компании и предприятия с оборотом в 51 млрд. долларов, на которых занято около 500 тысяч человек. Экономика самой Турции растет в среднем 5%-ными темпами в год (данные 2010 года).

По прогнозам экспертов, к 2050-му году Турция станет второй экономикой Европы (после Германии), ее население может достигнуть 130 млн. человек. Так что, опасения противников принятия Турции в европейский клуб небеспочвенны. Однако, большая часть европейских политиков все же считает, что рано или поздно Турция присоединится к ЕС. К этому решению европейские страны подталкивают продолжающаяся глобализация мировых и европейских процессов, растущая конкуренция и взаимозависимость стран-производителей, стран-экспортеров (транзитеров) и стран-потребителей, особенно в части экспорта углеводородного сырья. Турция становится одним из важнейших звеньев мировой транспортной системы и стратегическим коридором между Востоком и Западом, Югом и Севером.

Сторонники принятия Турции в ЕС аргументируют также свою позицию тем, что дальнейшая изоляция Анкары может привести к радикализации турецкого общества, приходу к власти в Турции правых, националистических и экстремистских сил. В таком случае, страна может еще больше сблизиться с Ираном, Сирией, Саудовской Аравией, Ливией. И наоборот, своевременная интеграция Турции в ЕС укрепит в ней позиции сторонников умеренного "светского" направления ислама, который можно будет противопоставить фундаменталистским, экстремистским течениям. Такую позицию занимают большинство руководителей европейских государств и нынешняя администрация США.

Турецкие же эксперты считают, что, несмотря на отсутствие каких-либо официальных заявлений со стороны европейских политиков, "религиозный фактор", наряду с известными трудностями социального, политического и экономического характера, становится как бы основным "камнем преткновения" и создает серьезное препятствие на пути вступления Турции в ЕС в качестве полноправного члена. Воздерживаясь от вынесения религиозного вопроса на открытое обсуждение, представители некоторых государств - членов ЕС, по мнению турецких аналитиков, стараются не принимать решений, противоречащих общественному мнению в их странах, и используют "исламский фактор" в качестве "скрытого препятствия".

Последние опросы общественного мнения в Турции показывают, что затянувшийся процесс принятия страны в ЕС на фоне переживаемого Европой финансово-экономического и демографического кризисов порождает ответную негативную реакцию в Турции. Здесь все чаще высказываются сомнения в целесообразности дальнейших усилий по адаптации страны в ЕС, приводится пример Норвегии, которая благополучно развивается вне рамок этой организации. Подвергаются критике моральные и этические недостатки европейской цивилизации (алкоголизм, наркомания, "шведские" семьи, однополые браки, гей-парады, аборты, порнография, педофилия и пр.). Крайнее раздражение Анкары вызвали действия ряда европейских государств по фальсификации турецкой истории, в частности, Франции, которая на законодательном уровне признала события 1915 года в Турции геноцидом армян.

Несмотря на состоявшийся в стране 12 сентября т.г. всенародный референдум, в результате которого были приняты одобренные ЕС весьма важные с точки зрения развития демократии и парламентаризма поправки в конституцию страны, 2010 год в целом характеризовался дальнейшим охлаждением отношений Турции с Евросоюзом, резким обострением турецко-израильских отношений, сближением страны с Россией, Ираном, Сирией, другими арабскими и исламскими государствами, замораживанием внутрикипрского урегулирования, отходом от наметившейся ранее нормализации турецко-армянских отношений. Тем самым, Турция, являясь членом "двадцатки", НАТО, ОЧЭС, став по сути дела влиятельной региональной державой и важнейшим транспортным коридором стратегического значения, омываемая Черным, Средиземным и Эгейским морями, контролирующая черноморские проливы, демонстрирует, что она самодостаточна, имеет альтернативных ЕС региональных партнеров и может успешно развиваться, не являясь полноправным членом ЕС.

На сегодня можно констатировать, что переговоры Турции с ЕС проходят очень медленно, за период с 1995 года до настоящего времени удалось обсудить лишь 13 из 33 статей, обязательных для государств, вступающих в ЕС. По прогнозам экспертов, при таких темпах переговорного процесса реально стать полноправным членом Евросоюза Турция сможет лишь через 10-15 лет. В этой ситуации, Германия и Франция предложили альтернативную модель выстраивания турецко-европейских отношений, так называемое, "привилегированное партнерство". Турция восприняло это предложение как дискриминационное. Вместе с тем, каких-либо предпосылок к разрыву отношений Турции с ЕС пока не отмечается. Обе стороны не скрывают своей сохраняющейся заинтересованности в продолжении переговоров и считают оправданной со всех точек зрения дальнейшую интеграцию Турции в ЕС.

Нынешний лидер ПСР и премьер-министр Турции Р.Эрдоган проводит активные внешнеполитические контакты на двусторонней основе с лидерами ведущих европейских держав и непосредственно с руководством ЕС, чтобы по возможности ускорить процесс принятия Турции в ЕС. Есть определенные позитивные подвижки в позициях европейских держав в этом вопросе. В частности, Великобритания поддерживает вступление Турции в Европейский союз в качестве полноправного члена, сообщил глава британской дипломатии Дэвид Милибанд. "Если современному миру следует что-либо извлечь из экономических проблем, с которыми он сталкивается, то это сводится к тому, что Европа обогатится за счет своего открытия на Восток, а не замкнутости в себе. Членство Турции в ЕС было бы очень хорошим шагом для ЕС. Турция заслужила членство в Европейском союзе", - сказал Милибанд после переговоров с госминистром и главным переговорщиком Анкары с Евросоюзом Эгеменом Багышем. Турецкий министр, в свою очередь, отметил, что процесс евроинтеграции не является простым, однако его страна решительно настроена на вхождение в ЕС. "Ни у кого не должно быть сомнений в том, что Турция завершит этот процесс благодаря своему терпению, стремлению и усилиям", - подчеркнул Багыш.



0 комментариев