В такфиризм и обратно

Тело исламской уммы нередко покрывалось «язвами» различных сект и течений. У каждой из них свои особенности и последователи. Какие-то имели много адептов и сохранились до наших дней, а какие-то – мало и исчезли с лица земли. Одной из таких сект является группа такфира, последователи которой отличаются чрезмерностью в вынесении такфира (выведении мусульман из ислама) и считают мусульманами лишь себе подобных.

В Дагестане это движение то угасает, то разгорается с новой силой. Мы решили поговорить с молодым человеком по имени Даниял, который вышел из этой секты. Возможно, кто-то сделает для себя выводы из его истории.

– Расскажи о себе, как начинался твой путь в исламе?

– В религию меня привёл один из друзей, таджик по национальности, который живёт здесь, в Дагестане. Он научил меня совершать намаз. Но долгое время после этого постоянно пропускал их. Что интересно, когда какое-то время был в Москве, там совершал их стабильно, не пропуская. Потом вернулся домой и опять стал пропускать. Мог иногда, вечером, восполнять все пять намазов.

В таком состоянии находился около трёх лет. Я не понимал, чего мне не хватает. Моей душе не хватало чего-то, чтобы я перестал пропускать намазы. Но я не мог понять причину.

Потом познакомился с одним братом-такфиристом, и он стал объяснять мне исламскую идеологию. После общения с ним мне показалось, что вовсе не был в исламе, что все мои убеждения являются неправильными. Я даже заново принял ислам (смеётся). Тогда и почувствовал вкус веры на самом деле. Это было просто наваждение. У меня внутри всё просто пылало, уже не мог не только пропустить намаз, у меня даже мысли такой не возникало. Я не мог понять, как вообще мог их пропускать? Конечно, сейчас осознаю, что это было связано со слабой верой, нехваткой религиозной поддержки, общения.

Так я вовлёкся в их джамаат.

Когда попал к такфиристам, начал чувствовать больше ответственности как за себя, так и за свою семью. Я поставил жене условие, чтобы она начала жить по шариату. Хотя она и совершала намазы, но мне этого было недостаточно, так как нужно было поправить её вероубеждение. Она согласилась и произнесла шахаду (приняла ислам – «ЧК»). Хоть, на мой взгляд, тогда она и сделала это без понимания и осознания, но улучшение в ней я заметил.

Она стала больше следовать религии, изучать ислам, остерегаться запретного. Всё появилось там, в этом джамаате. Моя богобоязненность усилилась. Предполагаю, что в такфиризм человек приходит из-за сильной богобоязненности вкупе с невежеством. То есть из-за боязни перед Всевышним Аллахом он начинает бояться впасть в куфр (неверие), стать неверующим. И когда говорят: «Если ты не вынесешь такому-то такфир (то есть не выведешь его из ислама), то сам станешь неверным» – и приводят доводы, которые, на первый взгляд, кажутся правильными, ты начинаешь выносить такфир (обвинять людей в неверии), потому что иначе сам станешь кафиром (неверующим – «ЧК») по своим же понятиям. Ведь ты осознаёшь, кто такой неверующий и что с ним будет в Судный день. Это одна из самых главных причин, которая делает человека такфиристом. Своего рода эмоциональный фактор.

– Как долго ты находился в этой группе?

– Примерно два года. Когда вошёл в этот джамаат, я жил в Махачкале, но потом переехал в посёлок Шамхал. Переехал не из-за того, что хотел быть рядом с братьями, а из-за того, что на этот момент у меня были небольшие бытовые проблемы. У нас была большая семья, а квартира была очень маленькая. Атмосфера в доме была уже не та, что раньше. Постоянные склоки не давали нам жить мирно. И я решил переехать в Шамхал. И, хвала Аллаху, вот уже два года живу здесь.

– В Шамхале ты нашёл много своих единомышленников?

– Когда переехал, последователей джамаата, к которому я присоединился, было немного. В основном это был брат, который привёл меня в такфиризм, и члены его семьи. А вот основная масса такфиристов откололась от нашего джамаата ещё до моего переезда. В одно время была так называемая паспортная фитна (смеётся): они стали считать паспорт куфром, рвали его и называли кафиром каждого, кто продолжал пользоваться паспортом. Так несколько человек откололись от джамаата.

Потом появилась фитна «намаза за мушриком». То есть тот, кто совершит «намаз за мушриком», считался кафиром, а кто его не посчитает кафиром, тоже становился кафиром. Это называется цепной такфир. Таких здесь было больше. Все они откололись от нашего джамаата. Потом их джамаат тоже раскололся на две части, на основе вопроса шафаата (обращение к Пророку с просьбой о заступничестве – «ЧК»). Всё это происходило в маленьком Шамхале. Сейчас, хвала Аллаху, такфиристов у нас осталось только два человека, насколько мне известно.

– В Дагестане много таких джамаатов? Ты не знаешь примерного числа последователей этих идей?

– Я знаю многих такфиристов в Махачкале, Юждаге, северной части Дагестана. Но примерное число такфиристов назвать сложно. Знаю, что в Юждаге есть около 30–40 человек, в Махачкале тоже, наверное, примерно 50 человек.

– Они не совершают намазы в мечети?

– Нет. Они не молятся в мечети, так как намаз за неизвестным человеком они не совершают. Ведь они, в общем, вынесли такфир всей республике.

Дагестан считается территорией неверия (даруль куфр). Изначально выносится общий такфир на всю территорию. Пока они не выяснят твоего положения, ты для них будешь «неизвестным», но относиться к тебе они будут как к кафиру, даже если у тебя будет борода и ты будешь ходить в халате. На первом месте их убеждений – вопрос возможности оправдания человека по невежеству. В основе убеждений Ахлю с-сунна валь Джамаа лежит убеждение о том, что оправдание есть, а потом идёт разбирательство. У них всё наоборот. В основе нет оправдания, и тот, кто сразу, без разбора не посчитал совершившего действие ширка по незнанию мушриком, становится кафиром. То есть опять же применяется цепной такфир.

Также следует отметить, что когда ты попадаешь в этот джамаат, тебе запрещают общаться в разного рода чатах, социальных сетях, посещать исламские сайты, слушать лекции каких-либо учёных и так далее.

– А как начинался твой выход из такфиризма?

– Меня из этой бездны вытащил один брат из Кизляра, который учился в Египте. Его зовут Мухаммад. Всё началось с разбирательства вопроса «намаза за мушриком». Весомого доказательства на такфир «помолившегося за мушриком» не было. Но этот вопрос почему-то стоял очень принципиально.

В такфиризм приводит то, что человек начинает делать собственные умозаключения и размышления над аятами и хадисами. И вот эти размышления уводят его в сторону от религии.

Однажды наш амир (руководитель) пошёл к этому Мухаммаду. Они начали обсуждать тему «намаза за мушриком». Мухаммад показал ему их листовку с хадисом, которым они аргументировали своё мнение. Он спросил: «Это ваш далиль (довод)?» Но амир вдруг сказал, что это не далиль, хотя нам всегда приводили эти слова как довод в пользу наших убеждений.

Потом Мухаммад начал объяснять этот хадис и разъяснил, чего и кого он касался. При этом он ссылался на учёных, которые были для такфиристов абсолютными авторитетами. Этот диспут показал, что нет ничего, что указывает на выход из ислама человека, который совершил «намаз за мушриком».

Потом они стали обсуждать другой довод такфиристов. Это четвёртый аят 60-й суры: «Прекрасным примером для вас были Ибрахим (Авраам) и те, кто был с ним. Они сказали своему народу: ''Мы отрекаемся от вас и тех, кому вы поклоняетесь вместо Аллаха. Мы отвергаем вас, и между нами и вами установились вражда и ненависть навеки, пока вы не уверуете в одного Аллаха''». Тогда Мухаммад спросил: «Кто из учёных до вас понимал этот аят так, как поняли его вы?» То есть кто-то ведь должен был до нас этот аят так понимать, а если его никто так не понимал, получается, что все были в заблуждении, а мы теперь пришли с истиной.

Тогда мы начали искать ответ на этот вопрос. Начали искать фетвы учёных и не нашли ни одного учёного, который бы сказал, что «намаз за мушриком» является куфром. Также мы нашли фетву имама Ахмада. Когда его спросили о том, можно ли делать намаз за джахмитом (одна из крайних древних сект – «ЧК»), он сказал, что нельзя. Его спросили о пятничном намазе за джахмитом, и он опять сказал, что нельзя. Но добавил, что если сделать за ними намаз, следует переделать его. Также мы нашли слова о том, что около пятисот учёных вынесли такфир джахмитам. Тогда я задался вопросом: если джахмиты были кафирами, то как имам Ахмад мог за ними совершить намаз, а потом его переделывать? Нам ответили, что были некоторые джахмиты, которые не вышли из ислама. Тогда вновь задался вопросом: а зачем тогда переделывать намаз, если имам не был кафиром?

Вообще я стал всё переосмысливать. Стало понятно, что большинство наших убеждений – это лишь то, что мы вбили себе в голову, и они не выдерживают никакого научного анализа.

– А есть у такфиристов современные учёные, на которых они бы опирались на сегодняшний день?

– Нет! Таких учёных нет! За всё время, которое я провёл в этом джамаате, я не слышал ни об одном учёном, чьи слова они бы брали и которого считали мусульманином. То же и с теми учёными, которые жили в недалёком прошлом. Такие учёные, как Аль-Альбани, Ибн Баз, Усеймин – все они считались мурджиитами (одна из сект –«ЧК»), а следовательно, кафирами. Хотя иногда, когда им нужно было подкрепить свои слова доводами, они брали их фетвы или постановления. Слушать их лекции или читать их книги, как я уже говорил, нам запрещали.

Как всё-таки произошёл последний шаг из такфиризма?

– Если честно, я даже не понял, как всё произошло. Скорее всего, это началось после того вопроса, когда Мухаммад спросил: «Кто из учёных до вас понимал этот аят именно так?» Я много над этим думал, и это стало одной из причин моего отхода от них. Второй причиной стало то, что наш амир сказал: «Я не готов», когда пришёл с ним разговаривать. Тогда я подумал: как человек, который был так убеждён, который выносит другим такфир, может сказать «я не готов»?!

Потом они мне вынесли такфир (смеётся). Хвала Аллаху, что мне попался такой брат как Мухаммад, который смог мне открыть глаза.

– Такфиристы не преследуют?

– Нет (смеётся). Они, наоборот, стали сторониться меня. Среди них остался мой двоюродный брат. Когда я ему звоню, он не отвечает на мои звонки, игнорирует.

– Что ты хотел бы пожелать читателям и, возможно, такфиристам, которые будут читать это интервью?

– Я хотел бы сделать напоминание братьям и сёстрам, которые находятся в заблуждении. Пусть они возьмут вопросы, в которых они категоричны, изучат их более объективно и свободно, не боясь оказаться неправыми. Пусть потратят на это год, но разберут их до конца, основательно. Тогда они увидят, что попадут в тупик. Если мы считаем, что наши братья отошли от религии Аллаха, мы должны помочь им.

Некоторые до сих пор остаются среди них, даже не зная, что они ошибаются. Возможно, кто-то просто не хочет осознать, что он был неправ, просто признаться в том. Этого не стоит бояться. Бояться надо Аллаха.



5 комментариев


  1. (17.08.2013 07:41) #
    0

    Великолепное интервью, очень редко услышишь (или увидишь) их признание, так как в основном такфири уходят со своими убеждениями в могилу, очень рад за брата, что он вернулся на путь ислама и вышел из этой заблудшей секты, которая сейчас просто паразитирует всю умму, довелось видеть как-то даже маленького ребенка 5-6 лет, который выносил такфир направо и налево (всему этому научился у родителей собственно). Проблема их в том, что некоторые действительно путают слабый иман с выходом из ислама, это напоминает у христиан, то ли баптистов, то ли протестантов, точно не помню, когда они второй раз крестятся, мотивируя это тем, что мол до того как попасть в (секту) не были христианами на самом деле, тут такой же случай. Человек жил, ходил в мечеть, был обычным, нормальным мусульманином, но вдруг - резко, все его мировоззрение меняется в один миг и он выносит такфир направо и налево (прям как тот малолетний пацан), начитавшись пару сектантских брошюр, или познакомивших с "очень" продвинутым в исламе братом (такфиристом) эти молодые люди (по большей части), начинают делать просто ужасные вещи. Слушаешь музыку - кафир, одеваешься как кафир - кафир, разговариваешь с кафирами - кафир, смотришь кафирские фильмы - кафир, читаешь кафирские книги - кафир, чем-то напоминаешь кафира - кафир. И все в таком же духе.

  2. (17.08.2013 12:14) #
    1

    Сегодня у Уммы два основных врага - это империалисты-сионисты и такфиристы, причем самое интересное заключается в том, что и те и другие сегодня обьединили усилия против мусульман (смотрите пример Ливии, Сирии и Ирака).

  3. (17.08.2013 21:27) #
    1

    СубханАллах! Все познается в диалоге! Если эти братья не хотят общаться, то вопрос стоит о их богобоязненности! И ведь если они правы, то их прямая обязанность увещевать других и поправлять! а здесь они сами прячутся. О Аллах верни их на прямой путь ИншАллах!

  4. (17.08.2013 23:35) #
    0

    Да-а-а уж... Вспоминается хадис - исповедь сатаны, где он (да будь он проклят) сказал, что добьется того, что будет одних мусульман уничтожать руками других. Действительно сегодня много смуты, но она не коснется тех кто искренне уверует в Аллаха и крепко за Него ухватится, Иншалла.
    "Любое несчастье постигает только по воле Аллаха. Сердце того, кто уверовал в Аллаха, Он наставляет на ПРЯМОЙ ПУТЬ." 64:11
    "Тех, которые уверовали в Аллаха и крепко ухватились за Него, Он введет в Свою милость и щедрость и поведет к Себе ПРЯМЫМ ПУТЕМ." 4:175

  5. (19.08.2013 21:12) #
    0

    Сулеймана спросили про главное слово на Земле, он ответил, что это слово - "мера". Безудержный такфир это, наверное, проявление слабости в волевом ключе, а слабость вызывает психологическую акцентацию.