Тураби: «Я слишком беден, чтобы стать спонсором терроризма»…

Хасан ат-Тураби – одна из самых известных и противоречивых фигур мусульманского мира. Во многом история современного Судана стала результатом деятельности этого легендарного политика и мыслителя. Знаток Ислама, получивший юридическое образование в ведущих университета Запада, он в 90-х годах прошлого века занимал высокие посты в суданском правительстве, был главой правящей партии. Однако, при всей масштабности фигуры с годами его влияние на массы падает. Тураби стал своего рода живым классиком, которого все уважают и признают, но… особого внимания не обращают.

Его взгляды и смелые идеи и сегодня вызывают споры. Многое из того, что он говорит, в особенности о нормах мусульманского права, мягко говоря, не находит понимания. Но в любом случае, Хасан ат-Тураби остается одним из крупнейших мыслителей современной уммы, одним из самых ярких представителей исламистских движений.

Ему удалось инициировать попытку создания в Судане нового государства, основанного на исламских принципах. Как идейный лидер суданской исламской революции, он стоит на одной ступени с иранским Хомейни, пакистанцем Абу Аля Маудуди, британцем Калимом Сиддики и другими крупнейшими теоретиками и практиками «политического Ислама».

Но больше всего биография Тураби напоминает биографию Сайида Кутба, тоже учившегося на Западе и бывшего профессором европейской литературы, а затем ставшего религиозным мыслителем, ныне называемым одним из «идеологов современного мусульманского радикализма» (он был казнён в Египте в 1966 году).

В тюрьме чувствуется присутствие Всевышнего

Хасан ат-Тураби, получивший юридическое образование в Оксфорде и Сорбонне, родился в семье шейха в Хартуме. Был профессором юриспруденции в Хартумском университете, неоднократно подвергался арестам на родине.

Сам он, кстати, благодарит Аллаха за годы, проведенные в заключении. «Тюрьма – это то место, где чувствуется присутствие Всевышнего», – говорит он.

В годы учебы молодой Хасан был членом студенческой группы «Братьев-мусульман», а в 1964 году возглавил это движение в Судане. Но вскоре Тураби перерос «ихванов», дистанцировался от движения и становится фигурой самостоятельной величины.

До сих пор он так и остается «вещью в себе».

После непродолжительного периода педагогической работы Тураби в 1959 г. снова отправился в Европу продолжать образование, теперь уже в знаменитую Сорбонну. Совмещая научную работу с адвокатской практикой в Швейцарии, Тураби через четыре года написал (на французском языке) и успешно защитил докторскую диссертацию по теме «Конституционное понимание чрезвычайного положения». Тема диссертации оказалась весьма актуальной для политических реалий Судана, где в это время ширилось движение против режима генерала Ибрагима Аббуда, который в ходе военного переворота 1958 г. захватил власть, ликвидировав все демократические завоевания.

Его судьба – быть впереди

На руководящие посты Тураби начали выдвигать еще во время учебы в магистратуре в Англии, где его в течение двух лет избирали генеральным секретарем «Союза суданских студентов в Соединенном Королевстве». И генеральным секретарем «Исламской лиги помощи в решении алжирских проблем», в создании которой он принимал участие вместе с другими студентами-мусульманами в 1956 г.
Вернувшись накануне революционного выступления в 1964 г., Тураби с ходу включился в политическую борьбу, войдя в контакт с лидерами крупнейших традиционных партий и влиятельных суфийских тарикатов. Вскоре он был избран в суданский парламент. После падения режима военных суданская ассоциация «Братьев-мусульман» создала политическую организацию под названием «Фронт исламской хартии», куда вошли около 50 политических группировок. Новую организацию, сторонники которой выступали с требованиями принятия исламской конституции, до 1969 г. в качестве генерального секретаря возглавил Хасан ат-Тураби.

Для ослабления позиций «Братьев-мусульман» в суданском обществе глава государства Джафар Нимейри взял курс на «исламизацию» Судана. В августе 1979 г. он назначил Тураби генеральным прокурором и поручил ему выработать предложения по реорганизации судопроизводства. В сентябре 1983 г. Нимейри объявил о введении законов, разработанных на основе шариата. Была объявлена борьба с «незаконным обогащением», запрещено производство и оборот спиртных напитков, санкционировано учреждение «исламских банков».

И снова отнята свобода

Радикально настроенная часть «Братьев-мусульман» в тот период обвинила Тураби в том, что он пошел на сотрудничество с «неверным» режимом. Между тем, в марте 1985 г. Хасана ат-Тураби, занимавшего пост советника главы государства по юридическим вопросам, посадили в тюрьму по обвинению в антиправительственных действиях. Режим, несмотря ни на что, не доверял ему и стремился подавить «братьев». Тураби провел в застенках семь лет. В тюрьме он написал несколько религиозных сочинений, продолжил изучение иностранных языков, а также освоил несколько способов чтения Корана нараспев. Наибольшую известность ему принесли книги «Молитва как основа веры и религии», «Вера и ее влияние на жизнь человека» и «Исламское движение в Судане».

Главным объектом нападок идейных противников Тураби в исламских кругах, обвиняющих его в религиозном оппортунизме и чуть ли не в ереси, стала книга «Проблема обновления ислама: по пути фундаментализма» (1990 г).
Но Аллаху было угодно, что на тюрьме путь Тураби не закончился. После освобождения он оказывается в министерском кресле, а затем возносится на самый верх власти. По мнению многих исследователей, Хасан Тураби был идейным вдохновителем военного переворота 30 июня 1989 г., в результате которого к власти пришли ориентированные на исламский проект военные под руководством Омара Башира. Впоследствии, правда, пути Тураби и Башира разошлись – учитель оказался в камере, а ученик в президентском дворце.

При Башире Тураби то садился в тюрьму, то возглавлял парламент, то снова садился, то вновь выходит и оказывает огромное влияние на политику. Он выдвигает кандидатов президенты, возглавляет влиятельную партию, пребывая под домашним арестом и там же принимая толпы иностранных журналистов.

В принципе, так оно продолжается до сих пор.

А тем временем большая часть политических процессов, как пишут специалисты по Судану, идет в стране именно по плану Тураби: многопартийные выборы, поиск партнерства в условиях международных санкций, заключение мирных соглашений с Южным Суданом и Дарфуром, референдум о статусе Южного Судана.

Среди внешних сил, с которыми надо иметь дело, потому что от них зависит будущее Судана и мусульманского мира, Тураби выделяет США и Россию, последнее время также обращает внимание на Китай, активно работающий на африканском направлении.

Бин Ладен больше знал асфальт, чем Ислам

«Американцы хотят представить меня духовным наставником всех террористов мира, что я спонсирую террор, но я довольно бедный человек, чтобы быть спонсором, у меня нет никаких источников дохода»,- с улыбкой говорит Тураби.

Американцы называют его чуть не предтечей Бин Ладена и отцом террора. Но когда читаешь доступные в Интернете интервью Тураби, то видишь, что он отнюдь не «идеолог радикального ислама». Про Бин Ладена же Тураби говорит как про хорошего строителя дорог, и не очень хорошего знатока Ислама.

В 1998 году США нанесли ракетный удар по крупнейшей в Африке частной фармацевтической фабрике Аль-Шифа в Хартуме. Никаких доказательств, что фабрика, кроме качественных и дешевых лекарств, производила что-либо для террора, не существует до сих пор. В числе прочих это был месседж Тураби. Судану дали понять, что дальнейшие попытки политической консолидации мусульман мира будут иметь далеко идущие последствия для Судана. Аль-Башир предпочел дистанцироваться от Тураби, рассчитывая, в этом случае давление на Судан ослабнет.

Получилось наоборот. Санкции с Судана не сняты. Международный трибунал объявил Аль-Башира в розыск. После согласия на отделение Южного Судана атака несколько приостановилась, но в любой момент все может возобновиться.

А Тураби ни в одном списке нежелательных лиц не значится, он желанный гость на европейских конференциях.

Реформатор или экстремист?

«Тураби – это поборник гражданского общества, – пишет о нем историк Константин Поляков. – Поборник зрелости, духовной и интеллектуальной развитости, критичности мышления, здравомыслия и патриотизма. Он видит мир через призму ислама, но не собирается его навязывать – считает, что время рассудит, и главное развивать в людях критический ум и сохранять человечность. Он находится среди древних кланов, привыкших к средневековой общественной иерархии, с «адаптированными» под нее религиозными нормами. Освободить мир от господства невежества с тем, чтобы люди могли сами выбирать, мечтал и Сайид Кутб, но он жил раньше и меньше, и не успел эволюционировать как Тураби, остановившись, похоже, на идее «революционного авангарда прогресса». Взгляд же Тураби ныне, набившего шишек и добившегося успехов, на практике прошедшего то, что Кутб лишь умозрил, ныне, как мне кажется, шире и глубже».

Между тем, его позиции в вопросах о браке мусульманок с немусульманами, о роли женщины в обществе, о ношении хиджаба, о христианстве, о традициях европейской культуры, об отсутствии на самом деле смертной казни в Шариате, о США и России – это то, за что Тураби подвергается ожесточенной критике со стороны традиционных мусульман и тем более салафитов, иногда говорят о его неадекватности в последние годы.

Сегодня его можно назвать, скорее, радикальным реформистом, но никак не экстремистом. Вряд ли его слишком смелые и неоднозначные идеи укоренятся, но в любом случае они повлияют на развитие уммы.

Тураби один из первых сумел совместить современную исламскую политическую мысль и европейскую гуманитарную интеллектуальную традицию. Он – пример личного развития современного мусульманского мыслителя. Как практик он так и не смог стать единоличным главой государства.

Плеханов Исламского пробуждения

Тураби мне чем-то напоминает Плеханова – глыбу русской революции. Отец русской социал-демократии, русского марксизма в конце своей жизни не признал власти большевиков и говорил то, что многим казалось старческими странностями. Но несмотря ни на что, все вознесли его имя, Ленин всегда уважал Георгия Валентиновича как учителя и наставника.

К Хасану ат-Тураби и сегодня в политических кругах, порожденных Исламским пробуждением, все относятся с большим пиететом за его вклад, харизму и усердие, за жизнь, отданную Исламу. Но мало кто реально прислушивается к его порой странным речам, выводам и фетвам.

Старик с годами перемудрил, – такой общий вывод современного поколения исламских общественных и политических активистов. Это произносится с легкой иронией и доброй улыбкой на лице.

Живой классик словно пережил самого себя. История ушла вперед, а он во многом остался в своих бурных 80 и 90-хх. Сейчас на дворе Арабская весна, на трибунах Эрдоган, Мурси, Ганнуши, Машаль. Старец шейх Тураби, передав им эстафету, далеко в восторге не от всего, что и как они делают.

Но классик на то и классик, чтобы взирать на этот бренный мир из Вечности, легким взглядом напоминая нам о высших ценностях.



18 комментариев


  1. (12.10.2012 12:43) #
    -1

    Хороший шейх, те кто говорит об его неадекватности сами неадекватны.

    • (13.10.2012 21:31) #
      0

      Нас не закидаешь коммунистическими лозунгами.

    • (14.10.2012 19:28) #
      1

      К счастью не мы, простые мусульмане, решаем и даем оценку хорош ли шейх или нет. Это не наша прероготива, так как мы - простые, обычные, не имеющие достаточных шариатских знаний люди в научном, исламском мире. В исламе ученому дают оценку и говорят о нем как об ученом или наоборот, только крупные, с мировым авторитетом, признанные ученые нашей уммы, только они способны говорить об адекватности или об ее отсутствии того или иного ученого. Мы же можем лишь выражать свое личное, скромное мнение и не более того, которое ни на что не претендует (как это сделал Ринат Мухаметов). Нам лишь нужно следовать крупным, признанным ученым, которые ни на йоту не отклонились от тех убеждений, на которых был наш любимый пророк Мухаммад, мир ему и благословение, его сподвижники, табиины, последователи табиинов и праведные ученые нашей уммы. И как прекрасна эта позиция, которая защищает простого мусульманина от ошибок и заблуждений.

      • (14.10.2012 19:36) #
        0

        К некоторым так и липнет заблуждения,или они сами липнут,еще хотят втолкать другим,чем и занят товарищ выше.

  2. (12.10.2012 14:35) #
    0

    Он скорее не Плеханов, а Троцкий.

  3. (12.10.2012 15:12) #
    0

    Его интервью российским журналистам:


    - Доктор Тураби, на дворе мировой финансовый кризис, и потому не могу не начать с экономики. Вы неоднократно критически высказывались об экономических преобразованиях в духе Ислама, проводимых нынешним руководством Судана. Что, по-Вашему, нужно сделать, чтобы исламская экономическая модель в Судане была более эффективной?

    Чтобы быть успешной, суданская модель должна расшириться. Что я имею в виду? Мы должны содействовать другим народам в адаптации подобной модели у них. Таким образом мы сможем развивать корреспондентскую сеть, обмениваться опытом, анализировать ошибки, трудности, и искать пути их преодоления. Главное в этом деле - наличие воли.

    Но, вместе с тем, одной воли тоже недостаточно. Если воля развивается в темноте, результативность любой работы будет низкой. Нужно действовать наверняка, отдавая себе отчет в том, что происходит.

    Мы должны развивать законодательную базу, формулировать новые оригинальные концепции. Законы и идеи не должны спускаться кем-то сверху: все общество должно активно участвовать в разработке и принятии данных законов.

    Нельзя, конечно, игнорировать и зарубежный опыт. Необходимо взаимодействовать со всеми заинтересованными лицами, в том числе и за рубежом. Только в этом случае у исламской экономики есть серьезные шансы на успех.

    - Какие существенные ошибки допустило руководство Судана в процессе исламизации финансовой системы в 1980-х - 1990–х гг.?

    С самого начала реформ само руководство Судана не были полностью «исламизировано». Оно лишь декларировало, что хочет жить в соответствии с Исламом. Это было не что иное, как популизм.

    Развитие исламской экономики для них сводилось в большей степени к лозунгам. Они использовали слоганы, подобно социалистам, которые зачастую выступали с похожими лозунгами типа: «Справедливость бедным» и т. п. Таким образом, это не была исламская политика в подлинном смысле этого слова. Это - первая существенная ошибка, допущенная руководством страны.

    Вторая ошибка заключается в том, что научная мысль в стране не была в достаточной степени развита. Не был должным образом проанализирован опыт экономического развития, не найден ответ на вопрос: насколько он соответствует Исламу? Не было до конца продумано, что может дать миру исламская экономическая модель в Судане, способна ли она ответить на вызовы современности?

    Нельзя делать что-то в полной темноте. Вы не можете водить машину во мраке. Когда в Судане начались реформы, люди не знали об исламской экономике, не представляли, что это такое. Отсюда многочисленные упущения.

    Я назвал две главные ошибки. Но на пути исламской экономики встало много других препятствий. Кроме того, те, кто проводил реформы, испытывали сильное давление извне. Нельзя недооценивать внешнеполитический фактор.

    - Не секрет, что одной из проблем на пути исламизации экономики является неэтичное поведение самих мусульман.

    В основе реформ по исламизации экономики в Судане лежала политика. А политика, как известно, тесно связана с коррупцией. Даже если вы имеете чистые намерения, со временем под влиянием системы вы изменитесь, собьетесь с пути. То же можно сказать и об экономике. Если вы как бизнесмен постоянно имеете дело с деньгами, то очень скоро вас будут интересовать деньги, и ничего кроме них.

    Деньги - это большое искушение для людей. К сожалению, человеку очень легко утратить представление о системе ценностей. При этом чрезвычайно сложно изменить психологию, ментальность людей.

    Это нужно делать шаг за шагом, поэтапно. Необходимо сформировать общественное мнение, чтобы политики считались с ним. Это не так просто. Неизвестно, что сложнее: сделать политиков честными или заставить людей думать по-другому.

    - Как Вы думаете, нынешний экономический кризис научит чему-нибудь человечество?

    Безусловно, он окажет существенное влияние на умы людей. Социалистическая модель больше не существует. Люди отказались от нее и повернулись в сторону Запада.

    Хотя люди - не потомки обезьян, во многом они ведут себя как настоящие обезьяны. Взять, например, то, как люди пытаются подражать своему лидеру, бездумно имитировать его поступки.

    Мусульманским странам нужно искать баланс между Западом и Востоком, а не как бывшие соцстраны смотреть в рот Западу. Иначе мы неизбежно будем повторять не столько успехи, сколько ошибки западных стран. Нужно экспериментировать, но при этом не становиться зависимым от чего-либо, чему-то слепо подражать.

    - Что Вы думаете об исламском уголовном праве? Устарело ли оно? Нуждается в реформировании? Или его нужно применять в том виде, в котором оно существует?

    К сожалению, люди зачастую неправильно понимают мусульманское уголовное право. Они считают, что оно сводится к отрубанию рук и подобным ему жестким наказаниям. Это не так. А что касается наказания смертью за внебрачные связи, то оно было заимствовано из еврейского законодательства. Это не мусульманское право!

    Но сейчас общественное мнение меняется. Люди начинают потихоньку понимать, что к чему. Да, в мусульманском праве существует наказание за внебрачные сексуальные отношения, но это не смертная казнь, как в еврейском праве.

    Наказание за такое преступление, как квалифицированная кража, также зачастую применяется неверно. Для того, чтобы можно было наказать за кражу отсечением руки, необходимо, чтобы были соблюдены жесткие условия. Например, украденная вещь должна стоить не меньше определенной суммы в соответствии с уровнем жизни в конкретном месте и в конкретное время. Сейчас стоимость жизни выше, чем во времена Пророка (мир ему), поэтому и доказательства должны быть более вескими. Таким образом, число наказаний за кражу в виде отсечения руки, в принципе, не должно превышать нескольких за год.

    Я также последовательно выступаю против наказания в виде тюремного заключения. Люди по всему миру слепо переняли у Запада такое наказание, как тюремное заключение. Я считаю, что наказание должно носить персональный характер. Тюрьма - это западное изобретение. Тюрьма - это наказание не для лица, совершившего преступление, а для его жены, детей. Наказание должно быть индивидуальным: наказывать необходимо индивидуума, а не его родных и близких.

    Нам нужна полноценная система криминальной юстиции в соответствии с Шариатом. Сейчас ни в одной мусульманской стране нет полноценной системы мусульманского уголовного судопроизводства. Драматичность ситуации заключается в том, что в 99 из 100 случаев органы исполнения наказаний бездумно применяют наказание в виде ампутации руки за кражу, нарушая существенные условия, предъявляемые Шариатом к квалификации данного преступления.

    - Доктор Тураби, у Вас большой опыт пребывания в заключении. Как Вам помогла тюрьма в Вашей жизни?

    Тюрьма… Да это просто благословение! Люди, которые посадили меня туда, даже не представляли, какую услугу они мне оказали. Они думали, что делают мне плохо, а на самом деле они дали мне благо.

    Я прочел в тюрьме все книги, которые мне удалось собрать ранее, во время учебы в Англии и Франции. Пока я не попал в тюрьму, я не мог найти времени на вдумчивое чтение. В тюрьме же у тебя нет никаких забот, никаких срочных встреч. Сиди, читай, молись или пиши.

    Тюрьма - одно из немногих мест, где чувствуется присутствие Бога. Когда я читаю, я как бы медитирую над книгой. То же самое я могу сказать и о написании книг. Когда я пишу книгу, я делаю это не с целью увидеть на обложке собственное имя или для того, чтобы получить деньги. Я не против, если кто-то издает мои книги и ничего не платит мне. Я пишу, потому что мне нравится смаковать мысль.

    Я с благодарностью вспоминаю годы, проведенные в тюрьме. Для меня эти одиннадцать лет в заточении лучше, чем тридцать лет в университете. Студенты большую часть времени проводят за развлечениями: играют в футбол и занимаются другими посторонними делами. И только в конце года садятся в библиотеке за книги - готовиться к экзаменам. А я имел возможность заниматься этим одиннадцать лет, не отвлекаясь на лишнее!

    - Какие люди оказали на Вас большое влияние в жизни?

    О, несть им числа! Боюсь, что не смогу всех перечислить. Я привык много читать. Если я еду во Францию, я буду изучать не только право, но философию, историю, экономику, политические науки. Если я еду в Англию, я буду изучать другие культуры. Я много читал не для того, чтобы получить диплом, степень, но ради знаний. Если я еду в Америку, я буду изучать труды отцов-основателей. Если я еду в Россию, то я буду изучать, помимо прочего, и труды коммунистических деятелей.

    В Исламе я не изучал только одну школу права, только одно направление. Я изучал все школы, и потому знаю больше, чем представители каждой из них в отдельности.

    Таким образом, моими учителями по жизни были не только богословы, ученые, но и книги. Я прочел тысячи книг. Значительное влияние на меня оказали и простые, может, даже необразованные люди.

    В Коране неоднократно говорится: «Они спрашивают тебя о том-то и о том-то. Отвечай…». Люди зачастую задавали мне такие вопросы, которые заставляли меня задуматься, вдохновляли меня на новые идеи. Я начинал думать. И задавать им встречные вопросы: «А что вы думаете?» Они рассказывают о своей жизни, делятся своими проблемами. И я нахожу там много поучительного для себя.

    - Доктор Тураби, каким, по-Вашему, должно быть идеальное мусульманское государство в XXI веке?

    Вы не можете создать государство до тех пор, пока вы не сформируете общество. Плохое общество порождает плохое государство. Общество, погрязшее в коррупции, не может породить ничего, кроме коррумпированного государства.

    Судан, к сожалению, еще очень далек от того, чтобы называться исламским государством. Исламские идеи оказывают определенное влияние на развитие страны. Но власти, проводившие реформы по исламизации, испугались реакции других стран, побоялись того, что их обвинят в экспансионизме, экспорте суданского опыта за пределы страны.

    Но в чем заключается наш экспансионизм? Мы никого не завоевываем. Почему можно распространять идеи капитализма, социализма и нельзя распространять исламские идеи? Что в этом плохого?

    Я говорю не только о Судане. Это моя Родина. Но я не хочу ограничиваться Суданом. В будущей жизни Аллах не спросит меня: «Где ты жил?» Это не будет определяющим фактором для Него, когда Он будет оценивать мои дела. Меня интересует любая точка на земле, где есть мусульмане, любой проект, связанный с Исламом. Я готов внести свой посильный вклад в такие проекты.

    А Судан… Судан – это, прежде всего, национальное государство. Большинство населения здесь составляют черные. Я же хочу обращаться ко всем людям: белым, черным, цветным. В Исламе нет национальных границ. Но не все готовы принять мои идеи, выслушать меня. Мир закрыт сейчас. Но я открыт всегда: для мира и для людей.

    Тем не менее, опыт Судана нужно изучать. Любой опыт ценен. Чтобы стать доктором, вам надо пройти путь ошибок. Нельзя быть хирургом–теоретиком, надо пытаться делать операции, иначе вы не добьетесь результата.

    В Судане исламизации поверглась не только экономическая сфера, но и искусство и даже спорт. Я не профессионал в футболе, но мне кажется, что нарушать правила в игре нужно не потому, что судья даст вам желтую карточку, а потому, что Бог спросит с вас за это в будущей жизни.

    Проблема в том, что указанные преобразования в Судане в большей степени носят формальный характер. А ведь можно даже и в таком важном действии, как молитва, дойти до пустого формализма.

    Некоторые люди, обращающиеся в молитве в сторону Каабы, думают, что Бог только там. Но божественное присутствие везде. Кааба - это лишь символ того, что все мусульмане смотрят в одну сторону.

    То же самое касается омовения. Когда я полощу свой рот, я делаю это не для того, чтобы очистить его от остатков пищи: я символически очищаю его от плохих слов, произнесенных мною. Когда я мою глаза, я не просто мою их, а смываю ту негативную, не предназначенную для них информацию, которую им не следовало видеть. В природе человека заложено любопытство: желание смотреть, наблюдать за тем, что его не касается. Иными словами, мое омовение должно быть не просто гигиенической процедурой.

    То же самое можно сказать и о попытках привести образ жизни в соответствие с Исламом. Это не должно носить формальный характер. Все от молитвы до экономического поведения должно осуществляться в контексте Единобожия (таухида). Формализм убивает веру.

    - В последнее время Ваши взгляды на различные аспекты Ислама и Шариата стали более либеральными. Данное утверждение верно?

    В любой религии, не только в Исламе, есть период подъема, а вслед за ним идет период консерватизма, застоя. Мусульманские ученые в раннеисламский период были очень продуктивны в плане новых идей.

    Они оставили потомкам богатое интеллектуальное наследие. Последующие поколения были по отношению к предыдущим, как дети по отношению к своим родителям. Они стали сравнивать все свои слова и поступки с их словами и поступками. Они превратились в детей, испорченных собственными родителями. Когда родители дают своим детям все, что они пожелают: игрушки, деньги, машины, они рано или поздно разучатся думать.

    Вот уже тысячу лет большинство мусульман идентифицируют себя в качестве суннитов или шиитов. На вопрос о том, к какой школе они принадлежат, они, не задумываясь, отвечают: к маликитам или ханафитам т. п. Но они не задумываются о сути вещей, не включают свой разум и сердце. В итоге, мусульманский мир стал деградировать по сравнению с Западом. Мусульманам необходимо освободиться от столетий декадентской истории.

    Сначала люди в шоке, когда понимают, что они могут изменить свои взгляды. Им не нравится то, что не соответствует их традиционным устоям. Но, спустя некоторое время, нормальные люди принимают это.

    Но я хотел бы, чтобы они воспринимали мои идеи не как влияние Запада, а как нечто, изначально присущее исламскому праву. При этом, конечно, ничто не мешает изучать опыт других стран, культур. Трансплантация западных идей в мусульманский мир бесполезна. Это все равно как пытаться трансплантировать органы от одного человека к другому. Есть риск, что они не приживутся.

    Но, повторяю, я не хочу отделять мусульманское общество от западного мира. Я хочу, чтобы последователи Ислама развивались, стали оригинально мыслящими людьми снова, не были статичными. Чтобы они не были заложниками истории не только в этой жизни, но даже и в будущей.

    - Доктор Тураби, одно из Ваших недавних высказываний касается возможности брака между мусульманкой и немусульманином, что вызвало большие споры среди приверженцев Ислама.

    Я в данном случае придерживаюсь позиции доктора, который, чтобы вылечить больного не заставляет его принимать сразу все 20 таблеток. Если больной съест их за один раз, то сразу умрет. Поэтому надо дозировать это лекарство.

    Еще двадцать или тридцать лет назад я слышал, как одна женщина спросила мусульманского правоведа: «Я замужем и недавно приняла Ислам, но мой муж остался немусульманином. Что мне делать?» В ответ ей сказали: «Немедленно разводись с мужем».

    Но даже если ее муж номинально примет Ислам, он при этом не будет реальным мусульманином. Если же женщина последует совету уйти от такого мужа, она разрушит семью. Это может привести к трагедии для нее, мужа и, конечно, для детей.

    Но ни Коран, ни Сунна ничего не говорят о том, что в такой ситуации женщине надо разводиться с мужем. Конечно, пока большинство богословов не соглашаются со мной в этом вопросе. Но, поверьте, пройдет время, и все богословы согласятся с одним правоведом из Судана, который отстаивает в одиночку эту точку зрения.

    Я также считаю, что женщина-мусульманка может выходить замуж за немусульманина. В Коране сказано: «Пища Людей Писания разрешена для вас, а ваша пища разрешена для них» (Сура «Трапеза»: 5). За исключением свинины и вина, конечно. Далее в Коране в том же айате сказано: «И целомудренные из верующих и целомудренные из тех, кому даровано Писание до вас...» (Сура «Трапеза»: 5).

    Почему? Потому что мы тоже признаем Христа (мир ему), мы уважаем и защищаем христиан. Христиане никогда не преследовались в Исламе - задолго до появления ООН и правозащитных организаций. Мусульманин должен уважать право своей жены оставаться христианкой.

    Иными словами, Коран в этом вопросе не говорит ни «да», ни «нет». Это означает, что данный вопрос оставлен на усмотрение самих мусульман. Нужно думать.

    Другое дело, если муж не уважает жену, унижает ее, оскорбляет ее религиозные чувства. В таком случае, я буду против этого брака. При этом для меня будет не столь важно, кто муж по вероисповеданию: мусульманин или христианин.

    Он может быть мусульманином по рождению, иметь мусульманское имя, но при этом по своим взглядам быть марксистом, который уже давно не верит в Бога. Очевидно брак с таким «мусульманином» будет для мусульманской женщины хуже, чем брак с добропорядочным христианином.

    Если это обычный христианин, толерантный по отношению к жене - нет проблем. В конце концов, ничто не мешает жене со временем убедить мужа принять Ислам, не формально, чтобы угодить ей, а искреннее, всем сердцем. Каждый человек в последующей жизни будет держать персональный ответ перед Всевышним.

    Многие мусульмане думают, что женщины - овцы, которые должны следовать за мужчиной, неважно, кто он, христианин или мусульманин. Поэтому они боятся, что если мусульманка окажется замужем за христианином, она во всем будет следовать мужу, в том числе и в вопросах, касающихся религии. Но это неверно. Подобные взгляды происходят от комплекса превосходства у некоторых мужчин.

    Иными словами, я начал с того, что жена может остаться с христианином, если примет Ислам, а пришел к тому, что мусульманка может выйти замуж за христианина.

    В разных обществах женщины играют разную роль. В Америке женщины более независимы от мужчин, чем женщины в Англии. В в Англии женщины более независимы, чем женщины в Германии и т. д. Не знаю, какие женщины у вас в России…

    - Приезжайте, увидите. Возможно, знакомство с российскими женщинами послужит подтверждением Вашему тезису о допустимости брака между мусульманкой и христианином. Или наоборот, заставит пересмотреть некоторые свои взгляды.

    Я давно мечтаю приехать в Россию, но все как-то не складывается.

    - Ваше мнение о будущем Ислама в странах подобных России с маленьким, но активным мусульманским меньшинством?

    Как свидетельствует история, у православной ветви Христианства, будь то в Эфиопии или России, отношения с Исламом складывались лучше, чем у западных христиан. Даже во время Петра. Несмотря на насильственное присоединение мусульманских регионов на Кавказе и в Средней Азии, в России не было крестовых походов. Большой ошибкой была война в Афганистане.

    Главное преимущество у российских мусульман перед их единоверцами на Западе - это то, что они являются коренными жителями страны. Мусульмане на Западе - это в основном мигранты и их потомки, за исключением европейцев и американцев, принявших Ислам. Я вижу будущее за Исламом, прежде всего, в России и США.

    К сожалению экономические и иные отношения Судана с Россией недостаточно развиты. Здесь для России столько возможностей. Почему вы сюда не приходите?

    - Доктор Тураби, Вы - одна из самых известных фигур в мусульманском мире. Но, к сожалению, Ваше имя не только в западной, но и российской прессе зачастую упоминается лишь в связи с Усамой бин Ладеном.

    Российские газеты пишут обо мне в таком ключе, потому что после распада Советского Союза Россия стала зависимой от Запада. Вы все еще смотрите на Запад по всем вопросам как на высший авторитет. Ваши газеты не сами добывают новости, а пользуются информацией из третьих рук, не проверяя ее.

    Они пишут, что я призываю людей к джихаду против неверных. Но джихад - это не священная война! В арабском языке есть термин для обозначения священной войны: «харб мукаддаса», а джихад переводится как «усилие».

    Я не призываю никого убивать. Но я считаю, что у мусульман должно быть право на самооборону. Ислам учит нас отвечать на улыбку двумя улыбками, на подарок - двумя подарками, а на удар - только одним равноценным ударом.

    - Вам доставляет неудобство, что о Вас так пишут в России?

    Мне все равно, что они обо мне пишут. Если я, наконец, доберусь до России, для меня будет иметь значение только то, что обо мне думают простые люди, а не журналисты.

    - В таком случае, надеюсь, встретиться с Вами в России, иншаАллах.

    ИншаАллах.

  4. (12.10.2012 15:23) #
    0

    Тураби: Россия должна искать не силовое решение, а общий язык с мусульманами
    22 апреля 2010

    Чем неугоден самый известный мусульманский умеренный лидер? Тем, что создал всемирный исламский интернационал, тем, что критикует власти Судана, или тем, что призывает единоверцев осваивать современные технологии и идти в мир, а не хранить тени прошлого под видом незыблемых правил жизни?

    Если бы Запад искал мира и согласия с мусульманами, то лучшего переговорщика, чем Хасан Тураби, не найти. Если бы президент Обама хотел на деле изменить отношения с исламским пространством, то его советники сидели бы в очереди на прием к этому суданскому ученому и адвокату.


    Отыскать офис Народной партии в Хартуме несложно, хотя ни названий улиц, ни номеров домов не видно. Здесь все знают доктора Тураби. Все очень демократично и скромно. На втором этаже толпа журналистов, они все прибывают. Доктор Тураби высокий, очень худой, улыбчивый, живой и подвижный человек. Похоже, его не утомляют ни жара, ни люди.

    «Если мы хотим перемен, то нужно не просто обмениваться дипломатическими протоколами или санкциями, а обмениваться идеями. Отношения больше не строятся на том, что министр торговли говорит с министром торговли, министр культуры – с министром культуры. Посмотрите, мир расширяется, его все труднее ограничить определенными рамками, все больше средств взаимодействия, которые невозможно контролировать, можно обмиваться знаниями и культурой, а дипломатией могут заниматься актеры, спортсмены и ученые», - считает Хасан Тураби.

    Доктору Хасану ат-Тураби 78 лет. Большую часть журналистов интересует мнение Тураби о незначительных внутриполитических проблемах Судана. Он критикует правительство. Но даже из этих слов очень немногое попадает в западные СМИ, причем нередко в искаженном виде. Член коллегии адвокатов Франции, Тураби говорит на нескольких европейских языках, он жил в Европе и Америке, учился в Великобритании, защитил диссертацию в Сорбонне.

    Как представить противника террора покровителем террористов

    «Американцы хотят представить меня духовным наставником всех террористов мира, они хотят убедить мир, что я спонсирую террор, но я довольно бедный человек, чтобы быть спонсором, у меня нет никаких источников дохода в Судане»,- Тураби улыбается.

    Для исламского мира доктор Хасан Тураби – один из наиболее ярких умеренных мусульманских лидеров, последовательный противник террора, сторонник мирных переговоров, демократических идей, многопартийности и парламентаризма.

    Для США он фундаменталист и теоретик исламизма (оба этих западных термина непонятны мусульманам). Журналисты провозгласили его чуть ли не покровителем и спонсором террора.

    «США хотят все контролировать, править всем, владеть ресурсами, подобно Британии и Франции в прошлом. Они полагают, что центр мира – это они. Но центр мира – здесь, на Востоке. Им пора изучить географию. Посмотрите, как они ведут себя? Они убивают в Ираке и Афганистане всех – женщин, мужчин, детей. И утверждают, что они христиане. Разве христиане так себя ведут? Нет, это не христианство», - уверен он.

    Как бы там ни было, именно Тураби является конструктором современного политического ислама. Помимо этого именно он стал архитектором нового Судана. Выборы, которые сейчас прошли в стране, он предлагал проводить еще в прошлом столетии. Благодаря его усилиям Судан всегда оставался страной многопартийной, вопреки тому, что пишут об этой стране на Западе. Именно его популярность в исламском мире и на Западе использовали военные, пришедшие к власти 20 лет назад. Президент Судана Аль-Башир долгие годы был его последователем в построении исламского государства на умеренных принципах. Ислам в Судане весьма либеральный. Это не только историческая традиция, но и заслуга Тураби.

    В 90-е годы Тураби был спикером парламента, министром иностранных дел, организатором всемирной Исламской конференции, ежегодно проходившей в Хартуме до 1999 года, на которую приезжали представители всех исламских стран и общин мира.

    По просьбе СССР, он вел переговоры с афганскими моджахедами после вывода войск из Афганистана. Он вел эти переговоры и после распада СССР.

    «Я знаком со всеми исламскими движениями от Шри-Ланки до Европы, я знаю все джихадистские группировки Афганистана. И Пакистана тоже. ЦРУ это не нравилось – они попытались меня устранить, когда я был в Канаде. Они не хотят переговоров. Их больше устраивает, что после ухода советских войск разные группы в Афганистане разрушили всю страну».

    В отличие от замирения Афганистана, он преуспел в построении Исламского интернационала и в сплочении мусульман разных народов и течений. Во многом из-за этого успеха спецслужбы Запада предприняли целый ряд мер по изоляции Судана и вытеснению доктора Тураби из политики.

    Попытка разменять ферзя

    В 1998 году США нанесли ракетный удар по крупнейшей в Африке частной фармацевтической фабрике Аль-Шифа в Хартуме. Никаких доказательств, что фабрика, помимо качественных и дешевых лекарств для континента, производила что-либо для террора, не существует до сих пор. Однако Судану дали понять, что дальнейшие попытки политической консолидации мусульман мира будут иметь далеко идущие последствия для Судана. Аль-Башир предпочел дистанцироваться от Тураби, рассчитывая, возможно, что в этом случае давление на Судан ослабнет. Получилось наоборот.

    В 1999 году Тураби был заключен под домашний арест, Исламская конференция прекратила собираться, Тураби был смещен со всех постов. Однако к нему беспрепятственно приходят иностранные журналисты, он возглавляет Народную партию (Popular party) и на выборах в апреле 2010 года выставлял кандидата на президентский пост - Абдаллу Динка.

    Санкции с Судана не сняты. Международный трибунал объявил Аль-Башира в розыск. Тураби ни в одном списке нежелательных лиц не значится, он желанный гость на европейских конференциях.

    Между Тураби и президентом Аль-Баширом существует острое политическое противостояние. Тураби активно критикует Аль-Башира. Правительственные чиновники заявляют, что в новое правительство войдут все оппозиционеры, кроме Тураби. В этом много политической игры. Ведь большая часть политических процессов идет в стране именно по плану Тураби: многопартийные выборы, поиск партнерства в условиях международных санкций, заключение мирных соглашений с Южным Суданом и Дарфуром, заявленный референдум об автономии Южного Судана.

    «Американцы везде видят сети "Аль-Каиды" – как некоторые повсюду видят призраков. Так же у них было и с Че Геварой»

    Уже после 11 сентября 2001 года западные СМИ приписали Тураби буквально покровительство "Аль-Каиде" и Усаме бин Ладену лично. Некоторые называли его мусульманским Папой, Папой террора. Однако ни в каких списках террористов его нет, и никто его ни в чем не обвиняет.

    «Мы не говорим по-арабски "Аль-Каида". Мы не употребляем слово фундаментализм. Его и англичане с французами не употребляют. Американцы придумали это все. Бин Ладен был тихим, скромным, благовоспитанным господином. С традиционным саудовским образованием, очень узким. Он жил неподалеку от меня - в том же квартале. Он зашел как-то ко мне – никто его не знал в те времена, никто им не интересовался, о нем не писали в газетах. Он был сыном богатого строителя из Саудовской Аравии, американцы попросили его спонсировать борьбу с советскими войсками в Афганистане, и он согласился участвовать. Советы ушли, и он уехал из Афганистана. В Судан он приехал, как инвестор – он строил аэропорт, дороги. США надавили на саудовцев – те лишили его гражданства. Они надавили на Судан – его выслали из страны. Куда ему было ехать? Они сами послали его в горы. Там нечего инвестировать, аэропорты и дороги не нужны. Американцы везде видят сети "Аль-Каиды – как некоторые повсюду видят призраков. Так же у них было и с Че Геварой. Они превратили бин Ладена в киногероя. В Пакистане ни слова не понимают по-арабски, но они знают его и понятия не имеют о его идеях. Идеи не нужны. За эти годы сгинули партии, нет ни социалистов, ни националистов, ни левых, ни правых. Вместо политических движений возникли множество исламских партий. Люди вдруг начинают считать себя правильными мусульманами, и свою внезапную идентичность противопоставляют другим. Но что они знают об исламе?»

    «Не давайте много власти секретным службам – они множат терроризм, а не борются с ним»

    Тураби хорошо осведомлен о положении дел на Кавказе. Он считает, что присутствие в России большой автохтонной мусульманской общины – ее неоспоримое преимущество. Эти люди у себя дома, это не общины эмигрантов, как в Европе и США.

    «Нужно уважать их культуру, их семейные традиции, и большая часть проблем отпадет. Россия может привлекать мусульман к налаживанию торговых и экономических связей с исламским миром».

    Он уверен, что Россия наладит отношения с мусульманами, и угроза сепаратизма исчезнет:

    «В мире идет консолидация, а не сепаратизм. Вряд ли налаживание отношений приведет к тому, что мусульмане захотят отделяться. Надо строить отношения, как они строятся в семье, с соседями. Мусульмане столь же склонны к миру, как и русские – все похожи. Дипломатия здесь ничего не решит. Дипломатия сегодня только придерживается протокола и отсылает отчеты. Не нужно давить, – даже самый мирный человек, если на него очень давить, пойдет и взорвет себя. Налаживайте связи с мусульманскими учеными, с авторитетными в исламе людьми, а не только с местными старейшинами и лидерами. И не давайте много власти секретным службам – они множат терроризм, а не борются с ним».

    Тураби считает, что примером того, как секретные службы выращивают терроризм, является Ирак.

    «Они о терроре лгут, а не просто преувеличивают. Россия не должна позволить секретным службам заполучить много власти, потому что они провоцируют людей, они делают так, что человек идет и взрывает себя, чтобы стать мучеником. Нужно, чтобы мусульмане имели возможность выслушивать влиятельных людей и говорить с ними. Мы должны найти выход из этого положения. Сила рождает силу. Нужны аргументы, переговоры, а не силовое давление. Сила контрпродуктивна. Посмотрите, европейские страны, которые столетиями воевали друг с другом, нашли в себе силы, перешли от войн к единому пространству. В СССР было много сходных подходов к исламским странам – в отношении справедливого распределения, налогов. Россия должна искать не силовое решение, а общий язык с мусульманами»

  5. (12.10.2012 20:26) #
    -1

    Мое мнение, Умме, да и любому сообществу, для развития нужны, как либеральное, так и консервативное крыло. Без первого не будет движения, без второго оно будет в неправильную сторону. Большинство идей шейха Тураби не найдут подтверждения в фикхе, но часть ИМХО войдет в золотой фонд.

    • (13.10.2012 21:30) #
      0

      Где-то я это слышал,правда там говорится о двух колесах одной арбы,одно колесо ДУМД,другое госорганы.
      Вот и весь наш уровень.

  6. (12.10.2012 23:09) #
    0

    Классно сказано:"Без первого не будет движения, без второго оно будет в неправильную сторону."
    Но само деление на консерваторов и либералов-это ориентализм чистой воды. Показывает, что мы не выросли в рамках исламской культуры и идентичности( будем говорить Вашим языком).
    Наши представления, ассоциации и примеры-они из другой культуры. И перевод терминов иной культуры, даже с одного языка на другой, подчас не возможен.
    Есть вещи общие: колеса, алгебра, точные науки.
    А представление о прекрасном-оно у всех раное!
    Когда ко мне выходят мои знакомые(не мусульмане) в трусах или в плавках, я это отчетливо понимаю.
    К примеру либерализм в экономике или в политике, может иметь меньше разночтений с Исламом. Но там ведь тоже триединство! Права личности. А они понимаются так, что если двое по согласию, то это их дело!?
    Просто наука еще не изобрела прибор, котрый показывает, что от их "любви" по взаимному согласию, больше вреда для окружающих, чем от радиации.
    Нам, что ждать пока наука изобретет такой прибор?
    Или принять все либеральные ценности? Или придумать свой либерализм?
    Зачем сначала понимать все явления в рамках европейской культуры, а потом пытаться найти их аналогии у нас?
    Может сразу того... воспитывать себя и своих в исламских традициях?
    И это не желание поспорить или не дай Аллах задеть. Это искренне удивление, попыткам привнести к нам какой-то наднациональный, общечеловеческий опыт.
    Религиозные ученые так говорят: компьютеры, связь, технику, все точные науки пожалуйста.
    Всю гуманитарную сферу: под лупой и только профессионалам. Ну и наверное, не в рамках комментариев. Слишком серьезный вопрос. Мне кажется вы математик. А тут они:запад, христианская цивилизация, европейская-мало чем могут похвастаться. Аллах говорит об этом в Коране, что(по смыслу аята) что им дано знания (о Рухе-душе) немного."У человекка можно взять только то, что у него есть. У нишего нечего брать."

  7. (14.10.2012 00:44) #
    1

    Дедушка, маша Аллах.
    Только как это брак между немусульманином и мусульманкой? Интересно!
    А никях будет действительным?

    • (14.10.2012 18:04) #
      1

      Ассаламу алейкум.
      ИншаАллах,никогда такой брак не будет действителен,это единогласное мнение ученых.
      Если жена приняла Ислам,должен быть призыв мужу,точно не скажу,сколько времени должна прождать жена до ответа,но половые отношения между ними запретны.
      А в том что этот доктор разрешает, нет сомнения,что это запретно до Судного дня.
      Скажу больше,по некоторым мазхабам мусульманину запрещено жениться на христианке или иудейке,а некоторые имамы Уммы относят подобное к крайне нежелательным делам,не говоря о выходе мусульманки замуж за иноверца.
      Еще умудряется давать свой тафсир аяту из Куръана,делая кияс(аналогию).
      Еще его заблуждение,что женатых нельзя казнить за прелюбодеяние,как он может утверждать подобное,когда такие казни проводились еще при жизни пророка(мир ему и благословение).Еще хватает совести сказать,что это не мусульманское право.

      Очередная ложь""Каждый человек в последующей жизни будет держать персональный ответ перед Всевышним.""
      Пророк мир ему и благословение сказал,что каждый человек пастух,муж за жену и детей и т.д.,т.е.,если у кого-либо из нас есть жена и дети,то мы отвечаем за их Ислам,как в этом мире,так в ахирате перед Всевышним.

      Мне интересно следующее,чего он и подобные ему добиваются противореча Исламскому фикху в некоторых вопросах,тем более,все вопросы досконально рассмотрены и объяснено в чем вред или польза в этих делах?
      Или таким образом,сами того не замечая выявляют лицемерное нутро или их большие грехи?

    • (14.10.2012 18:24) #
      -1

      Мнение, что брак расторгается, если супруга становится мусульманкой, а ее муж не желает принимать Ислам, очень распространенное, но все же поверхностное, а точнее — ошибочное. По данному вопросу, а тем более относительно обществ, где мусульмане составляют меньшую часть населения, есть несколько подробных богословских исследований. Например, у Ибн Кайима есть детальное повествование, где он ясно доказывает, что пророк Мухаммад (да благословит его Всевышний и приветствует) никогда и никому не говорил о том, что нужно срочно разводиться, и не призывал к этому в случаях принятия Ислама одним из супругов, а таких ситуаций было очень много. Например, наш современник Юсуф аль-Кардави говорит: «На протяжении многих лет, когда у меня спрашивали о такого рода ситуациях, я давал заключение (фетву), что брак в срочном порядке расторгается. Максимальный срок расторжения, который упоминался мною, как и многими другими учеными, исчислялся тремя месяцами и не более того». Около двадцати пяти лет назад Кардави оказался на одном из мусульманских форумов в Америке, где также был поднят данный вопрос. При обсуждении этой темы доктор богословия Хасан ат-Тураби заявил, что жена может оставаться в браке со своим мужем после становления мусульманкой, даже если супруг не примет Ислам. Это заявление произвело эффект разорвавшейся бомбы. Возмущений было очень много. Слова доктора Тураби «утонули» в потоке критики и слов, что «это не соответствует канонам Ислама и противоречит тому, в чем есть единодушное согласие (иджма‘)». Среди выступивших категорически против был и имам Кардави. Потом спустя многие годы он сказал: «Мусульманин должен учиться от колыбели до могилы, как завещал Пророк. Нет ни одного человека, который охватил бы своим интеллектом все грани познания и науки. Всевышний Творец, обращаясь к пророку Мухаммаду (да благословит его Аллах и приветствует), говорил: «И моли словами: Господи, приумножь мои знания (мое понимание, навыки применения знаний)!» ( Коран, 20:114); а также сказано в Коране: «Вам [люди] дано лишь незначительное количество знаний [если сравнивать их с тем, что вообще существует]» (Коран, 17:85). «Когда я, — продолжал имам Кардави, — столкнулся с подробным исследованием имама Ибн Кайима по данному вопросу, то понял, что ошибался». (Аль-Кардави Ю. Фи фикх аль-акаллият аль-муслима. С. 106.)

      • (14.10.2012 18:47) #
        1

        И что?
        Ты же не признаешь Кардави,зачем он тебе?
        Тогда харам вовсе не харам,халаль не халаль,ты это хочешь сказать?
        Но тебе вопрос,кто ты,чтобы принять во вниманием твое мнение?)))

        • (14.10.2012 19:15) #
          -1

          Купи себе очки Абдулла. Кардави тут имеет весьма косвенную роль. Юсуф только признал свою ошибку перед Тураби, который в свою очередь ссылается на Ибн Кайима, если ты не знаешь, кто это такой, то сообщаю тебе, что Ибн Кайим Джаузия самый знаменитый ученик Ибн Таймии.

          • (14.10.2012 19:34) #
            1

            Конечно спасибо за ликбез,не знал что Ибн Каййим ученик Ибн Таймиййи.)
            Для меня есть более значимые алимы,чем перечисленные тобой.
            А ты сам читал,что именно говорит Ибн Каййим и желательно в оригинале?

            • (14.10.2012 22:45) #
              -1

              Зачем тебе оригинал, если для тебя есть "более значимые алимы"?:)) у тебя позиция критикана, критика ради самой критика, когда я привожу цитаты Ибх Хазма, ты ссылаешься на Кардави,как на более значимого. Когда я привожу цитаты Кардави, ты опускаешь его мнение и ссылаешься на каких нибудь других алимов (которых даже сам не приводишь). Тебе все равно что говорит Афгани, Мухаммад Абдо, Ибн Хазм, Ат-Тураби, или даже Кардави, тебе бы лишь бы поспорить и доказать свою правоту в каком-то определенном вопросе. Вообщем давай до свидания, до следующей статьи об великих алимах, которых ты в очередной раз будешь поносить.

              • (14.10.2012 23:31) #
                1

                Не могу же поверить на слово законспирированному шииту,это просто глупо.)))
                Также я не обязан верить на слово ни Кардави,ни Тураби или кому-то еще.
                Нормальные алимы говорят,что если они где-то допустили ошибку в личных суждениях,выкиньте их,что и делаю,а подтверждение их ошибках нахожу у алимов их же уровня,а не Тураби.
                Кардави интересен,как ученый хорошо владеющий знаниями уже раскрытыми нам другими,а не как мужтахид по вопросам,по которым нет никаких проблем.Его ижтихад допустим по строго современным вопросам,в медицине к примеру.
                Мы же можем провести сравнительный анализ не священных текстов,а того,что говорит Кардави или к примеру имам Абу Ханифа,после слов Абу Ханифы,ссылаться в этих же вопросах на слова Кардави,мягко говоря несерьезно.Кардави по сравнению с ним,ученик.Вот моя позиция.
                А таким как ты,которые проявили себя во всей красе,нельзя верить.Это тоже моя позиция,которая исходит из Ислама.