«Мы загнали молодежь в подвалы…»

О мусульманской молодежи Кавказа сегодня каких только мифов не ходит – о причинах ее радикализации, о расколе на соперничающие лагеря и общины и т.д. Но услышать здравое слово знающего человека в этом шуме все-таки можно. И один из таких настоящих знатоков Кавказа и его проблем – наш сегодняшний собеседник.
Итак, Асламбек Аслаханов – член Совета Федерации, бывший советник президента РФ Владимира Путина по проблемам Северо-Кавказского региона. Наш собеседник - генерал-майор милиции, доктор юридических наук, профессор Академии МВД России, мастер спорта по вольной борьбе, самбо и дзюдо; награжден государственными орденами и 16 медалями.


Асламбек Ахмедович, как Вы думаете, с чем связан резкий всплеск диверсионной и террористической активности в республиках Северного Кавказа?


Я не совсем согласен, что на Кавказе наблюдается резкий всплеск. Некоторая активизация - это да. Взять, к примеру, убийство туристов в Кабардино-Балкарии. Я могу ошибаться, конечно, но мне представляется, что этот террористический акт был направлен против президента Республики, чтобы показать, что он, дескать, не справляется.
И потом - довольно странный подрыв канатной дороги в Приэльбрусье. Думаю, это направлено на то, чтобы туристы не ехали в регион. В то, что это сделали местные, мне не очень верится. Потому что за счет этой канатной дороги и за счет туристов там, по-моему, около двух тысяч человек живет.
Конечно, могут быть другие причины. Это и недовольство балкарцев, и болезненные вопросы, касающиеся передела исторических земель. Я вообще, когда было голосование по закону, позволяющему изъятие земли из сельхозугодий, был против и сказал, что на Кавказе хронически не хватает земли. Земля на вес золота.
На Кавказе из-за земли, к сожалению, были случаи, когда брат шел на брата. Это очень болезненный вопрос. Потому нужно относиться к нему очень осторожно. Учитывая национальные традиции.
И потом, мы почти совсем не задумываемся, почему наша молодежь уходит в леса или горы. Почему она становится на путь преступлений. Почему те, которые живут по волчьим законам, оказываются рядом с молодежью. И почему молодежь становится жертвами абсолютно никому ненужной братоубийственной войны.
К примеру, в Ингушетии президент Евкуров принимает решение и ходатайствует за тех, кто одумался и понял, что они не тем занимаются. Чтобы их не наказывали, если они не совершали убийства и не подрывали, чтобы эти молодые люди поняли, как они востребованы в своей стране. Что и им есть место в мирной жизни, где они могут создавать семьи, что могут иметь детей, имеют шанс окончить ВУЗ, что они не брошены на произвол судьбы. С ними надо серьезно работать, устроить на работу, дать возможность учиться. Когда они увидят, что они нужны и о них заботятся, и что они имеют шанс стать полноправными членами общества, поверьте мне, становиться на тропу гражданской войны молодые люди не будут.
Подавляющее большинство останется. Если кто и уйдет, так это те, у кого большая обида или те, кто считает это романтикой. Я думаю, что мы, таким образом, должны постепенно сводить эту проблему на нет.
И второе. Мы забыли такое великолепное слово, как профилактика. Профилактика правонарушений, преступности. Профилактика – это значит знать людей на своей территории. Знать их беды, проблемы, помогать им. И профилактика не должна быть очаговой.
Она должна быть всероссийской, всекавказской. Решать вопросы людей, связанные с трудоустройством, с учебой - самые разные вопросы. Если, к примеру, необоснованно осудили, избили – наказывать виновных негодяев. Руководителей, которые потакали им, гнать из органов и привлекать к уголовной ответственности.
И когда молодежь будет видеть, что есть справедливость и что в регионах живут не по понятиям, а по законам, и закон этот защищает их права, и Конституция распространяется на них, поверьте мне, у нас это подполье постепенно будет сходить на нет.


Почему же властям никак не удается подавить очаги сопротивления на Кавказе?


Дело в том, что это все-таки не работа властей подавлять очаги. Я вообще против этого слова «давить». Помните, все в одно время говорили, что надо уничтожать всех, кто «ушел в леса». Я и руководству страны говорил неоднократно, что там есть обманутые, заблудившиеся люди.
Есть те, которые не совершали преступлений. И только за то, что они в этой ячейке находятся, причем оказались, может, по незнанию, глупости, наивности - за это уничтожать их не стоит. И особенно, как у нас в одно время было популярно, если кто-то в доме укрылся, так у нас весь квартал сносили.
Нужно быть очень бережливыми к невиновным. Сейчас абсолютно правильно подчеркнул президент нашей страны, что нужно принимать меры, чтобы они поняли свои ошибки, и работать с ними. И тех, кто не виновен - амнистировать. А если не хотят сдаваться, оказывают сопротивление, только тогда нужно уничтожать. Это военный лексикон.
Но когда мы всех сразу называем террористами, подонками, нелюдями – кто потерпит такие оскорбления? Тогда они такими и становятся. С этим вселенским злом не только правоохранительным органам необходимо бороться. Нужно, чтобы активно принимали участие все институты власти. Каждый в меру своих полномочий.
Все общественные организации должны принимать участие в профилактике. Потому что людей, у которых большая власть, никто слышать не хочет, так как знают, что они с двойным дном. А есть уважаемые люди, которые тихо слово где-то скажут, и весь народ их услышит. Надо привлекать к этой работе именно таких уважаемых в народе людей, привлекать спортсменов, отдельных религиозных деятелей.
И еще. Я считаю, что категорически неприемлемо обвинение всех руководителей Северного Кавказа в коррупции. Извините, у нас страна такая. У нас по понятиям живет много чиновников. И я в таких случаях говорю: Господи, а сколько комиссий приезжает на Северный Кавказ проверять расходованные бюджетные средства?
Ну почему они приезжают, а их десятки - из Прокуратуры, МВД, - и ничего не находят? Все всегда нормально. Ни одного возбужденного уголовного дела. Тогда на каком основании обвиняют всех кавказских президентов, руководителей, что все они коррупционеры? Надо же сначала доказать это на одном, другом примере. Так докажите сначала. Посадите хоть кого-то.
Да и вообще с этими деньгами шалят-то в Москве. На местах даже бюджетные деньги получить сложно. Это прекрасно все знают. Любой крупный чиновник на Кавказе не беден. Они идут уже со своим бизнесом туда. Уже крепко стоя на ногах. Я не считаю, что они настолько тупые и ограниченные, чтобы, получив бюджетные деньги, тут же их разворовывать.
Обвиняют, что самый высокий уровень коррупции в местных органах самоуправления, не задумываясь о том, что местное самоуправление не может даже нормально сформировать бюджет, потому что не обозначен механизм формирования местного бюджета. А их обвиняют в том, что они тотальные коррупционеры.
Если руководитель северокавказского региона коррупционер, тогда нужно спросить с того, кто ездит туда проверять. Или эти слова о тотальной коррупции ложь, или же провокация. То, что пугает всех и вся и вызывает пренебрежение к лидерам северокавказских республик – это провокационные заявления.


С чем связано то, что современная мусульманская молодежь так непримиримо настроена по отношению к властям и духовенству?


Во-первых, я не согласен, что ко всем они непримиримы. Молодежь непримирима по отношению к религиозным деятелям с двойными стандартами. Они видят, как они живут, как материально себя обеспечивают. Видят, что слова и действия их расходятся с требованиями Корана. Они считают, что они - мунафики, «шайтаны», и их нельзя слушать.
А есть и религиозные деятели, которых уважают, слушают. У нас такой перекос произошел. Все религии и организации в одно время преследовались. Практически были запрещены и христианство, и буддизм, и иудаизм. Религия всегда считалась опиумом для народа.
Естественно преемственность была нарушена, и мы не готовили религиозных деятелей для того, чтобы они были пастырями своего народа. И многие самостоятельно изучали Коран на арабском языке. У нас много самоучек.
Также у нас очень много молодежи училось за рубежом. Они прекрасно знают арабский язык, наизусть знают Коран. Но нигде не могут найти свое место по специальности. В Коране сказано, что каждый мусульманин должен учиться. Это и слова нашего пророка Мухаммада, которые были взяты большевиками на вооружение и подносились народу, как слова Ленина.
И великий грех, если кто-то получил знания и их не передал другим. Но еще больший грех, если ему мешают реализовать свое шариатское право преподавать и т.д. А таких у нас немало. Естественно, они недовольны властью, которая их не защищает и не дает им работать. А когда происходят споры между теми выпускниками и самоучками, которые занимают различные религиозные должности, то, бесспорно, молодые выпускники исламских ВУЗов выигрывают спор.
Потому что наизусть все знают. И убедительно говорят все, что и как сказано в Коране. А в Коране сказано много чего, что наши самоучки не соблюдают. И поэтому это еще одна из причин, почему молодежь недовольна отдельными религиозными деятелями и властью, которая практически с одной стороны не имеет возможности решать ключевые проблемы региона, а с другой стороны поверхностно относится к вопросам занятости молодежи. И это естественно вызывает недовольство молодежи.
Более того, мы молодежь предали, когда Советский Союз развалился. Начали ликвидировать все организации – комсомольские, пионерские…У молодежи забрали спортзалы, стадионы, кружки различные.
Все забрали вчерашние барыги, стукачи. Они открыли там бизнес-центры, дома терпимости. А молодежь мы загнали в подвал, посадили на иглу, на наркотики. Кто во всем этом виноват? Виноваты мы - старшее поколение, которое допустило это.


Как, на Ваш взгляд, в такой многонациональной стране с таким большим опытом совместного проживания народов могли произойти события на Манежной площади в Москве?


Ни в одной стране, где есть огромное количество неприкаянной молодежи, которая ворует, хулиганит, не оставляют ее саму с собой. Ею всегда занимаются взрослые, старшие.
Они создают им клубы, кружки, для того, чтобы молодые люди там занимались делом. В этих клубах и центрах им помогают проведению соревнований, наводят порядок, они не ругаются, не устраивают драк. И потом, у них жестко поставлено, что если кто совершил нарушение, то долой из клуба.
А вот у нас незанятая молодежь начала создавать различные организации – и фашистского, и экстремистского толка. И им всегда нужно на кого-то опираться. Мы упустили момент зарождения этих экстремистских организаций.
А их выход на Манежку - это было спровоцированное действие, чтобы всколыхнуть все общество. И молодежь, фанатики и фанаты, не задумываясь последовали за крайними призывами, но потом поняли, что их ввели в заблуждение. В дальнейшем, слава Богу, последствий не было. Потому что над этим много работала власть.


Что на Ваш взгляд больше угрожает единству в России - боевики на Кавказе или нацистские организации русской молодежи?


Ни то, ни другое. Не это главное. Те и другие под контролем. Они будут приносить горе. Но нам к горю не привыкать. Будет страдать много людей от этого. Но страна от этого не развалится. Нас в большей степени может привести к огромной беде тот факт, что мы не учитываем того, что было в прошлом, не извлекаем из него уроки. И не берем так же позитива из прошлого.
В советское время, к примеру, мы очень гордились тем, что мы многонациональное многоконфессиональное государство. У нас не было проблем ни национальных, ни конфессиональных. Слава Богу, религиозные деятели и сегодня этого не допускают.
А вот в сфере межнациональных отношений у нас предпринимаются огромные усилия для демонизации кавказцев и кавказских народов. И эта демонизация состоит в постоянном повторении оскорбительных выступлений в электронных средствах массовой информации, что кавказцы – это трутни, бандиты, живущие по набеговой системе.… Все это, в конечном счете, может сдетонировать, если мы таких политиканов не будем ставить на место.
На них тоже распространяется закон о борьбе с экстремизмом. Это очень крупные экстремисты. Но почему-то их политические экстремистские шалости не ведут к уголовной ответственности. Нам нужно сделать все для того, чтобы в Российской Федерации главный закон страны – Конституция - распространилась на каждого гражданина, независимо от его служебного и материального положения, его сословия, национальности и вероисповедания.
И при этом, чем выше у человека занимаемая должность, тем больше у него должно быть ответственности. Если перед законом все мы не будем равны, то у нас могут быть очень серьезные проблемы впереди.


Как Вы оцениваете опыт республики Дагестан в создании комиссии по адаптации бывших боевиков?


Положительно оцениваю и этот опыт, и опыт комиссии по примирению, которую Рамзан Кадыров создал в республике Чечня, и то, что делает Юнус-бек Евкуров в Ингушетии. Я считаю, что все эти действия положительные, позитивные.


Как кавказцы могут останавливать и наказывать таких людей, как Жириновский?


Жириновский - это политический экстремист. Владимир Юристович – это человек, который не брал бы на себя так много, если бы в его выступлениях не были бы заинтересованы отдельные представители нашей власти. Он знает, что против него выйти не дадут и за него заступятся, поэтому он наглеет.
И если к нему будут относиться как к метастазу российского парламентаризма и будут осуждать его не только представители Кавказа, но и всей России помимо тех 5-6 млн. людей, которым нравятся его экстремистские выступления, то он и сойдет с наших экранов.

Беседовала Альбина Курбанова



2 комментариев


  1. Siberian
    (10.05.2011 20:19) #
    0

    Согласен с Асламбеком Ахмедовичем, все верно подметил.
    Очень уважаемый мною человек.

  2. Мурад
    (14.06.2011 04:26) #
    0

    Только источник интервью - газета "Настоящее время": там я ее читал еще в апреле