Ксенофобы и кавказофобы в России: существуют или придуманы?

Пресловутый «Национальный вопрос». Почему никому не удается найти на него внятный ответ? Кто провоцирует антикавказские настроения? Эти аспекты эксперты обсудили в эфире передачи программы Владимира Соловьева «Воскресный вечер». В третьей части программы подробно обсудили вопрос кавказафобии – происхождение, кому он выгоден и кто его провоцирует.

Гости в студии: Николай Сванидзе — историк, профессор, заведующий кафедрой журналистики Института Массмедиа РГГУ, ведущий; Юрий Крупнов — лидер Движения развития, председатель Наблюдательного совета Института демографии, миграции и регионального развития, Руслан Курбанов — старший научный сотрудник Института востоковедения РАН, публицист; Алексей Журавлев — Председатель Конгресса русских общин, Председатель Всероссийской политической партии «РОДИНА»; Асламбек Паскачев — член Общественной палаты РФ, Председатель Высшего Совета ООД «РКНК»; Александр Дугин — российский общественный деятель, философ, политолог, социолог.

Владимир Соловьев: На этой неделе в Кремле прошло совещание по проблемам национальной политики в России. Обсуждали уровень межэтнической напряженности в регионах, говорили об ответственности местных властей за предотвращение таких конфликтов как «Бирюлево» или в Пугачеве. Почему несмотря на предпринимаемые усилия, население так упорно беспокоит национальный вопрос? Почему русский народ перестал чувствовать себя хозяином в собственном доме? Кто в этом виноват? Власть, которая слишком долго идет от осознания проблемы к реальным действиям, или национальные диаспоры, готовые подлить масла в огонь обещаниями провести миллионные митинги?

Николай Карлович, мы как-то дошли до такого состояния, что всегда обвиняем всех вокруг, начиная с власти и заканчивая соседом, но, вместе с тем, четкого понимания того, что делать, и четкого осознания того, что Россия – наш общий дом и мы никуда не денемся, по-моему, в обществе пока нет.

Николай Сванидзе: Нет. Я хотел бы начать с разделительной полосы в нашей студии. Не знаю, насколько жестким будет оппонирование, но дело не в этом, дело в том, что с одной стороны, вроде бы этнические русские люди, а с другой стороны, вреде бы кавказцы. Я – московского розлива, так сказать, но по сути и по физиономии….

В.С. (перебивает): А я не кавказец и не этический русский!

Н.С. (продолжает): …то есть сама по себе дискуссия предлагается немножко по этническому признаку.

В.С.: Честно говоря, мы расставляли по другому признаку и об этом даже не подумали.

Н.С.: Но получилось-то именно так, и это в известном смысле символично, потому что в стране перемешанной этнически, перемешанной конфессионально, религиозно, тем не менее, идут выяснения, во многом, какая нация, какой этнос лучше, выше, какой брат старший, какой брат младший, да и братья ли вообще.

На мой взгляд, есть две базовых причины у жестких национальных конфликтов у нас в стране. Одна – историческая, а другая, если сформулировать, может быть географическая.

Историческая связана с тем, что у нас в областях, в городах, крупно населенных этнически русскими людьми, как правило эти люди не видели носителей другого этноса, другого языка в более или менее заметном количестве. Ни во время советской власти, ни после советской власти не было их. Где встречались с представителями наших братских республик? На больших стройках, в лагере ГУЛАГе и на войне. Там все вперемешку, а так: они здесь – мы там.

Причем, скажем, в кавказских республиках или в Татарстане, в Башкирии – там были русские. Поэтому, кстати, национальный вопрос там не так остро стоит. В Дагестане – нет русофобии.

Юрий Крупнов: А русских там много осталось?

Н.С.: Русские там есть, а русофобии нет!

В.С.: Да, русских много.

Н.С. (продолжает): А в русских городах кавказофобия – потому, что «они понаехали», они сюда приезжают. Они не привыкли их видеть – это первая базовая причина.

Вторая базовая причина, очень важная – социальная. Когда очень тяжелая социальная обстановка в стране, а Москва и Питер — не показатели, отсутствуют социальные лифты, отсутствует правосудие, страшный уровень коррупции – всегда кто-то виноват.

Что-то нужно делать: ждать чуда, например. Я с большим уважением отношусь к тем людям, которые стоят в многотысячных очередях в храм, чтобы приложиться к поясу Богородицы или дарам волхвов, но это ожидание чуда, потому что нет веры в медицину, нет веры в суд, нет веры в образование.

В.С.: Надо отметить, что это те категории, в которые не надо верить, ими надо пользоваться. Самое страшное — если появляется вера в суд, надо, чтобы суд работал!

Юрий Крупнов: Хорошее начало, во-первых, мы узнали от господина Сванидзе, что в русских городах у нас есть кавказофобия. На мой взгляд, это не просто фантастика, это обвинение, за которым ничего реально не стоит. Второй момент, хочу вам сказать, что русские не перестают себя чувствовать хозяевами, русские были и будут хозяевами в России, поскольку они ее больше тысячи лет строили.

Понимаете в чем проблема на самом деле? Проблема в том, что русские, которые не этнос, — это не этническая категория, русских загоняют как российская нация в стратегии государственной национальной политики, так якобы кавказофобия и тд., русских загоняют в один из этносов.

Вот говорят 193 (прим. корр.: Возможно, имеется в виду, что по данным переписи 2010 года, в целом по России зарегистрировано 193 национальности), а на самом деле первый, третий или девяносто третий — не имеет значения, но все время говорят, что эти 193 там где-то сталкиваются. Вовсе нет. Россия – великая страна. Русские – все те, кто строит Россию!

В.С.: То есть в вашем определении нерусских здесь нет?

Ю.К.: Вот, например, притом, что вы как-то себя идентифицируете, я не могу к вам относиться как к некоему нерусскому, нероссийскому иностранцу. Поэтому, на мой взгляд, вопрос – большая ошибка, в том числе и совета по национальным делам и всех этих замечательных заседаний о том, что российская нация выталкивает русских в этнизм. Дальше возникают вопросы о русском национализме. Который вместе с другими этнизмами, конечно «угрохивает» страну.

Руслан Курбанов: Я хотел бы подхватить мысль о том, что все мы – русские. Приведу такой пример: в Дагестане в 90-е годы существовала команда КВН с названием «Черные русские». Так, с долей юмора, ребята подавали собственное позиционирование в стране.

Если вернуться к тому, о чем говорил Николай Карлович, о причинах того, почему в стране все больше назревает национальный вопрос и противоречия. Дело в том, что впервые с момента создания централизованного русского, а затем и российского государства, мы существуем в идеологическом вакууме. В вакууме, когда страна, основной народ страны не понимает ради чего, чему он служит, к какой великой цели он идет. В итоге, обычный народ не понимает, для чего он вынужден терпеть рядом непохожего на себя.

Раньше было понятно: потому что расширялась страна, потому что Россия обрастала территориями. Терпели татар, уживались с ними, находили общий язык, потом с кавказцами, потом с азиатами. Строили коммунизм, летели в космос – все понимали, мы строим великую страну с великой миссией. 20 лет миссии нет уже.

Если основная идеология страны, не государства, а в целом общества, — это потребление и роскошный уровень жизни, ориентированный на западный стандарт «шопингов» и тд., то ради чего мне тогда терпеть непохожего на себя.

В.С. (перебивает): Правда по-русски звучит ужасно «Счастье в «Шопе», главное — в первой букве не ошибиться.

Р.К.(продолжает): И пока стране не дадут великую миссию, пока народ не поймет, ради чего мы живем все вместе, к чему мы движемся – у нас эти проблемы будут нарастать. А сейчас народ, который тысячелетиями тянул великую миссию, практически низвергнут до уличного противостояния с мигрантами.

Алексей Журавлев: Можно и так рассуждать. На самом же деле миссия-то у нас есть. Русский человек – он обычный имперский человек, он с таким взглядом. Мы сейчас движемся по пути евразийской интеграции. Это очевидно абсолютно. Мы в нормальных отношениях с Европой, но евразийская интеграция – это важно.

В то же время существует определенная экспансия, я считаю – это серьезно, потому что у нас больше 140 этносов, а доминирует всего несколько – все на одной руке можно пересчитать.

По какой причине это происходит? Мне представляется, что на Кавказ сегодня переносится больше того, что у нас происходит с миграцией, в том числе и с нелегальной.

Возьмите за пример: есть такой председатель Союза таджикской молодежи, он прямо заявляет, что на сегодняшний день он готов вывести на улицы Москвы тысячи и сотни тысяч человек. Притом, что законом Российской Федерации запрещена массовая акция для неграждан Российской Федерации, но это его не смущает.

В.С.: Там несколько другое — некоторые наивные люди считают, что выведя миллион на улицы Москвы, тем самым они способствуют борьбе с исламофобией, кавказофобией и тд. Это как «давайте бороться с костром, подлив туда бензинчик!».

А.Ж.: Именно так, и поэтому получается, что все это прикрывается мусульманством, традиционной религией. На самом деле создаются определенные группы, которые к традиционной религии как такового отношения не имеют. Потому с этими группами и борются, потому что именно в них и возникают экстремисты, а зачастую и террористы. Поэтому государство вынужденно с ними бороться, именно они представляют опасность, а не традиционный ислам, который и не поддержал этот митинг, надо заметить.

Асламбек Паскачев: Во-первых, когда мы собрались вместе, перед тем как зайти сюда, я сказал, что даже не знаю, в какой группе буду, потому что всех знаю и практически все единомышленники по большому счету. По принципиальным вопросам у нас разногласий нет – мы патриоты России. С этой точки зрения мы все русские.

Чтобы снять вопрос по митингу и разговоры о нем, я бы хотел зразу отметить, я – помимо того, что являюсь членом совета при президенте по национальным отношениям, членом Общественной палаты, я – председатель высшего совета Конгресса Народов Кавказа. Этот вопрос обсуждался у нас, мы категорически отвергли идею проведения митингов, мы заявили, что как патриоты до завершения Олимпиады никаких митингов и шествий проводить не будем.

А.Ж.(перебивает): А почему Олимпиада? Это что ключевое событие?

А.П.: Потому, что по Конституции мы все имеем право выступить, сказать свое мнение, может быть, к тому времени и будет необходимость выступить, понимаете?

А.Ж.: А если будет, тогда вы готовы, что ли?

А.П.: Если будет необходимость, и пикет будет, и митинг будет, и выступления будут.

А.Ж.(возмущенно): Ну вот, пожалуйста, позиция! Вот почему мы категорически против!

В.С.: Очень важный момент, понять для чего, какая цель, чего хотим добиться.

А.Ж.(продолжает возмущаться): Если после Олимпиады, то будем проводить, получается, все эти…

А.П.(перебивает): Нет, не в этих целях, которые декларируют выступавшие, более того, мы совместно с Федерацией мигрантов выступили, сделали заявление, что не будем выступать. Что касается целей, то только в благородных: защита прав человека, защита конституционных прав человека и во имя будущего, в качестве патриотов и только как патриоты России.

А.Ж. (продолжает возмущаться): Но ведь подразумевалось совсем другое, и это надо учитывать! «Как Патриоты России» — это только так звучит, а на самом деле это все не так!

А.П.(продолжает): В связи с тем, что митинг противопоставлялся «русскому маршу», хочу сказать, дважды перед тем, как провести «русский марш», к нам обращались представители, мол, как вы смотрите. На что я ответил, что было бы правильно, если бы мы все принимали в нем участие как в патриотическом шествии.

А.Ж.: Но ведь никто же не возражал, в Дагестане был митинг!

А.П.(перебивает): Не допускайте провокации!

Энвер Кисриев: Хочу обратить внимание уважаемых коллег, что мы обсуждаем национальный вопрос и замечаем, что он никак не решается, хотя и объявили сейчас, что у нас и разногласий нет. На мой взгляд, секрет состоит в том, что никакого национального вопроса не существует.

Эта проблема – это ответ и национальный вопрос на самом деле – это ответ на серьезные вопросы общественной жизни, которые общество выдвигает и находит «как бы решения» или ищет решения в том, что называется «национальный вопрос.

В.С.: Самый простой ответ всегда.

Э.К. (продолжает): Поэтому он вечно не решается и всегда, когда возникают серьезные социальные проблемы, если перевести их на обсуждение межнациональных отношений, называть национальности, объединять их, разъединять, провозглашать их с чем-то национальным, это не способ решения проблемы.

Проблемы нашего общества, те которые мы называем национальными, лежат в других сферах. Это отрыв власти от народа, отсутствие обратной связи с народом, недоверие простого народа к власти. Отсюда тревога людей, тревога за свое будущее, за своих детей и конечно, отсутствие защиты со стороны правоохранительной системы простого человека.

В.С.: Очевидно, эффективная работа правоохранительных органов на первом этапе привела бы к тому, что ни в Бирюлево, ни в Пугачеве не было бы никаких народных сходов, не было бы никаких возмущений.

Э.К. Это страх, потому что люди ощущают отсутствие защиты.

Р.К.: По поводу миллиона, и того откуда, как мне кажется, появилась эта идея. Сегодня русская молодежь, понимая тот факт, что ее права никто не защищает, что она брошена практически на произвол судьбы и вынуждена в уличной конкуренции защищать свое пространство в российских городах, они выходят на народные сходы, она показывает свое возмущение. Это произошло в Бирюлево, это произошло на Манежке, и только после этого власть начинает действовать.

Русская молодежь нашла эффективный способ давления на власть. Тут же находят убийцу русского парня в Бирюлево и тд. Сейчас вся страна увидела, и кавказская молодежь тоже, что это действует. Власть начинает реагировать тогда, когда на нее действуют митингами.

А.Ж. (перебивает): Но в то же время, по статье 282 (прим.корр.: Статья 282. Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства. [Уголовный кодекс РФ. Глава 29, Статья 282]) сидят только русские! Их очень много!

Р.К.(продолжает): Отсюда рождается желание, мол, а давайте мы тоже надавим на власть, и пусть наши проблемы тоже решат! То, что проблема есть, нельзя ни в коем случае отрицать! Я буквально два-три дня назад вернулся с Кавказа. Я проехался по горным селам, я говорил с интеллигенцией, с работниками администраций, я поговорил с духовными лидерами – они все говорят: «нас выдавливают, нас маргинализируют, мы перестаем быть гражданами России, нам декларируют, что мы граждане России, но….».

Несколько лет подряд с нескольких республик Кавказа не призывали молодежь в армию – факт, так же как и то, что из правоохранительных и силовых структур также, подавливанием, вытесняется молодежь. Эти проблемы существуют, в том числе и в сфере религиозной. Им решений пока нет, но молодежь пытается найти решение.

В.С.: Когда вы говорите о подавливании – это означает, что их выдавливают в Дагестан или что происходит, я пытаюсь понять?

Р.К.: Нет. Я пытаюсь передать ощущение того, что побудило людей к проведению этого митинга, не согласованного ни с теми, ни с другими, абсолютно не реализуемая.

В.С.: Меня просто удивляет, почему организаторы митинга берут себе на помощь нелегальных мигрантов, тем самым они размывают саму идею.

Р.К.: Пытаясь большее давление оказать на власть! Осознание того, что это дискредитирует идею, приходит потом, но соблазн оказать давление на власть так же, как это делает русская молодежь, велик.

Александр Дугин: Мне представляется, что проблема, безусловно, есть, и только в такие критические моменты она обостряется. Проблема в том, что мы не знаем идентичности нашего общества.

Это вопрос, действительно, как правильно говорил коллега, ответ на который был в царской России, в советское время, и на который нет ответа сейчас. Это вопрос «кто мы?», мы просто не знаем, кто мы, и поэтому сейчас мы начинаем искать своих и чужих по формальным признакам. Кто-то по благополучию, кто-то по уровню жизни, кто-то по фенотипу, по виду.

Ведь когда мы говорим кавказцам, что они — часть нашего общества, то они нас спрашивают «какого?», мы говорим «мы вместе!», нам отвечают «с кем?», а мы не знаем. Это фундаментальная проблема идентичности российского общества.

В 90-е годы доминировала либеральная идея о том, что вообще этническая идентичность не имеет значения, человек и все, индивид – это мера всех вещей. Сейчас мы понимаем, что это уже не работает, что это уже отвергнуто, соответственно, нам нужны объяснения.

Если мы не только индивидуумы, а члены какой-то общины, исторического единства, исторического тела, то нам надо объяснять, в чем наша сущность – это обязательный вопрос к власти. Люди просто что-то чувствуют, что-то отвергают, что-то они интуитивно пытаются нащупать, но дать на это ответ они не могут.

Этим вопросом об идентичности нашего общества, о мировоззрении нашего общества, о горизонтах, путях и целях должна заботиться власть, но она этого не делает.

В.С.: Такой бестактный вопрос. Власть, при всем уважении, — это только набор чиновников, а вы ставите вопросы, на которые всегда давали ответ философы…

А.Д.: Это самый главный вопрос. Власть, которая превращается в чистую технологию, власть — это философская позиция, недаром Платон свои философские идеи изложил в труде, который назывался «Государство». На самом деле именно потому, что наша власть состоит преимущественно из чиновников, поэтому и возникают эти проблемы, а править должны философы.

Мы — великая историческая общность, русский народ, который сформировался не в советское и не в царское время. Народ постепенно рос и развивался на каждом этапе, с новой идеологической структурой, с мощной работой мысли, не потеряв ни одного этноса, а расширяя и интегрируя себя в самые разные этнические группы.

Действительно, прав коллега, который говорит, что мы не просто этнос. Русские – это гораздо шире, это цивилизационный тип, культурный тип, историческая общность, которая по-настоящему сплотила другие этносы вокруг себя.

Национальный вопрос требует сегодня деликатной, методичной, спокойной работы, осмысления.

В.С.: Вот что интересно, в студии обсуждение «национального вопроса» всегда проходит интеллигентно, вежливо, мы все, в конечном итоге, сходимся на том, что мы все патриоты, любим родину. А потом смотришь криминальные сводки и понимаешь, что народ-то считает совсем по-другому. Народ говорит: «понаехали», «за бабки скупили все возможности», «не даете жить», «не даете дышать», «сидите у себя там», «вы нам не нравитесь» и тд.

Смотришь и вдруг видишь, вот этот вал ненависти поднимается и бьет чаще всего по тем людям, которые вообще не имеют к этому никакого отношения. Начинаешь думать, как же все в одной армии воевали, как же все смогли родину отстоять? И действительно, выхода простого и ясного нет.

Недостаточно снять ремейк фильма «Рабочий и колхозница» и сказать «давайте дружить». Уже не получится.

Ю.К.: С другой стороны, я бы не совсем согласился, потому что все-таки одно дело, когда в совершенно конкретной ситуации, в Пугачеве и тд., мы разбираем ситуацию, а она все нарастает подробностями, где они совершенно конкретно говорят, что есть определенные этно-диаспоры, которые, в том числе, пытаются установить свой порядок, продвигая свои политические инициативы.

В.С.: Есть, в том числе, и такие диаспоры, и мы с вами хорошо это знаем, состоящие только из русских! И бандформирования наши назывались всего лишь по московским районам, глубоко интегрированные во власть как были, так и остались!

Ю.К.: Давайте, чтобы далеко не уходить, вернемся к тому, что прозвучало в первой части передачи. Смотрите, в регионах, как утверждает Николай Карлович, есть ксенофобия.

Н.С.: Ксенофобия и в центре есть…

Ю.К.: Такие русские люди ходят по Тверской области и думают, где бы встретить чужого им человека и дать ему, допустим, по лицу. Господин Курбанов говорит, что людей в аулах теснят, что они уже там переживают, что существует какая-то экспансия в аулы и тд.

На мой взгляд, на фоне потерь русского населения на Кавказе за прошедшие 20 лет, эти сопоставления несоизмеримы. В той же Чечне, напомню, в 1985 году было более 25% русскоязычного населения, а сейчас осталось менее 2%.

В.С.: А можно задать бестактный вопрос, почему?

Ю.К.: Мы все знаем, почему, и я могу вам сказать, но это будет не совсем политкорректно, но я скажу. Потому что перед этим Съезд Народных Депутатов СССР принял решение о репрессированных народах. Все вопросы и проблемы, которые фактически были решены еще при Хрущеве, в 50-х годах, были подняты. Даже казаки были выделены как отдельный народ, и сейчас очень серьезные Центры на Западе работают по поводу того, что казаки – это особый этнос.

В.С.(иронизирует): Так это поэтому! А я-то наивный полагал, что это потому, что русским во время войны было куда уехать, а несчастным чеченцам, которых бомбила русская армия по приказу русского президента Ельцина, было некуда деваться!

Ю.К.: Не так! Все не так! Давайте вспомним Путина, который в 2000 году сказал, что мы имеем факты очевидного геноцида русского народа. Не после бомбежек, а до бомбежек!

В.С.: Понимаете, в чем дело, мы замалчиваем страшные факты и еще более страшные последствия кавказской войны. Хотите сказать, этого не было?

Ю.К.: Ну прекрасно, давайте тогда из Москвы всех выселяйте, есть куда уехать!

В.С.: То есть де-факто сейчас вы предлагаете вернуться к сталинской национальной политике, найти виноватые народы?

Ю.К.: Я говорю про другое. Я согласен полностью с тем, что национального вопроса в России не существует, а нас пытаются искусственно загнать во всей разрушенной стране, как в 90-е годы в этнизм, чтобы мы обсуждали не вопросы развития страны, а кто какой национальности!

А.П.: Очень опасны такие высказывания, нельзя так говорить. Я сам – этнический чеченец и знаю, что происходило в Чечне. Если кто-то думает, что чеченцы встали и в один единственный день объявили себя самостоятельными – это глупость. Если кто-то думает, что чеченцы пошли все за Дудаевым, пошли воевать с Россией, то это глупость. Дудаева и его банду навязали нам. Мы противостояли этому, нас предали и продали тогда.

Это в одном ряду с такими событиями, как развал Советского Союза, последующий развал России и тд. Что касается репрессированных народов или закона о реабилитации репрессированных народов, то не СССРовский совет, а ельцинский Верховный Совет России принимал его в 1993 году.

Во время войны, как только начались бомбежки, правильно вы говорите, первыми, кто мог уехать, все уезжали: и русские, и чеченцы. Уезжали, помогая друг другу. Там не было межэтнической борьбы, это была, как говорил мой отец, экономическо-бандитская война.

Говоря о тех конфликтах, которые происходят у нас в субъектах, различных регионах, могу рассказать вам: как только мы начинаем изучать тот или иной конфликт, тут же торчат «заинтересованные уши» — или бизнеса, или власти, или правоохранительных органов.

За последние 50 лет впервые сейчас принята «Стратегия государственной национальной политики», которую вы критикуете. Это важнейший документ. В этом документе сказано о том, что первый указ президента был о национальном согласии и мире, разве это разрушающий документ?

Ю.К.: Русские никогда не были этническими националистами, и не надо нам никаких стратегий ваших!

В.С.: Вот как интересно, мы не прощаем кавказской золотой молодежи вольного поведения в России по одной простой причине – потому, что государство отправляет туда бешеные деньги, чтобы они возвращались и так себя вели, но мы с легкостью прощаем нашей совершенно мерзкой «перхоти» возмутительное поведение, если они этнические русские.

А.Ж.: Потому что они не ездят к ним в Дагестан или в Грозный, и там не кутят!

В.С.: Когда развитие Кавказа достигнет, как минимум того же уровня что и Москва, наши поедут не в Монте-Карло, а именно туда!

Р.К.: Мы поговорили о проблемах со стороны государства, со стороны неэффективности власти, плохой работы силовиков, но я хотел бы предложить вам спуститься на уровень общества. Потому что на уровне так и не сформировавшегося гражданского общества в России, тоже существует огромное количество проблем. Даже эта студия показывает, что в сознании началось размежевание: «это ваша земля», «это наши города», «к нам не езжайте» и тд.

Когда мы сегодня говорим о том, что на Кавказе воспринимают политику властей, как подавливание, я не говорю о том, что оно так и есть, а о том, что оно таковым ощущается населением, народом. Излечить эту проблему может не только власть, и мы должны рассчитывать не только на власть, а в большей степени на само общество.

Например, в городах Италии само общество, консолидировавшись, начало выдавливать представителей мафии из своей среды. Я вижу решение проблемы в этом. Когда русская молодежь выступает на площадях в защиту «Лезгинки», безумным указом запрещенной, я мечтаю, чтобы кавказская молодежь, приезжая в русские города, решала бы не только свои проблемы, но и проблемы местного населения.

А.Ж.(перебивает): Этого никогда не произойдет!

В.С.: А я вам скажу, как это происходит сейчас. Вот когда у вас сердце заболит, вы к врачу какому поедете? Кто у нас лучший кардиолог страны? Бакерия. Вы будете спрашивать его национальность?

Р.К.(продолжает): Если будет достигнут подобный консенсус на уровне взрослого, среднего и молодого поколений, когда мы друг другу будем помогать, как это было в годы Великой Отечественной Войны, когда Средняя Азия принимала беженцев из Центральных областей, а русский народ помогал отстраивать города и предприятия на национальных окраинах, именно этот уровень развития сознания нашего, нашей зрелости к чему-то приведет.

В.С.: Мысль очень правильная – должны быть интеграционные механизмы: развитие индустрии и промышленности по всем регионам России, строительство образовательных центров, в том числе и на Кавказе, чтобы они не пытались уехать учиться куда-то еще. Должна быть армия, в которой служат призывники отовсюду, там происходит обучение разных культур сосуществованию между собой.

Н.С.: Абсолютно правильно, но есть еще некоторые вещи. На мой взгляд, то, что было названо в качестве одной из причин национального раскола — признание депортации, хочу уточнить, а что, не было депортации? Или депортация была, но ее признавать нельзя, потому что это идет во вред? Получается как в анекдоте про Вовочку, часть тела известная есть, только слова такого нет.

Замалчивание исторической правды – оскорбительно, потому что народы себя чувствуют в этом случае низшими.

В.С.: Историческая правда также была в том, что банду, которая захватила власть в Грозном, нужно было убрать, а не проводить Дудаеву с Ельциным переговоров, освободив чеченскую землю от бандитов. Однако мы прошли мимо этого, став бомбить, объявив весь народ в 90-е годы преступниками. Сейчас мы расплачиваемся за трагедию, забыв о подвиге многих, которые погибли, защищая страну.

А.П.: каждый сейчас пытается привести пример, который нас разъединяет, а я попытаюсь привести пример, который нас объединяет. Два года назад с Рамазаном Абдулатиповым и Рамзаном Кадыровым согласовали вопрос и решили 23 февраля, в день выселения всех чеченцев и ингушей, провести Ассамблею народов России, Конгресс Народов России в Грозном. Это не праздничное мероприятие, но мы на этом мероприятии говорили и обсуждали то, что нас объединяет: культура, традиции, обычаи, история. Мы провели в этот день объединительный форум, не упоминая никакой трагедии и памятной трагической даты.

А.Ж.: Там диаспоры должны работать с этническими формированиями, которые образуются, причем не только здесь, но еще там, на местах, когда они приезжают в крупные города: Москву, Санкт-Петербург, они должны знать основы того, как себя вести.

Посмотрите, все ведь видели, как ведут себя в примерочной обуви. Это может и нормально — там себя так вести, но здесь – это ненормально! Отношение к женщинам может отличаться у народов, и это нормально. Если я приеду на Северный Кавказ, я буду с этим считаться. Может быть, я не захочу менять свое поведение, но буду, потому что я с уважением должен относиться к чужой земле! И вы, пожалуйста, будьте добры, вести себя также! Элементарные основы норматив поведения, и не надо будет никакой толерантности,

Н.С.: (перебивает): Я хочу заступиться, хотя, наверное, это неважно. Можете топтать понятие толерантность, можете хвалить – это неважно, можете не употреблять это слово, если оно вам не нравится, но речь идет именно о том, что вы сказали. Уважение друг к другу – согласие – совершенно неважно, как это называется.

Владимир, вы говорили о постановке фильма «Рабочий и колхозница», имея ввиду, видимо, фильм «Свинарка и пастух»? (прим.корр.: Соловьев подтверждает, что именно этот фильм имел ввиду). Это пример, который не дает мне покоя. Как угодно можете относиться к США, но там всего полвека назад были скамейки и места в общественных местах только для белых. Речь вот о чем, нужны такие фильмы! Любой фильм, любой боевик, любой детектив – два друга: один белый, другой черный.

А.Ж. (перебивает): Вот именно! А сейчас что снимают? В Грозном фильм снимают, как их чеченцев сжигали во время войны! Зачем такой фильм нужен?

А.П.: Я объясню, есть Холокост, а есть Хайбах, где около тысячи человек, население этого поселка, загнали живыми и сожгли.

В.С.: Есть такой герой России Саид-магомед Какиев, героический человек, который возглавлял батальон «Запад». У него в отряде были и этнические русские, и ингуши, и чеченцы. Они с первого дня воевали против банд Дудаева. Мы настолько часто смешиваем все в одно.

Конечно, подонки и мерзавцы те, кто отрезал головы русским солдатам в Чечне, но мы забываем, что те же бандиты точно так же расправлялись с несчастным местным населением, которых федеральная власть де-факто сдала федеральными бандитами.

Всегда, когда беспокойно в стране, ответственна в первую очередь федеральная власть.

Н.С.: Федеральная власть ответственна за пропаганду, не называйте это толерантностью, но пропаганду интернационального государства федеральная власть обязана обеспечить — в кино, на телевидении, везде.

Федеральная власть должна отдавать себе отчет в своих интересах, а заигрывать, в некоторой степени, с националистическими интересами, которые есть в стране, учитывая, что они дают часть электората и немаленькую, – недопустимо! Есть еще один соблазн, недопустимо заигрывание с политическими силами, потому что они составляют немалую часть избирателей.

Когда серьезная социальная ситуация, когда серьезное социальное раздражение, недовольство, люди смотрят на власть. Самый яркий пример – Украина.

Э.К.: В нынешних условиях уровень ксенофобии просто зашкаливает, мы можем утверждать, наше общество больно! Даже наши споры сейчас способствуют не тому, что люди прояснят для себя что-то, а у нас, напротив, атмосфера больного общества проникает в дискурс, и мы уже вспомнили историю и называем национальности и тд.

Мы поднимаем проблемы для обсуждения, но ставим их так, что градус напряжения только растет. Каждый конкретный случай должен рассматриваться конкретно, тогда мы выясним, что не национальность определяла тот или иной случай

Р.К.: Наша сегодняшняя дискуссия показывает, что у нас до сих пор нет консенсуса по самым болезненным, по самым ключевым этапам нашей истории: ни по чеченской войне, ни по депортации, ни по тому, как складывалась российская история. Ведь это не только от власти зависит. Благодаря чему появилось российское общество в царской России? Благодаря русскому просвещению, благодаря интеллектуалам. Они ездили на Северный Кавказ, в Среднюю Азию и, буквально, пропитывали национальную окраину общей культурой.

В советский период – благодаря учителям, благодаря тому, что с населением работали. Сегодня этого нет. Давайте вместе поедем в Дагестан, составим программу, пойдем в народ. Будем вместе разговаривать с населением там и здесь.

А.Ж.(перебивает): Государственная политика в целом здесь, а не мы с вами вдвоем!

Р.К.: Так давайте включимся и сами сделаем это! Мы просто в какой-то момент подойдем к черте несостоявшегося гражданского общества.

А.Д.: Та проблема, которую мы сейчас обсуждаем – сложная проблема, а простых решений у сложных проблем не бывает. Пока власть и ответственные чиновники не начнут серьезно думать над этими проблемами, ничего не сдвинется.

При всех благожелательных попытках нашего народа, находятся вещи, которые просто не в нашей компетенции. Люди – это то, во что они верят, их мало волнуют верификации и иные формы. Если они верят, что кавказцы — плохие, значит, они с этим будут жить и им в этом комфортно, и переориентировываться вез весомых на то причин они не станут. А весомыми для них могут быть цель, интеграция в единое пространство, переосмысление образа. Мы должны работать над собой и над другими.

В.С.: Часто людям кажется, что ксенофобия – это болезнь, которая поражает общество с низкой культурой, с низким уровнем жизни, образования, но это не так. Как мы знаем, в нацистской Германии или фашистской Италии с уровнем образования и уровнем культуры было все неплохо, а ксенофобия была.

Действительно, нет простых рецептов, поэтому простым повышением уровня культуры ничего не решить. Необходима усиленная государственная работа. Вспоминается совет, который дают молодым семьям: «пусть их родители защищают во всем ребенка, который пришел и стал членом семьи». Когда мы начнем любить наших соседей больше, чем мы любим себя, и начнем даже не столько все прощать, а скорее относиться именно с позиции «мы тебя любим и все поймем», тогда постепенно начнет восстанавливаться баланс.



10 комментариев


  1. (29.01.2014 18:17) #
    4

    Ну, вот и поговорили. Наговорились, как уже не раз за последние годы. "А воз и ныне там"...
    Ест вещи, лежащие на поверхности. Например, кавказофобия и ксенофобия есть явления искусственно взращенные и так же нагнетаемые не без участия властей: так легче управлять!
    Управлять, постоянно нарушая Конституцию страны по многим ее параметрам.
    Руслан Курбанов говорит о необходимости некоей идеи для существования и развития государства. Если бы даже такую идею и нашли (типа "Построение коммунизма...", "Deutschland uber alles!"), то это было бы ненадолго: уже проходили!
    А ведь все гениальное - просто! Главное - знать Цель жизни. А она заключается в поклонении Господу миров! Отсюда плавно вытекает и ИДЕЯ государственного строительства - наладить жизнь граждан для наиболее полного осуществления ГЛАВНОЙ ЦЕЛИ ЖИЗНИ.
    Отсутствие в общественной жизни религиозного начала, не компенсированное наличием культуры, как на Западе, обрекает российское общество веками барахтаться в неопределенности. Так и будем вопрошать:"Что делать?", "Кто виноват?"...

    • (30.01.2014 01:32) #
      0

      "Отсутствие в общественной жизни религиозного начала, не компенсированное наличием культуры, как на Западе, обрекает российское общество веками барахтаться в неопределенности" - весьма спорный тезис. В остальном согласен.

  2. (29.01.2014 19:02) #
    3

    Обсуждая нацию, кровь и родство человека общество переходит к расизму, что может привести еще к оному тотальному истреблению одного народа над другими, что наблюдал весь мир с фашисткой Германией! В нас есть единое целое все мы рабы Божьи и лучшие из вас богобоязненные!!!!

  3. (29.01.2014 20:38) #
    0

    Митинг как я понял, задумывался как против исламофобии. Поэтому не вижу ничего постыдного в участии в нем граждан средней азии . Тем более что они в этом плане более полезны и быстры на подъем. Тогда как большая часть кавказцев татар и.т.д придумывают себе причины по которым не стоит проводить этот митинг. Что такое конгресс народов кавказа, я например не знаю. И слышу о них только тогда, когда они делают очередное глупое заявление, вроде нынешнего, в котором они против митинга. Чем они еще занимаются, я понятия
    не имею.

  4. (29.01.2014 20:41) #
    0

  5. (29.01.2014 21:57) #
    1

    Главная засада в понятии "хозяина земли". Раньше ею был царь, вполне закономерно, потому как помазанник божий, наследственный кесарям ордынским. Потом советский человек, неконкретная единица сов/империи. Теперь вроде русский человек за хозяина, что весьма напрягает национальным наполнением этого термина. Все попытки придать ему общегражданский смысл оказались тщетными, как со стороны нерусских, так и со стороны самих русских. Любимое занятие русской души - сидение на двух стульях одновременно продолжается, даже в условиях кризиса русской цивилизации. Империи нежизнеспособны, если потенциал государствообразующего народа использован и величие осталось в прошлом. Плохо что наследника у нас этому левиафану не выросло, пощипают соседи.

    • (30.01.2014 12:33) #
      2

      Нур! По Л.Н.Гумилеву ("Этногнез и биосфера Земли"), все империи умирают. И никакой "потенциал государствообразующего народа" не способен отменить этот закон природы и общества. Окиньте историю мира, и Вы не увидите исключений из этого сурового правила!
      Но..."Свято место пусто не бывает": на месте сгибших империй обязательно возникнут новые государственные образования, пока Аллах не уничтожит нашу планету.
      Опасны попытки правителей сохранить империи во что бы то ни стало. Это приводит к ужасным рецидивам в обществе, ибо нарушаются естественные законы его развития.
      Приведу пример из зоотехнии. Если свиноматке не дать искусственно опороситься, то поросята сдохнут в ее утробе, и выйдут мертворожденными. А если и живыми, то болезненными и нежизнеспособными!
      Так и народы: если задержать их "роды", то после обретения свободы они не смогут самостоятельно выживать. У них будут атрофированы необходимые для жизненной борьбы органы. Их "пощипают соседи", или же они снова будут пытаться вернуться в "лоно матери"- империи...

  6. (29.01.2014 21:57) #
    0

    История Евразии в именах и названиях.

    В начале было Слово

    «…хочешь узнать истинную историю этноса, познай историю его языка. Именно там, в недрах лингвистики, лежат ответы на многие вопросы…»
    История развития человеческого общества на просторах Евразии создавалась трудами многих поколений ученых. Через призму их восприятия и трактовку явлений, событий и фактов сложились устойчивые стереотипы и взгляды на прошлое мировой цивилизации, что, в свою очередь, определило мировоззрение общества. Но человечество непрерывно развивается, появляется новая формация людей, имеющих свой, основанный на современных достижениях науки, взгляд на развитие мира, его зарождение и становление, позволяющий по-новому, объективно, без лакировки и идеализации осветить и осмыслить все значимые события, факты, явления, имевшие глобальное значение в развитии общества. Это сообщество ученых, исследователей, обладающих современными научными знаниями, владеющих передовыми технологиями, неординарным мышлением, независимым взглядом, умеющих без политизированности суждений, без мифологизации и вымысла, при наличии весомых аргументов опровергнуть и разрушить стереотипы и дать свою трактовку официальной истории Евразии. Однако до сих пор недостаточно уделено внимания роли и значимости влияния предков казахов — аборигенов евразийской степи на ход истории, неполно и недостоверно изучены причины миграции кочевников. На мой взгляд, именно это является недостающим логическим звеном в цепи эволюции цивилизации на материке Евразия.
    Вместе с тем нельзя отрицать значимое влияние предков казахов на историю развития народов, окружавших Степь, чему есть и лингвистические доказательства.
    «В русском языке очень много заимствований из тюркских языков. Это количество сопоставимо с заимствованиями из западно-европейских языков. А кто-нибудь задумывался, сколько слов вошло в русский язык из армянского, грузинского и молдавского? Очень мало…»,- это высказывание проходит красной нитью в трудах многих известных филологов.
    В предыдущей статье я акцентировал внимание читателей на том, что предки казахов, молодые мужчины, из-за устройства общества-полигамии, в котором превалировало многоженство и, как следствие, недостаток женщин, не могли создать семью, и поэтому были вынуждены уходить из степи в окружающие народы и племена, как гастарбайтеры, т.е. работники добровольно приехавшие для работы по приглашению. Это перемещение больших групп мужского населения (десятки, сотни тысяч в год) получило название в истории как «великое переселение народов» и создало условия для возникновения государств насилия на территориях вокруг Евразийской степи. (Н.Абуев. «Теория происхождения государств или события, которые изменили мир», «Казахи — загадка истории».).
    В этой статье я хочу обратиться к лингвистике, а именно, к названиям и именам, проникшим в языки народов, окружавших Степь, для того, чтобы наглядно подтвердить факт миграции предков казахов в соседствующие племена и народы. Для примера рассмотрим русский язык, сформировавшийся на территории Руси.
    Как было сказано ранее, юноши из степи мигрируют на территорию современной европейской части России, где в период до 15 столетия возникает целая система государств насилия, то есть княжеств, объединивших местные славянские и угро-финские племена, и где идет конкурентная борьба в виде жестоких вооруженных столкновений, именуемая в официальной истории, как раздробленность и междоусобица. Победителем в этом противостоянии выходит Московское княжество, как «собиратель земель русских».
    Известно, человек как особь, как индивид выживает только в группе. Группы объединены в управленческие структуры, от примитивных до более совершенных. Все структуры имеют общие признаки: название общества, структура его управления, штатное расписание (руководитель-лидер, приближенная к нему элита и народ), взаимоотношения между членами общества (положение о его структуре, должностные инструкции, определяющие обязанности, идеология, которая обеспечивает моральную поддержку существующего порядка) и виды производственной деятельности, т.е. условия и способы получения дохода. У каждого элемента структуры есть свои названия. Предметом моего исследования являются терминология, а также имена и названия составных частей общества, которое возникло на территории Руси примерно к 16 веку.
    Сначала обратимся к тому, как было организовано общество предков казахов — кочевников, проживающих на территории Евразийской степи, какие существовали названия элементов структуры управления. В казахской степи, в отличие от саван, прерий и пампасов, населенных примитивными охотниками, сформировалось общество, производственной деятельностью которого было ведение организованного, высокопродуктивного кочевого животноводства. Это была организация первого в мире массового производства ликвидных товаров широкой товарной линейки: универсальный транспорт, продукты питания, сырье для производства товаров народного потребления. Идеология, которая объединяла предков казахов, была основана на кровном родстве и многоженстве. Это основа моей версии на исторические факты, события, происходящие на материке Евразия! Тем не менее, социальная иерархия и дифференциация в обществе присутствовали: простой народ, элита и лидер. Объединение кочевников называлось ордой. Лидером был хан. Хозяйственная элита (производители материальных благ, «красные директора-хозяйственники») – это байлар( множ.ч. ). Бай — это человек, стоявший во главе рода, обладающий волевыми, интеллектуальными и физическими качествами, способный управлять многоженной семьей, где количество жен доходило до нескольких десятков. Байлар управляли аулами и были непререкаемыми авторитетами. Все это происходило в условиях постоянных перекочевок. Экономической же основой степного общества был аул.
    Кроме байлар, в орде была военная элита, люди из народа, наделенные исключительной физической силой, боевым духом и управленческим талантом, — это батыры. Батыры решали военные вопросы.
    Хан тесно взаимодействовал с баями и батырами. Также у него была охрана, состоявшая из преданных воинов, – уланы. С казахского «ул» переводится как сын. Уланы — люди с сыновьей преданностью хану. Консультативные дела орды решались с аксакалами, обладающими жизненным опытом и мудростью старцами. Были в степном обществе и авторитетные, грамотные люди, которые решали сложные спорные вопросы. Это судьи – бии, от «билим» – знания, а также переводчики – тoлмач (телмаш) от казахского слова («теле») – язык. Роскошное жилище хана называлось сарай – дворец, легкое передвижное жилище – шатыр, а передвижное жилище народа – юрта. Общее собрание байлар для выбора хана и принятия стратегических решений именовалось курултаем. Гость в ауле – конак.
    Молодые мужчины у казахов — джигиты, а уважаемых, влиятельных людей в народе называли мырза. Себя же предки казахов называли казак. Соседи, жители московского княжества, до правления династии Романовых называли казахов Казаками Ордынскими, а территорию их проживания-Ордой Казачьей. Интересно то, что в Европе военные объединения рыцарей называли «ордо»(лат.), «орден»(нем.) Таким образом прослеживается родственная связь с тюркским «орда». Стоит отметить, что только при Романовых казахов начали называть киргиз-казаками или киргиз-кайсаками. Денежные отношения у предков казахов определялись тенге, а деловые отношения сводом правил — жасак. На казахском «жасак»–трудиться.
    Язык жителя степи сохранялся в устной форме, рифмовался и ложился на музыку. Основным музыкальным инструментом для передачи культурного наследия, традиций и быта последующим поколениям была домбра.
    В степном обществе казахов не собирали налоги, так как в нем было сильно развито кровное родство, родовой семейный коммунизм. Это послужило причиной того, что у казахов не было профессиональной армии, профессионального научного и культурного сообщества. Поэтому кочевой народ уступил будущим, созданным по централизованным принципам, государствам в культурном, техническом и военном отношении.
    Итак, выходцы из степи, обладая навыками, приобретенными в условиях проживания в степи: верховая езда на лошадях, дисциплина, трезвость, взаимовыручка, выгодно отличались от жителей той местности, куда иммигрировали. И это позволило им занять привилегированные места в административном управлении территорий. По численности в вооруженных силах, в органах правопорядка, в сборе налогов они составляли значительную часть от штатной численности данных структур государств насилия (княжеств). Пришедшие из степи джигиты принесли с собой не только свои устои и порядки, но и язык.
    Если мы обратимся к русскому языку, то увидим, что он впитывал в себя язык степняков и адаптировал их под свое произношение. Рассмотрим несколько примеров.
    На Руси существовала система племен и прибывшие туда гастарбайтеры из степи, приняв активное участие в насильственном объединении этих племен в княжества, стали элитой на новых местах. Эти люди составляли русскую конницу и называли себя байлар, что затем перешло в русский язык как слово бояре. Из группы бояр избиралась боярская дума, которая выдвигала князя и принимала стратегические решения в управлении страной по примеру степного курултая.
    Проследим этимологию слова сарай. В тюрском языке сарай — это дворец. Так почему же в русском языке сарай– это место, где содержат скот? Но этому есть объяснение: в сарае– дворце казахской элиты, было и жилое помещение и, как у истинных конников, место для содержания и кормления лошадей. Всего лошадей в сарае-дворце содержалось не меньше десятка голов, там же хранились сено и прочие корма. Естественно, что это здание имело специфические запахи. Именно поэтому местное население воспринимало сарай как помещение для содержания скота. Но на самом деле сарай – это элитное жилище, место проживания лидера и содержания его транспортных средств -лошадей.
    Обратимся к слову царь. Есть много версий происхождения этого слова: и кесарь (др.греч.), и цезарь (лат.). Но мы только что говорили, что хан казахов жил во дворце, который назывался сарай. Хан – это правитель Орды, проживающий в Сарае или правитель Сарайский, а потом Сарский, Царский. Впоследствии слово трансформировалось в Царь Ордынский, а близкие родственники соответственно: царица, царевич, царевна. Подтверждением этого является название ставки хана на Волге: Сарай-Бату- Царицын. Подобная трансформация названия видна на примере религиозных организаций. В Сарай-Бату была организована православная церковь, и первоначально она называлась Сарайская епархия. Потом название трансформировалось в Сарскую епархию (1261-1788 и 1918). В период усиления Московского княжества Сарская епархия была переведена в Москву и правителя Сарского стали называть Сарский владыка.
    Как в степи абсолютная власть принадлежала хану, так на Руси местным князьям. Но княжеская власть была слабее влияния русской православной церкви и распространялась только на одно княжество, да и эту власть приходилось делить с боярской думой. Таким образом, владыка мог конкурировать в борьбе за власть с князьями и иметь большую силу, чем они. Князь Иван Грозный, благодаря проведенным жестоким административным реформам, известным в истории как «опричнина», сумел укрепить свою власть так, что Боярская дума и православная церковь оказались в его подчинении. По примеру абсолютного лидера степи Царя Ордынского в 1547г. Грозный взял себе титул абсолютного лидера всех князей и подчиненных территорий — Царя Всея Руси.
    Подтверждением этого является посвященная императрице Российской империи Екатерине Великой знаменитая ода Г.Державина «Фелица» (1782г.) «Богоподобная царевна киргиз-кайсацкия орды…. Мурзам твоим не подражая, почасту ходишь ты пешком …»
    Еще одним заимствованным тюркизмом является слово улан. У казахов это был преданный хану воин, находящийся в его подчинении. Впоследствии так стали называть гвардейские конные части на Руси, в Польше, Болгарии.
    На Руси физически сильных, талантливых и умелых воинов из простого народа называли богатырями. Батыр и богатырь созвучные слова, и, возможно, богатырь – это более позднее образование от первоначального казахского слова батыр.
    Атаманом у казахов называли главаря бандитов. Перешедшее в украинский язык это слово потеряло негативное значение и стало обозначать предводителя неженатых мужчин — конников-казаков (запорожских, донских и прочих, т.е. хохлов), промышлявших набегами на соседей.
    Еще одним заимствованием из тюркского языка является слово караул. Его этимологию проследить нетрудно. В казахском языке карааул– смотреть за населенным пунктом. То есть караул – это служба охраны, а переводчиков в Московском княжестве, как было сказано выше, называли толмач.
    На Руси долгое время имело хождение слово ясак – деятельность по получению дохода от сбора дани, уплачиваемой обыкновенно натурой, главным образом, пушниной. Происходит оно от казахского жасак –дело или свод правил, регулирующих основную деятельность государства-сбор налогов и их трата.
    Весьма прозрачно сходство русского слова казна (одно из значений «хранилище ценного имущества») и казахского казан (емкость для хранения и приготовления пищи), т.е. место из которого кормится государство.
    Финансовые взаимоотношения на Руси определялись в эквивалентном товаре, который назвали деньги. Это созвучно степной денежной единице- тенге.
    Также очевидно, что русское слово былины (устные поэтические сказания) родственно казахскому названию билим – знания.
    Если касаться искусства, то самый древний музыкальный инструмент Московского княжества назывался домра, а не балалайка, как многие думают, т.к. балалайка появилась только в 18 веке. Домра – это струнный щипковый музыкальный инструмент, что очень напоминает домбру предков казахов.
    Все перечисленные названия обозначали структуры, должности, деятельность, культуру окружающих Степь оседлых народов в сравнении со степными народами — предками казахов.
    Теперь рассмотрим, какие имена несли сами народы.
    Жителей Московского княжества соседи не называли русскими, как сейчас, их называли москалями, московитами, кацапами. А те, в свою очередь, украинцев называли хохлами. Остановимся подробнее на слове хохол. Казахи в те времена носили чубчик. Было два вида чубчиков: айдар – чуб взрослого мужчины и кекил – чуб холостого молодого мужчины. А по-украински хохолок называется хихол, что родственно казахскому кекил. Вот и судите, есть здесь родство или нет?
    У меня есть мнение и относительно происхождения слова русский. В основе Российской империи было Московское княжество — военизированное государство, которое не жило набегами, так как ни у кого не было складов и товаров длительного хранения. Доходы от такой деятельности были нестабильны, непривлекательны. Вместо этого княжество осуществляло захват народов, накладывало на них обязательство регулярно выплачивать часть его доходов, т.е. налоговое бремя. Это была эффективная экономическая политика по сравнению с набегами. Но она требовала администрирования захваченных территорий, перепись населения, обмер земель, разработку налогов и их сбор. Московское княжество было государством воинов и вело жестокую оккупационную политику, т.е. «собирало земли». Администрация и армия состояли из выходцев из степи, которые воевали в конном строю и использовали в схватках холодное оружие: сабли, копья, дубинки. Воевать таким оружием приходилось в ближнем бою, что очень тяжело психологически, поэтому воинам нужно было иметь сильный дух, и, наступая на противника, они подбадривали друг друга громким боевым кличем «Ур-аа!!», что по-казахски означает «бей», «ударь», «дави» и деморализовали противника. Занимательно и то, что ругань, ссора, бой, битва, сражение на казахском языке – урыс. Таким образом, мы видим, что жители Московского княжества из-за проводимой ими оккупационной политики в отношении предков казахов были воинственными боевыми людьми, а значит, склонными к конфликтам, агрессии, отстаивающие свои интересы с помощью войны, т.е. урыс. Отсюда, из-за клича «Урра!!», из-за воинственности «Урыс» жители степи стали называть жителей Московии –урыс (орыс), что трансформировалось в слово рус, а страна в Русь. Данное название распространилось на все подчиненные ей (Руси) славянские племена и народы с последующей их русификацией и названием русский и страна Россия. По данному сценарию развивались и соседние государства: Киевское княжество, Галицко-Волынское государство, Великом Княжество Литовское, Польша, Болгария, Молдавское княжество, Валахия, но в жестокой конкурентной борьбе за лидерство они уступили право на гегемонию в регионе Московскому княжеству. Так легла карта истории. Но это отдельная тема.
    Дополнить можно еще одну версию существовавших названий. Если объективно оценить, как на самом деле велись боевые действия прошлых времен, насколько гуманным образом, то увидим отвратительные картины. И Московские военные, которые сражались кривыми саблями на конях, не исключение. Чтобы победить, они разрубали своих противников на куски, превращали в фарш все, что попадалось на пути, после штурма военные ходили по полю сражения по колено в крови, добивая противника! Эти действия походили на работу умелых специалистов по разделке туш животных-мясников. Мясник на казахском языке – касап. Отсюда и одно из названий победителей истории, профессиональных военных московитов -кацап.
    Обратимся к российской и европейской историографии и попытаемся узнать, откуда появились названия народов: татары и монголы. В связи с тем, что с приходом во власть династии Романовых истории Руси был навязан, скажем так, евростандарт, наименование ордынцы перестало существовать. В европейской истории благодаря императору Филиппу II (11-12 в) в употребление вошло название выходцев из степи — татары, что и закрепилось в официальной науке: энциклопедиях, учебниках, в программах учебных заведений. В древнегреческой мифологии словом Тартар обозначали страшное место на земле, находящееся в степях Евразии. Стоит отметить, что буква «р» в название Тартарии не произносится из-за правил чтения германских языков: tartar– [ta:tar], т.е. звучит как Татария. Если до Романовых предков казахов называли Казаками Ордынскими, то во время Петра уже татарами, а в последующем киргиз-казаками, киргиз-кайсаками.
    Поэтому степные общества и государства, где администрация и армия состояли из степняков, европейцы называли Татарией, а Московское государство – Московской Татарией. Помимо Московской Татарии на зарубежных картах 16-18 веков, а также в документах и энциклопедиях Европы были обозначены и другие страны на степных просторах — Великая Татария, Чина Татария и т.д. Соответственно жителей всех этих государств называли татарами. Вышеперечисленные примеры лингвистики раскрывают влияние предков казахов на Восточную Европу.
    Подобное происходило и на востоке от степи при формировании Китайской империи. Изучение лингвистических факторов доказывает это. Особенно убедительно это раскрыто в трудах известного на западе британского профессора-синолога Эдуарда X. Паркера (1849-1926) на рубеже XIX-XX вв. Он удивил научный мир своими оригинальными исследованиями древней истории тюркских народов по китайским источникам. Результатом этих исследований стало создание научной монографии «Тысяча лет из истории татар», изданной в конце XIX в. Книга принесла английскому ученому и дипломату мировую известность. В книге он доказывает, что в китайском языке в значительном количестве присутствуют тюркизмы, особенно пекинский диалект. «…Этот более испорченный татарским языком жаргон стандартного китайского языка, возможно, является наиболее худшим выбором, поскольку поиск любого сходства с татарским звучанием было намеренно желательным; однако, этот диалект наиболее знаком в Китае…». Данное произведение мало известно русскоязычным народам. Отсюда следует, в китайской истории предки казахов из степи сыграли значительную роль, чему свидетельствуют лингвистические доказательства по примеру состояния русского языка, где очень много присутствуют тюркские слова.
    Единственным местом, которое не называлось в европейской историографии и картографии Татарией, была Моголия или Империя Великих Моголов, где также жили выходцы из казахских степей. Это государство возникло на территории современной Индии, Пакистана и южного Афганистана. Но почему выходцы из той же степи европейцы назывались моголами, а не татарами? Дело в том, что термин могол применялся в Индии для обозначения мусульман Северной Индии и Центральной Азии. В 16 веке предводитель кочевников-степняков из Средней Азии Бабур пошел на Индию и захватил ее. Местные народы – индийцы назвали захватчиков моголами, то есть мусульманами. Впоследствии британские историки в период колонизации Индии Великобританией внесли в европейскую науку название «Моголы», а европейцы государям знаменитой тюркской династии дали титул «Великие Моголы»(1521-1870 г.) Так получилось, что один и тот же народ, предки казахов, в европейской историографии получил два названия: моголы и татары. И когда приглашенные в Россию немецкие ученые, а также прочие европейские историки (поляки, французы и т.д.) создавали историю Российской империи, то они объединили эти два названия в одно «татаро-монголы», а миграции неженатых молодых мужчин из степи в оседлые народы дали определение «татаро-монгольское нашествие». Местом исхода захватчиков историки обозначили далекую пустынную местность в районе Алтая и современную Монголию, где ее жители, ойраты, халха и другие также, как и предки казахов, вели кочевое животноводство, говорили на халха-монгольском языке, но они были малочисленны и проповедовали буддизм. Фактически представители названных выше народов появились на территории Европы лишь в 17 веке, как наемные конные части Российской империи, а в 16-18 веках они участвовали в конных формированиях Китайской империи. Калмыки-джунгары за плату, вооружение и обучение, выполняли исторический заказ созданных централизованных государств, России и Китая, по уничтожению предков казахов на просторах Евразии. Данные представления об истории отражены полно, всесторонне, красочно в трудах современных авторов, тем самым сильнее укрепляют в сознании человечества версию татаро-монгольского нашествия.
    Когда царь Петр I пришел к власти, он занялся европеизацией русского народа, его быта и истории и стал внедрять, как бы выразились сейчас, «евростандарт». Он убрал старую элиту, состоящую из выходцев из степи, а его потомки переписали историю на европейский лад, пригласив ученых из заграницы: немцев, голландцев, шведов и т.д. Петр I в корне менял традиции. Православная религия предполагала у русских ношение бороды, запрещало курение, одежда была консервативна, женщины были затворницами. Петр I заставил мужчин обрезать бороды, обязал употреблять табак, носить обтягивающие ноги панталоны, а женщины надели смелые наряды, платья с декольте. Все это подрывало православные устои. Дополнительно он ввел орган Синод и должность прокурора, который следил за церковью. Таким образом, Петр I перестраивал положение церкви на европейский лад, как и в Европе, где власть церкви стояла далеко не на первом месте. Он отказался и от титула «царь» в пользу европейского «император». Дал наказ своим потомкам: «чтобы бусурманского духу на Руси не осталось». Немецкие историки Г.Ф. Миллер, А.Л. Шлецер, Г.З.Байер и др., приглашенные последователями Петра I, писали историю России через призму европейской науки. И, как следствие проводимой политики европеизации, все народы Российской империи стали татарами с определениями: сибирские татары, волжские, уфимские, казанские, крымские, азиатские, финские, польские, литовские, петербургские, омские, московские, крещеные и т.д. Казахам дали название киргиз-кайсаки, киргиз-казаки, а моголами –монголами стали халха и ойраты — жители современной Монголии.
    Хочу выразить свою точку зрения по поводу существующей весьма спорной интерпретации имен ханов – Бату хана и Чингисхана. В бескрайней, простирающейся на сотни верст, плоской, открытой как океан, степи было очень трудно ориентироваться. Без знания навигации, без ориентиров, она была ловушкой для человека, гиблым местом. Казахи взяли за основу ориентации в пространстве направления сторон света: восход и заход солнца. В казахском языке восход — шыгыс, заход – батыс. Отсюда Восток-Шыгыс, а Запад-Батыс. Главным святым направлением был восток. Если встать лицом к востоку, то справа (в каз.языке правая сторона — он) будет Онтустик–Юг, а слева (в каз.языке — сол), соответственно, Солтустик-Север. В связи с этим, все что находится на западе от степи для казахов имело приставку бату, а на восток-шыгыс. Отсюда правитель Западных территорий Руси назывался у них Бату ханом. А ханом Востока – Китая был Шыгыс хан. Это не было именем одного человека, а было собирательным названием, нарицательным именем для всех ханов-правителей данных направлений и территорий.
    Веденное в обиход в средние века название Татар является заблуждением историков и филологов трех последних столетий, считавших его историко-этнографическим, что дало им основание развивать во многом ошибочные гипотезы о генеалогии и миграции племен и народов. Не только арабские и персидские писатели заблуждались, обозначая многочисленные тогда тюркские народы безразличным общим названием турки и татары, но и труды великих европейских ученых содержат те же ошибочные названия больших и малых этносов, ономастические и топонимические заблуждения, неправильные трактовки. При этом напрочь игнорируется и искажается исконное происхождение слов.
    В своих размышлениях я на приведенных лингвистических примерах пытаюсь еще раз показать, что взаимоотношения жителей степи и окружающих народов не просто имели место быть, но они были обширными, длительными, взаимопроникающими, и что эта ассимиляция внесла весомый вклад в развитие цивилизаций. Что молодые мужчины из степей, уходя в окружающие народы, как гастарбайтеры, принимали активное участие в их развитии. Они брали в жены местных невест, а родившихся детей матери воспитывали по своим обычаям. И хотя терялся язык, облик, традиции, но сохранялась у потомков память о родине их отцов, бескрайней степи. К сожалению, в мировой истории сложилось несправедливое, негативное мнение о вкладе степняков в развитие государственности многих народов. Поэтому у меня назрела необходимость поделиться своими мыслями и внести недостающее звено в теорию развития цивилизации на материке Евразия.
    Все, что было сказано в этой статье, гипотетично, но любая гипотеза стоит того, чтобы иначе посмотреть на привычные и устоявшиеся вещи, и решить, что есть правда, а что просто историческая подтасовка, принятая за факт.Абуев Нуркасым nurmonolit@mail.ru

    • (30.01.2014 12:13) #
      1

      Да уж, уважаемый Сабитхан! Сказанное в данном комменте чересчур ГИПОТЕТИЧНО! Оно, возможно, и годится для "внутреннего употребления" в суверенном Казахстане: национальный эгоцентризм цементирует суверенитет.
      Однако, многое спорно, и не предмет обсуждения на этом сайте. Спасибо!