Призыв на молитву. Проповедь С. Нурси депутатам первого турецкого парламента

Приводимая ниже проповедь выдающегося турецкого богослова Саида Нурси в свое время имели весьма далеко идущие последствия. Этот призыв к депутатам первого парламента Турецкой республики, как считается, явился одной из причин жесткого недовольство Мустафы Кемаля Ататюрка в отношении ученого и дальнейших многолетних преследований.

Нурси всего лишь напомнил людям, пришедшим к власти на волне победы в войне за независимость, о вечном - об их ответственности перед Всевышним. Прежде всего, богослов призвал их не забывать о главной обязанности мусульманина – о намазе.

Проповедь прозвучала почти сто лет назад – в январе 1923 года. Тем не менее, она сохраняет свою актуальность и сегодня, причем за пределами Турции куда в большей степени, чем внутри страны.

О, борцы на пути Ислама! О люди убеждения и разума!

Я прошу вас послушать мои слова, несколько наставлений касательно одного вопроса.

Во-первых, чудесный дар Всевышнего, заключающийся в этой победе, требует благодарности, дабы он продолжался и увеличивался. Иначе, если не отблагодарить за дар, дар исчезнет. Поскольку вы с помощью Аллаха спасли Коран от нападений врагов, то вам нужно выполнять самое несомненное и явное повеление Корана, коим является намаз. Чтобы его духовный свет продолжался в столь удивительном виде и был постоянным над вами.

Во-вторых, вы обрадовали Исламский мир, обрели его любовь и благоволение. Однако продолжение того благоволения и любви возможно с соблюдением правил Ислама. Ведь мусульмане любят вас во имя Ислама.

В-третьих, в этом мире вы выполнили службу командиров для шахидов и гази, имеющих степень святых. Делом, соответствующим, таким как вы, доблестным людям, является, выполняя твердые постановления Корана, стараться быть спутником той светлой группы и в ином мире. Иначе вы, будучи в этом мире командующими, в ином мире будете вынуждены просить помощи и света у простых солдат. Этот низкий мир, с его славой и почетом, не является такой ценностью, которая бы насытила, удовлетворила и стала бы целью для таких, как вы, людей.

В-четвертых, даже не совершающие намаз общины исламской нации, будучи сами грешниками, все равно хотят иметь религиозных правителей и глав. Даже во всем Курдистане первым вопросом, относительно какого-либо чиновника был следующий: «Интересно, совершает ли он намаз?». Если совершает, ему полностью доверяют, а если не совершает, то каким бы сильным и способным он ни был, на него смотрели с подозрением. Однажды в племени Бейт уль-шабаб произошло восстание. Я пошел и спросил: «В чем причина?». Они ответили: «Наш глава не выполнял намаз и употреблял спиртное. Как мы можем подчиняться таким безбожникам?». Эти слова были сказаны не совершающими намаз и занимающимися разбоем людьми.

В-пятых, европейцы, являющиеся вашими противниками и врагами Ислама, активно использовали и используют ваше равнодушие к религии. Более того, можно сказать, что такой же вред, как ваши явные враги, Исламу принесли люди, пользующиеся вашим равнодушием к религии. Во имя пользы Ислама и спокойствия нации нужно сменить эту небрежность на старание. Разве не видно, несмотря на то, что члены партии «Единения и Прогресса», имея удивительную стойкость, старание и самоотверженность, даже став одной из причин этого пробуждения Ислама, проявив некоторую небрежность к религии, встретили отвращение народа внутри страны и были отвергнуты им. А заграничные мусульмане за рубежом, не увидев их небрежность в религии, проявили к ним уважение.

В-шестых, мир неверия, нападая на мир Ислама всеми своими средствами, культурой, философией, науками, миссионерами и материально, с давних пор являясь победителем, все же не смог победить Исламский мир в религиозном отношении. В то время как все заблудшие группы внутри Ислама обречены быть отдельными пагубными малочисленными кучками, Ислам сохраняет свою стойкость и непоколебимость посредством сунны и джамаата; заблудшее течение, ведущее к нововведениям, просочившееся из губительной европейской культуры, не найдет себе места на груди Ислама. Значит, проводить важные преобразования и дела в Исламском мире возможно, лишь следуя правилам Ислама, и никак иначе. И по-другому не было, а если и было, то те дела быстро потухли и исчезли…

В-седьмых, в то время, когда начинает разрушаться развращающая культура Европы, являющаяся причиной ослабления религии, и когда приближается рассвет культуры Корана, невозможно совершить какое-либо позитивное действие, проявляя небрежность и халатность в религии. В негативных и разрушительных же делах Ислам, подвергшийся стольким ранениям, вообще не нуждается.

В-восьмых, любящим всей душой и сердцем, одобряющим и высоко оценивающим ваше возвышенное служение и победу в этой войне за независимость является сообщество верующих людей. В особенности простые люди, крепкие в вере мусульмане. Они вас серьезно любят, поддерживают, признательны, высоко оценивают вашу самоотверженность и являются для вас наибольшей и самой действенной силой, пришедшей в пробуждение. Вам также во имя пользы Ислама необходимо, соблюдая повеления Корана, объединиться и опереться на общество верующих. Потому как предпочтение простым мусульманам отстранившихся от Ислама, несчастных, безродных людей, подражающих Европе и влюбленных в нее и европейцев, противоречит пользе Ислама. И поэтому Исламский мир повернет свои взгляды в другую сторону и будет искать помощи у других…

В-девятых: если будет путь, на котором существует девять из десяти вероятностей гибели и лишь одна вероятность спасения, только отказавшийся от жизни сумасшедший храбрец может пойти по такому пути. Теперь в обязательных предписаниях религии, таких как намаз, занимающих лишь один из двадцати четырех часов, есть девяносто девяти процентная вероятность спасения и счастья. И может иметься лишь одна из ста вероятностей вреда для мирской жизни, из-за беспечности и лени. Однако, в отвержении обязательных предписаний есть девяносто девяти процентная вероятность вреда. И лишь одна один процент вероятности спасения, опирающаяся на заблуждение и беспечность. Интересно, какой же может быть предлог и повод для небрежности и отвержения обязательных предписаний религии, когда та небрежность приносит вред и для религиозной, и для мирской жизни? Как благородство и патриотизм позволяют это?

Действиям этого высокого собрания и этой группы борцов будут особенно подражать. Народ будет либо перенимать, либо критиковать их недостатки, оба из этих явлений приносят вред. Значит, для них права Аллаха заключают в себе и права рабов. Невозможно серьезно и истинно работать с людьми, которые не слушают бесчисленные сообщения и доказательства, заключающие в себе тайну достоверного сообщения (таваттур) и объединения во мнениях (иджма), а принимающими внушаемые сатаной сомнения и вздор нафса.

Фундамент этого великого преобразования должен быть прочным. Духовная личность этого высокого собрания – с точки зрения имеющейся в ней силы – взяла на себя смысл султаната (правления). Следуя и побуждая других следовать правилам Ислама, замещая, оно должно также взять на себя обязанность халифата (правление в кругу Исламских законов). Парламент должен удовлетворить религиозные потребности этой нации, которая для продолжения мирской жизни нуждается в четырех вещах, а в религии, посредством непрерывных традиций, нуждается в молитве минимум пять раз в день.

Наше время – время джамаата (общества). Душа джамаата, его коллективная личность, более стойка и нерушима. И более способна претворить в жизнь законы Шариата. Личность может выполнить свою обязанность, лишь опираясь на общество. Если душа джамаата, его духовная личность, будет праведной, то будет более яркой и совершенной. Если будет плохой, то будет намного хуже одной злой личности. Добро и зло индивидуума ограничены, а общества не ограничены. Добро, которое вы приобрели за рубежом, не портьте злом внутри страны. Вы знаете, что ваши вечные враги, противники и завистники разрушают правила и законы Ислама. Стало быть, ваша первая обязанность – оживлять и сохранять законы и традиции Ислама. Иначе вы неразумно окажете помощь умному врагу. Небрежность в традициях Ислама показывает слабость нации. Слабость же не останавливает врага, а побуждает его к нападению…

Из книги «Аль-Месневийю-Араби»

(приводится в сокращении)



0 комментариев