Уличные бои - это тупиковый путь

Вчера в редакцию «Комсомольской правды» пришли авторитетные среди русских националистических движений люди и представители кавказских диаспор. За общий стол уселись и обсуждали проблемы Дмитрий Демушкин (движение «Славянская сила») и Александр Белов (Движение против нелегальной иммиграции - ДПНИ), с одной стороны, и видные деятели Российского конгресса народов Кавказа (РКНК): глава исполкома РКНК Алий Тоторкулов, сопредседатель РКНК Деньга Халидов, глава московского отделения РКНК Ахмед Азимов, глава комитета по делам молодежи РКНК Султан Тогонидзе, глава Кавказского правового центра при РКНК Шамиль Османов и другие.

Мы не знаем, будут ли еще в Москве столкновения между кавказцами и националистами. За это не может поручиться, пожалуй, никто. Мы лишь искренне надеемся, что этого не произойдет. И постарались сделать для этого все, что смогли.

Александр Гришин:

- Что же это было на Манежной площади? Чем это видится с кавказской стороны?

Деньга Халидов:

- Здесь комплекс причин. Повод - это, безусловно, неадекватное поведение правоохранительных органов, которые вовремя и правильно не среагировали на этот трагический случай 5 декабря. А реальная причина - накопившееся недовольство и социальным, и национальным положением в стране и в Москве. Если искать причины, это русский протест, который не совсем в правильное русло направляется. Это русский протест, который надо было бы направить против олигархов и компрадоров. Я работаю с русскими патриотами достаточно серьезного уровня, и мы вполне находим общий язык. Мы себя там не позиционируем как этнические националисты - русские и кавказцы, - мы себя чувствуем россиянами.

Деньга Халидов: «Это был русский протест в неправильном русле».

Дмитрий Демушкин:


- Да я в принципе с этим согласен. Я был на обеих акциях, и у меня самого куча вопросов. Если бы надо было создать какую-то взрывоопасную ситуацию, то в принципе классически все было собрано. Первое - это многотысячная акция фанатов, где была четкая договоренность - ни одной кричалки, вообще идти молча, рот не открывать. Прийти - возложить цветы - постоять - развернуться и уйти. Естественно, напряжение там какое-то уже было. То есть люди уже стояли, эмоции не выплескивали. Когда я шел, мы венок возлагали, были везде разговоры, кто поедет на Манеж. Ни одна официальная организация Манежку не объявляла. Ну, по-моему, не надо быть большим аналитиком, чтобы понять, что если 10 тысяч выходят с утра, то несколько тысяч приедут на Манежную площадь. Когда я туда ехал, я был на сто процентов убежден, что Манежная площадь перекрыта турникетами. А приехал - и увидел, что милиция стянула кучу сил, сделала дугу, но людей туда запускает и вялый голос объявляет: «Ваша акция не санкционирована, пожалуйста, расходитесь». Я сразу понял: что-то здесь будет. Ладно, запустили. Люди встали. Полтора часа люди скандировали кричалки, разношерстая абсолютно масса людей, обывателей много подошло. И люди начали замерзать, и уже некоторые начали уходить. И здесь для меня абсолютно непонятная команда идет на вытеснение. Я как организатор многих акций концертов, немного испугался. Потому что были девочки, мальчики, скользко, они попадали, давка началась, я думаю, сейчас кого-то задавят, и точно там будут посадки потом, и обвинят потом во всем нас. Я подхожу к сотруднику милиции, там генерал стоял, и говорю: уважаемый, что же вы делаете? Он метался, не знал, что ему делать. В итоге эта акция, которая бы закончилась через 2 часа кричалками, продлилась 5 часов. Все на адреналине. С точки зрения логики ГУВД давайте подумаем: куда бы они толпу вытеснили? После драки разгоряченных людей - в метро? Им что, в метро легче потом сражаться с этой толпой, чем на Манежной? Потом ГУВД делает заявление, что это националисты, а фанатов там не было. Вот как он и там их поделили?

Александр Гришин:

- Среди националистов, по-моему, много фанатов. И наоборот тоже...

Дмитрий Демушкин:


- Если вы любите ездить на мотоцикле, вы можете быть байкером? Да. Но это не мешает разделять взгляды, например, «Славянской силы». И болеть за «Спартак» или ЦСКА это тоже вам никак не мешает. И так же все остальное.

Дмитрий Демушкин: «Кричать: давайте поубиваем друг друга - верх безумия».

Александр Белов:


- Я считаю, что выражение политических требований на Манежке, которое было, - это нормально, когда люди собираются, что-то говорят. Я конкретно не поддержал акт насилия, когда ни в чем не повинных людей стали бить. То, что люди имеют право выражать свои мысли, собираться, это хорошо. Поддерживаем четко возможность для граждан собираться мирно, без оружия, никого не бить, не колотить, но высказывать требования власти, и чтобы с властью был установлен диалог.

НАСТОЯЩИХ БУЙНЫХ...

Ахмед Азимов:

- Дмитрий, вы можете сказать, что ты решительно осуждаешь то, что было? По крайней мере мы жестко осуждаем убийство кого бы то ни было - фанат он будет или не фанат. Для нас есть правоохранительные органы, которые должны расследовать преступление.

Дмитрий Демушкин:

- Отвечаю с большим удовольствием. Организационного участия «Славянской силы» там нет и быть не могло. Организация, которая действует на всероссийском уровне, не может переходить в формат войны с милицией на улице. Иначе завтра мы просто сядем в тюрьму и т. д. Надо еще понимать, что на улицах наш вес будет ничтожен, там уже руководители групп, там кто сильнее, тот и прав будет. Это уже не наш формат. Мы согласовываем акции, мероприятия, «русские марши» и еще что-то, способны организовать. Но не уличные столкновения. Также мы никогда и нигде не поддерживали убийства. Потому как ломаются жизни не только тех, кого убивают, но и тех, кого сажают потом на 15 лет, - молодых парней.

ЗА СВОИХ ИЛИ ЗА СПРАВЕДЛИВОСТЬ?

Александр Гришин:

- Когда убили болельщика «Спартака» Егора Свиридова, то к ОВД, где были задержанные, подъехали представители кавказских диаспор. То же самое по убийству Юрия Волкова на Чистых прудах. Авторитеты из диаспор приезжают просить за своих, а уже потом выступают за справедливость. Это и провоцирует толпу. Может, надо просто перестать вытаскивать своих?

Ахмед Азимов:

- Здесь, по-моему, разногласий не может быть, что правоохранительные органы должны выполнять свою работу как положено. В то же время говорить о том, что только кавказцам присуще переживать за своего, это абсурд. В этой ситуации претензии есть к правоохранительным органам. При чем тут приезжие? Есть гнев против системы, против правоохранительных органов, мы выводим всех и говорим: виноваты те, которые якобы отмазывают своих ребят. В то же время мы имеем массу случаев, когда не родственники, а просто суды присяжных, милиционеры, судьи активно потворствовали развитию радикальных настроений в националистических группах, отпуская людей, чье преступление фактически было доказано, которые убивали, избивали. Это проблема общая. Нам нужно консолидироваться и вместе действовать против этого, а не говорить, что есть кавказцы, которые выкупают своих.

Ахмед Азимов: "В этой ситуации все мы окажемся потерпевшими"

Александр Гришин:

- Я хочу услышать ответ на простой вопрос: будут ли дальше представители диаспор в подобных случаях приезжать и договариваться?

Деньга Халидов:


- Представители диаспоры не спрашивают нас: вытаскивать своих, попавших в переделку, или не вытаскивать? Они выполняют свой дружеский долг. Если вы поставите нас в известность, вот я обращаюсь к вам: если что-то случилось, пожалуйста, мы всегда готовы по справедливости разобраться.

МОСКВА, 15-е...

Александр Гришин:

- У нас, собственно говоря, два выхода. Или пытаться предотвратить тот вал насилия, или вооружаться.


Александр Белов:

- В воскресенье ДПНИ обратилось ко всем своим сторонникам, ко всем москвичам, а также к представителям кавказской диаспоры с просьбой прекратить убийства и насилие. С обеих сторон. Потому что, как правило, в результате этих действий страдают абсолютно невинные люди. Внутри нашей организации начались даже серьезные дискуссии, что мы таким образом как бы народное восстание, что ли, хотим остановить. Но никакого народного восстания нет. Есть обычное выражение недовольства засильем определенных элементов с Северного Кавказа. Ведь чем обычно заканчиваются стычки с представителями северокавказской молодежи? Они вооружены либо травматикой, либо оружием. А москвичи, как правило, не вооружены вообще ничем.

Александр Белов: "Вопрос стоит по-другому - можем ли мы жить вместе и что для этого надо"

Ахмед Азимов:

- Требовать от наших оппонентов, чтобы они любили кавказцев, я думаю, нецелесообразно. Но в то же время мы уже призывали сделать обращение ко всей молодежи - кавказской, русской, - чтобы она прекратила насилие. Тогда желания со стороны Александра (Белова) не было.

Александр Белов:

- По-моему, мы даже несколько раз созванивались.

Ахмед Азимов:

- Да. Но сделать такое обращение к молодежи, чтобы прекратили насилие, тогда нам не удалось. Но есть понимание того, особенно после 11 декабря, что мы в этой ситуации все окажемся потерпевшими.

Дмитрий Демушкин:


- По 15 декабря мы однозначно высказали везде позицию: никто не едет ни в какие «Европейские», мы все пресекли, и на сайтах, и в группах. Мы везде, во всех СМИ призываем. Но кто-то занимается провокациями, пытаясь стравить обе стороны.


Ахмед Азимов:

- Ведется агитация, чтобы 15-го никто не выходил. Но если говорить о нашем случае, то ведется агитация на все социально-демографические группы молодежи. И для русских ведется, и для якутов, бурятов, кавказцев. В равной степени. Вы к своей националистически настроенной молодежи должны были бы обратиться, чтобы не допустить сегодня раскола общества на две половины. Потому что вы знаете, что это путь в никуда. Победивших здесь не будет.

ВСТРЕТИМСЯ ДРУГ У ДРУГА

Александр Белов:

- Ситуация настолько зашла в тупик, что по большому счету наши обращения могут некоторых людей удержать. Ну снизят количество желающих разбить друг другу лицо процентов на 10. Вы сами же наверняка заходили в социальные сети, видели, что с удовольствием пишут там как русская, так и кавказская молодежь... Нельзя закрывать глаза и говорить, что все нормально, - мир, дружба, жвачка.


Ахмед Азимов:

- Если мы будем все время транслировать и давить, педалировать, нажимать, проблема не решится. Если мы хотим решить проблему, нужны другие слова.

Александр Белов:

- Хорошо, давайте подберем слова. Это вопрос такой: вы думаете, что если мы призовем к миру, то он завтра настанет?

Ахмед Азимов:

- Мы не думаем, мы знаем. А вы действительно не хотите призывать к миру?

Александр Белов:

- Уже сделано это.

Ахмед Азимов:

- Все. Результат - от Всевышнего.

Александр Гришин:

- Хорошо, первое, и та и другая сторона призывают не поддаваться на провокации и никуда не ходить. Но ведь ситуация этим не исчерпывается. Что вы еще можете предложить друг другу?

Деньга Халидов:

- Вы соберите вашу пехоту, я готов перед вашей пехотой выступить с позиции интересов русского народа и России. А вы, допустим, перед нашими.

Александр Белов:


- Я готов встретиться на вашей площадке. На Северном Кавказе.

Алий Тоторкулов:

- Если мы хотим сохранить нашу страну, то тогда надо работать во имя страны, а не во имя личных амбиций, обид, настраивая этнические группы друг против друга.

Алий Тоторкулов: "Нам надо решить -нужна нам всем Россия или нет"

Александр Белов:


- Вопрос-то по-другому стоит: можем ли мы жить вместе? Именно так, а не по-другому. Потому что Россия - это понятие для многих странное. Объективности ради надо сказать, что русские бегут с Кавказа, вы что, не знаете этого? Почему они бегут? Им там что, сладко?


Деньга Халидов:


- Даю информацию, подтвержденную статистикой. В Дагестане проживают около 110 тысяч русских. Да, количество уменьшилось, но в гораздо большей мере оттуда уезжают сами же дагестанцы из-за безработицы, из-за отсутствия перспектив. Но есть и процент возвращающихся. Причем русских тоже... Можем ли мы вместе жить - это очень провокационная постановка проблемы. С такой постановкой от России останутся осколки.


Ахмед Азимов:


- Что вы имеете в виду, когда говорите: мы вместе жить не можем? Кого вы имеете в виду?

Александр Белов:


- Я не говорю, что не можем. Я спрашиваю: можем ли? Пока я вижу, что русские бегут. Что по программе возвращения русских на Северный Кавказ мало кто вернулся. Хотя деньги выделяют.

Ахмед Азимов:


- Давайте закроем этот вопрос мини-опросом. Вот мы здесь есть. Мы все считаем, что мы не только можем, мы прекрасно можем, должны и будем жить вместе. А вы, ваш ответ каков?


Александр Белов:


- Практика показывает, что пока нет. Я скажу, что можно сделать для того, чтобы эта возможность появилась. Необходимо для начала избавиться от национально-территориального деления. Потому что в России сейчас очевидно для русских, что никаких русских областей нет, но есть дагестанские и прочие. Если будем себя нормально вести, то, наверное, сможем.

Ахмед Азимов:


- То есть если все мы будем нормально вести себя, в соответствии с законом, с нормами морали, мы сможем?


Дмитрий Демушкин:


- Это очень важные слова, про нормы морали и поведения. Они очень часто бывают разные.

МЫ МОЖЕМ ДОГОВОРИТЬСЯ

Деньга Халидов:

- Проблемы Северного Кавказа - на 60% проблемы адекватности чиновников. Откаты, коррупция страшная. Сейчас гораздо более важно и для России, и для Северного Кавказа поставить заслон коррупции, нечестности, несправедливости. Потому что взращивают там взрывоопасный материал. Как здесь, в России, так и на Северном Кавказе. Но этот взрывоопасный материал там уходит в леса и быстро находит лозунги религиозные. Других единых лозунгов нет. Здесь, в России, находят другие идейные лозунги на русском национализме. Там - на исламской почве.

Здесь есть поле как минимум для взаимодействия. Может быть, с первого раза вас не поймут наши ребята, может быть, нас не поймут ваши ребята. Но надо какие-то точки соприкосновения искать.


Дмитрий Демушкин:


- Что мы можем сделать? Да, мы можем какие-то вещи, централизованно согласовывая, гасить. Если мы будем совместные заявления какие-то делать, это и у вас, и у нас больше, наверное, негатива вызовет, чем позитива. Но сделать централизованно заявление к своим сторонникам мы можем, мы можем договариваться. Потому что уличные столкновения... Когда ОМОН сошелся с толпой, эти дубинки мелькали, нормальным, образованным людям места там нет. Выходить и кричать, что я лидер, давайте пойдем всех убивать, - это верх безумия.


Александр Гришин:

- Относительно диалога. Власти сейчас формируют комиссию по расследованию событий на Манежной...


Деньга Халидов:


- Давайте обратимся, чтобы наши и ваши представители в нее вошли.


Дмитрий Демушкин:


- Если нас там не будет, то выводы этой комиссии - никто им просто не поверит даже. Скажут, это все специально, кавказцы всех подкупили и т. д.

Ахмед Азимов:


- Мы готовы оказать всяческое содействие.

Видеоролик (отрывок)

Автор: Александр ГРИШИН, Фото Ивана ПРОХОРОВА и Сергея ШАХИДЖАНЯНА


0 комментариев