Кровавая резня в Москве

В то время как в субботу вечером вся Россия праздновала выход российских хоккеистов в финал чемпионата мира, в Москве возле Строгинского моста произошла массовая драка, в результате которой, по предварительным данным, погиб один молодой человек и несколько человек были ранены.

Правоохранительные органы утверждают, что две группы отдыхающих не поделили место, где будут жарить шашлыки. По версии очевидцев, написавших об увиденном в блогах, группа из 15 молодых парней и девушек стала объектом нападения толпы людей, выкрикивавших неонацистские лозунги. Независимо от того, какая версия более близка к действительности, факт налицо – неоправданная агрессия молодого населения России становится отличительной чертой подрастающего поколения.

Сегодня интернет-издание «Газета.ру» сообщило о том, что в субботу вечером примерно в 23:00 по московскому времени в результате массовой драки возле Строгинского моста скончался 27-летний Дмитрий Кашицын. Молодой человек скончался на месте от 15 ножевых ранений. По неофициальным данным из источников «Интерфакса», в драке участвовало не менее 40 человек. Пока в СМИ высказываются несколько версий произошедшего. Первая – в ходе активного празднования выхода российской хоккейной сборной в финал чемпионата мира разгоряченные группы болельщиков, «возвращавшихся из спортивных баров», что-то не поделили и началась драка. Вторая версия, о которой говорят в УВД Северо-Западного административного округа, связана с тем, что две группы отдыхающих возле Строгинского моста людей не смогли договориться о том, в каком месте без ущерба позициям друг друга жарить мясо. Молодые люди начали ругаться, кто-то первый полез в драку, в результате которой с особой жестокостью убит молодой человек.

И, наконец, последняя версия составлена из неофициальных свидетельств участников этих групп. Один свидетель, блогер bigga-out сообщил, что группа из 15 человек, собиравшая мусор после празднования дня рождения, стала жертвой нападения толпы молодых людей, которые выкрикивали неофашистские лозунги «зига-зага…». Толпа состояла примерно из 40 человек, после призыва одного из них «вали их» в группу отдыхающих полетели камни, бутылки, кто-то начал стрелять предположительно из травматического оружия. «Все наши врассыпную, я убегаю один в одну сторону, весь народ в другую, так как я левее всех был, на меня полетело 3 бона, один из них сделал удар ногой по мне, но рука поставила блок сама и я отделался ушибом», - пишет в bigga-out. Через некоторое время убежавшие вернулись на место происшествия, где обнаружили Дмитрия Кашицына, лежавшего в крови. «Он еще дышал на тот момент и стонал. <…> Диму не спасли, он умер прям там на том самом месте, где стоял и где после лежал в крови», - завершает свой рассказ очевидец.

В милиции отвергают версию того, что нападение могли совершить неонацисты, так как «там все русские». Неважно, что для группы радикально настроенных молодых людей в какой-то момент становится все равно, кого бить – русского с неславянской внешностью, русского со славянской или нерусского. И таких случаев было предостаточно. Как-то даже известная банда неофашистов во главе с Рыно и Скачевским сетовала на то, что однажды в азарте чуть не зарезала украинца. Не столь принципиально, какую версию выберут правоохранительные органы, кто окажется подследственным и кто будет наказан.

Как показала практика, силовая борьба с высочайшим уровнем жестокости в среде российской молодежи плодов не приносит – да, собственно говоря, и не могла принести. Можно вспомнить с десяток случаев проявления необоснованной жестокости, которые только попали в СМИ – избиение пожилой 75-летней учительницы физической культуры в Иркутской области, задержание камчатского студента, публиковавшего видео-отчеты в Интернете о казнях гастарбайтеров и так далее. Девиации молодого поколения связаны с рядом факторов – это лихие 90-е гг., когда родители были заняты добыванием куска хлеба, высокий уровень нестабильности в обществе, фактически ксенофобская система среднего образования, неразвитость системы обеспечения внешкольного досуга и, наконец, отсутствие объединяющих ценностей. Все это крайне логично. Но вот вопрос, когда это станет актуальным для власти? И какой по силе общественный резонанс необходим, чтобы, в конце концов, эту проблему перестали замалчивать и начали ее решать?



0 комментариев