Скинхеды переходят к террору

Снижение активности радикальных националистов в России констатируют правозащитники. По их данным, количество нападений на почве ксенофобии в РФ впервые за последние годы стало уменьшаться. В то же время от убийств «инородцев» ультраправые переходят к террору, целью которого декларируется неонацистская революция в стране, отмечают аналитики.

«2009-й стал первым годом за более чем шестилетнюю историю наших наблюдений, когда количество инцидентов, связанных с расистским и неонацистски мотивированным насилием, существенно сократилось, хотя уровень его и остается устрашающе высоким», – говорится в докладе аналитического центра «Сова», распространенном в среду.

В докладе правозащитники анализируют проявления радикального национализма в России в 2009 году. «По ощущениям, тенденция к снижению преступлений на почве радикального национализма сохраняется и в 2010 году», – сказала «Интерфаксу» заместитель директора центра «Сова» Галина Кожевникова.

В докладе отмечается, что правоохранительные органы в 2008 и в 2009 годах ликвидировали крупнейшие и наиболее агрессивные ультраправые группировки в Московском регионе. При этом правозащитники подчеркивают: «Несмотря на все усилия, размах ксенофобного насилия по-прежнему остается устрашающим, охватывая большинство регионов России, его жертвами становятся сотни людей».

По данным центра «Сова», в 2009 году в результате инцидентов на почве радикального национализма в России погибли около 70 человек, были ранены не менее 333 человек. В 2008 году погибли не менее 109 человек, пострадали не менее 486. Правозащитники отмечают, что основными жертвами ксенофобских нападений остаются уроженцы Центральной Азии и Кавказа. При этом центрами насилия по-прежнему являются Московский регион, Санкт-Петербург и Ленинградская область, Нижегородский и Свердловский регионы.

Кроме того, правозащитники констатируют также существенное улучшение преследования расистского насилия со стороны государства. «Это происходит медленно и количество приговоров, конечно, все еще отстает от количества преступлений. Тем не менее, мы видим очень четкую позитивную тенденцию: неонацистов ловят, неонацистов осуждают, признают расистский мотив и очень правильно, с точки зрения Уголовного кодекса РФ, квалифицируют такие преступления», – заявила Кожевникова в интервью «Радио Свобода».

«Проблема состоит в том, что существуют разные проявления национализма – и, соответственно, реагировать на них должны разные объекты, – продолжила замдиректора центра. – Преступление должно наказываться государством. Но есть огромное количество проявлений национализма, которые преступлениями не являются, находятся в рамках закона, но по сути своей – ксенофобные. На такие явления должно реагировать, в первую очередь, общество. Однако в нашем обществе нет иммунитета к ксенофобии, оно само по себе ксенофобно. Наше общество не осуждает подобные проявления ни со стороны ультраправых, ни со стороны представителей государства, в том числе – самих правоохранительных органов. Это отдельная проблема, над которой нужно работать».

По мнению Кожевниковой, ультраправые националисты стали системной угрозой, которая опасна не только для людей с неславянской внешностью или с иной религией, но и для государства в целом. Эта тенденция, по ее словам, прослеживается, начиная от убийства правозащитника Станислава Маркелова и заканчивая поджогами и взрывами милицейских участков и других государственных учреждений.

«Сейчас от убийств «инородцев» и нападений на «инородцев» ультраправые переходят к террору, целью которого декларируется неонацистская революция в стране. И, к сожалению, ситуация настолько запущена, что фактически реакция сейчас идет только на проявления этой болезни, а не на саму болезнь. Если в ближайшие год-два ничего кардинально не изменится в сфере борьбы с ультраправыми, я боюсь, что прогноз для России будет самым печальным», – цитирует ее слова NEWSru.com



1 комментариев


  1. muslim
    (28.01.2010 16:10) #
    0

    бедные ребята...затюканные жизнью, равнодушием взрослых, отсутствием Веры и смысла жизни соотвественно.