Спортсмен-мусульманин призвал стремиться к знаниям, а не воевать

Английский крикетист-мусульманин Муин Али с глубоким осуждением высказался о зверской расправе над британским гуманитарным работником Дэвидом Хейнсом боевиками воинствующей группировки ИГИЛ.

27-летний Али, профессиональный спортсмен пакистанского происхождения и соблюдающий мусульманин, напомнил своим согражданам о том, что ИГИЛ не представляют интересы мусульман и Ислама и не отражают истинной сути религии, передает NDTV Sports.

«Мы, будучи мусульманами, должны выяснять богословско-правовую основу того, в каких случаях можно идти и воевать. Насколько я понимаю, в данном случае нам не позволено воевать в этой войне. Мы как мусульмане должны проявлять терпение», - сказал спортсмен-мусульманин.

Стоит отметить, что после появления видео с обезглавливанием британца первые лица страны призвали не мстить мусульманам за то, к чему они не имеют отношения. Премьер-министр Дэвид Кэмерон заявил, что ИГИЛ - «монстры, а не мусульмане».

Ранее Муин Али выступал в защиту Газы и выходил на спортивные арены в браслетах с надписями «Спасите Газу» и «Свободу Палестине», однако Международный совет по крикету (ICC) запретил ему выражать «политические взгляды».

Также к Муину Али придираются и по поводу его длинной бороды, которую он носит из религиозных соображений.



1 комментариев


  1. (16.09.2014 11:38) #
    0

    "Стоит отметить, что после появления видео с обезглавливанием британца первые лица страны призвали не мстить мусульманам за то, к чему они не имеют отношения. Премьер-министр Дэвид Кэмерон заявил, что ИГИЛ - «монстры, а не мусульмане»."

    В подсознании британцев отложатся не слова Кэмерона, а профессионально смонтированный видеоряд, демонстрирующий казнь, точнее, производное от этого процесса - ложная идея, что мусульмане и монстры по сути это одно и то же. Эти кадры по своей целенаправленности подобны прямым репортажам с места крушения башен-близнецов. Попробуйте, абстрагируясь, вспомнить видео всех трех совершенно одинаковых постановочных актов казни. Первое, что вы представите - это ярко-оранжевые балахоны на жертвах и абсолютно черное одеяние палачей. Это контрастная цветность кадра надолго останется в памяти обывателей, как надолго остались в памяти людей кадры тарана самолетами башен и их последующего крушения.Все это становится не просто "картинами", а неким ассоциативным рядом, формирующим в подсознании вполне определенную последовательность, на выходе которой утверждается идея "ислам - террор". Я почти убежден, что казни - это преступные постановочные сцены спецслужб.