Рассуждения на тему «Степанов против Дворкина»

Интересная полемика между сектоведом Александром Дворкиным и преподавателем Александром Степановым, возникшая на почве отношения к исламу, дает пищу для глубоких размышлений.

Почему защитником ислама выступает мало кому известный преподаватель Александр Степанов? Конечно, спасибо ему за это от мусульман, но... почему мы не видим среди атакующих Дворкина мусульманских интеллектуалов? Неужели так плохи дела в российской умме?

Вопрос о запоздалых реакциях или вообще их отсутствии возникает постоянно, в контексте различных вызовов, с которыми сталкивается мусульманская община в России. И если на примитивные выходки асланянов и амелиных какая-то реакция есть, то на продукт интеллектуальный, тонкий и поэтому куда более опасный, почти никто не реагирует. «Многобукв»? Слишком сложно?

Издаются книги, читаются лекции, пишутся научные статьи, в которых допускаются не только искажения или клевета, но и прямые выпады против мусульман. Понятно, что проще всего реагировать на проявления примитивной исламофобии — но почему-то некому и некогда заняться рассмотрением того, что выдают люди, обремененные научными степенями и высокими позициями в системе науки и образования.

Наверное, пришла пора мусульманам России становиться тем самым «лобби», которым постоянно стращают обывателя всем известные «исламоеды» - и начинать с концентрации интеллектуальных ресурсов уммы. Для того, чтобы себя защищать необходимо создать структуру, которая бы занималась мониторингом и рецензированием СМИ, издаваемых книг, выпускаемых видеоматериалов, так или иначе связанных с исламом и выявляла примеры исламофобии.

Подобные ресурсы, но наступательного характера, существуют у профессиональных борцов с исламом на Западе (MEMRI Jihad Monitor, Jihad Watch и др) — в их задачи входит тотальный мониторинг всего, что связано с исламом по всему миру, сбор этой информации, подача под определенным углом и, как следствие - формирование образа врага в общественном сознании. В России подобные медийные исламофобы-алармисты также существуют, но, по большей части действуют грубо и непрофессионально, хоть и выступают порой под знаменами различных серьезных «стратегических» центров.

Следует четко обозначить позицию (зная, как любят некоторые «борцы со злом» исказить смысл и перевернуть с ног на голову) — речь идет об оборонительной информационной деятельности, а не о создании очередного инструмента давления на людей (увы, в нашей стране попытки что-то «исправить» все чаще реализуются по репрессивному сценарию). Выявление примеров исламофобии не должно вести по пути жалоб, судов и вообще задействования каких-либо факторов государственного принуждения — будет уже хорошо, если мусульманское сообщество сможет адекватно и аргументированно отражать все те «наезды», которые имеют место в разных сферах: от научно-образовательных до бытовых.

И если какой-нибудь знатный «исламоед» выпускает очередной наукообразный опус, будь то книга, статья, лекция, то немедленно должна следовать реакция мусульманского сообщества в виде грамотного отзыва или рецензии, которые должны быть растиражированы в различных научных изданиях и СМИ. Возможным было бы привлечение к такой деятельности ученых и специалистов немусульман, готовых выступить как независимые эксперты. Это можно делать на коммерческой основе — понятно, что любой интеллектуальный продукт должен оплачиваться (наивно полагать, что известные исламофобы работают за идею). Пока же мусульмане большей частью предпочитают пассивно наблюдать за одиночными стычками («Петраш против Силантьева» или «Степанов против Дворкина»).

Продолжением этого сюжета могла бы стать куда более серьезная деятельность, такая как альтернативное рассмотрение книг, которые регулярно попадают в списки Минюста как экстремистские. Необходимо проверять экспертизы, на основании которых те или иные работы становятся экстремистскими, делать собственные экспертизы и рецензии, привлекать для этой работы признанных специалистов по исламу из академических кругов. В любом случае, начинать нужно с создания центра притяжения интеллектуалов, который бы состоял из мусульман, и немусульман, искренне заинтересованных в сохранении религиозного мира в нашей стране.

Исаев Гумер, руководитель Санкт-Петербургского центра изучения современного Ближнего Востока



6 комментариев


  1. (05.04.2013 12:38) #
    7

    машаЛлах. очень грамотно и актуально,особенно сейчас в свете запрета хиджаба и книг

  2. (05.04.2013 13:18) #
    4

    Гумер, буквально с языка сняли :), давно об этом думаю. Есть конкретные предложения если они вас интересуют напишите в личку. Не все упирается в деньги, по крайней мере на начальном этапе.

    • (07.04.2013 12:11) #
      0

      «…необходимо создать структуру, которая бы занималась мониторингом и рецензированием СМИ, издаваемых книг, выпускаемых видеоматериалов, так или иначе связанных с исламом и выявляла примеры исламофобии». Согласна на 100%, что лучше поздно, чем никогда.

      Но как горько, что этот рецепт для российского общества, диагноз которой : болезнь находится на 3-ьей, предпоследней по степени риска стадии развития. Болезнь антиисламизма легче предупредить или вылечить на начальных стадиях болезни. Но главари ДУМов были бы не главарями, если бы не усыпляли мусульман «сабр-ами» в условиях массовых погромов, обысков, репрессий мусульман и запрещений литературы, и мантрами: « Россия не знала более благоприятного периода в своей истории развития ислама, как сейчас». И тем самым не пособничали массовому заражению страны антиисламским психозом.

      «…речь идет об оборонительной информационной деятельности…». Оборонительная деятельность должна соседствовать с наступательной на позиции врагов. Ибо тех, кто в вечной в обороне, рано или поздно настигает полный крах. Думаю, речь должна идти «о наступально-оборонительной информационной деятельности».

      Хотя… Гумер, обозначив цели оборонительной деятельности, обозначает наступательные пути для ликвидации деятельности исламоедских людоедов.

  3. (05.04.2013 16:40) #
    4

    СубханАллах! Очень правильная статья, но нашим духовным лидерам почему то это не нужно. Аллах знает, я не знаю почему они делают вид, что ничего не происходит. Даже на хутбах абсолютная тишина. Те, кто пытается объединить умму, оказываются в тюрьмах, по абсурдным обвинениям. Контроль власти очень выражен, силовики пресекают любые начинания. А экстремизм это самая ходовая реплика!

  4. (05.04.2013 18:25) #
    0

    Гумер, соглашусь отчасти, с твоей позицией. Но, ты и сам замечаешь: "Почему нет в Умме интеллектуалов, способных дать адекватный, научный ответ всем этим деятелям?". В отсутствии достаточного количества таких специалистов, мы предлагаем оставшимся погрузиться с головой в раскапывании мегатонн нечистот этих троллей? Так их задача именно в этом, отвлечь нас от созидательной, продуктивной работы с Уммой. От образования, интеллектуального роста, социальных и общественных проектов, от молодежной политики и погрузиться в рецензирование их антинаучного бреда.

    Мне кажется пришло то время, когда мы обязаны защищать интересы Уммы уровнем своей успешности, востребованности, способностями, самоорганизацией, инициативностью. Мы обязаны выковать из нашей Уммы авангард несущий знамя Призыва впереди с высоко поднятыми головами. Только тогда, когда все эти пресмыкающиеся поймут наш недосягаемый для них уровень (интеллектуальный, медийный, финансовый, политический), только тогда это станет победой Уммы.

    • (06.04.2013 09:17) #
      4

      Ассаламу алейкум, уважаемый. Мне показалось, у Вас слишком оптимистичный хронометраж. Ковать нам авангард еще - ковать и ковать... Начать хотя бы с того, что предлагает уважаемый Гумер - явить хоть какой-то существенный акт самоорганизации.
      Организация борьбы на интеллектуальном информационном поле , пусть даже сугубо оборонительной, как предлагает автор, - давно перезревшая необходимость. В ее отсутствии, точнее слабой организованности содержится одна из основных причин наших поражений в последние 10-15 лет. Такая информационная защита жизненно необходима нам - мусульманам на низовом интеллектуальном уровне. Мы, ежедневно контактируя, вольно или невольно входим в различные диспуты на темы, касающиеся нашей Уммы. Количество таких контактов (пишу из своего собственного опыта) невероятно велико. Значение нашей убедительности в этих контактах также очень важно. А это зависит от того насколько интеллектуально грамотно мы можем отстаивать свои позиции. Я еще раз повторюсь - это чрезвычайно важно, поскольку количество таких живых контактов так велико, что уровень их влияния на формирование мнения о нас переоценить просто невозможно.
      И еще, сама форма подачи интеллектуального материала в виде отпора или диспута с оппонентом, касаемо любой сферы деятельности, делает их более интересными и усваиваемыми. И уж тем более, если эти диспуты затрагивают наши конфессиональные интересы.