Хамид Карзай: по шапке встречают

Когда-то она вызывала восхищение западных модников, насмешки юмористов и бессильную ярость защитников животных. Шапка Хамида Карзая, так и не покинув головы афганского президента, все же утратила часть своего символического значения.

Каракулевая шапка, которую делают из шкурок нерожденных или новорожденных ягнят, — традиционный головной убор таджиков и узбеков, живущих на севере Афганистана. Когда Карзай — пуштун с юга, где носят тюрбаны, — вступил в должность в 2002 году, каракулевая шапка стала частью нового гардероба — афганского, а не национального или регионального.

Решение Карзая перейти на каракуль положительно оценили как в Афганистане, так и за границей. Американский модельер Том Форд назвал Карзая «самым шикарным человеком планеты». В поиске национального символа после десятилетий этнических конфликтов афганцы раскупали шапки, сделанные из овечьих шкур шляпными мастерами Кабула. Почти во всех магазинах на улице Шах-э-до Шамшера Вали продавались только шапки.

Однако после дискредитированных выборов и почти провалившейся попытки создать действительно многонациональное правительство, мех на президентской шапке кажется несколько поистершимся.

Молодежь отказалась от каракуля; Абдулла Абдулла, соперник Карзая на несостоявшемся втором туре выборов, предпочитает костюм и галстук — никаких шляп. На улице Шамшера осталось всего 12 шляпных мастеров. Им редко удается продать хотя бы одну шапку за день.

«Я приехал в родную деревню в Логаре со своей каракулевой шапкой на голове, — рассказывает 50-летний афганец Ахмед, пришедший купить себе новый головной убор, — и народ смеялся: «Вот идет старик, который думает, что он — президент».

Подобно тому как шапка Карзая — больше, чем просто шапка, ее бойкот — не просто модный каприз. «Было бы честнее, если бы он носил тюрбан, — говорит писатель и культурный обозреватель кабульского канала Tolo TV Рахнавард Зариаб. — Вместо этого он обманул всю нацию. Костюм Карзая — ничто, он больше не символ. Теперь мы видим его действия, и ведет он себя, как типичный пуштун».

Зариаб жалуется, что в новом правительстве Карзая (которое пока не получило окончательного одобрения парламента) сравнительно мало не пуштунов.

Попытки получить комментарии президента по поводу его головного убора не увенчались успехом и даже вызвали некоторое раздражение. «Неужели у вас кончились темы и теперь вы пишете о шапках?» — спросил пресс-секретарь президента Вахид Омер.

Однажды Карзай объяснил причину своей любви к шапкам. «Я ношу их потому, что они очень, очень афганские, — сказал он агентству Associated Press. — А если они мне идут, то тем лучше».

Шляпные мастера продолжают расхваливать вкус президента. К тому же он один из их лучших клиентов.

Любовь Карзая к каракулевым шапкам так сильна, что, если верить рассказам продавцов, с момента вступления в должность он купил несколько десятков этих головных уборов. Саед Хабиб Садат, владелец одного из магазинов на улице Шамшера, говорит, что продал Карзаю 15 каракулевых шапок.

Когда Карзай заказывает новую шапку, мастеров лично призывают в президентский дворец, чтобы снять мерку с его головы. «Когда я в первый раз делал для него шапку, его размер был 22 с половиной дюйма, — рассказывает Садат. — Теперь это 23 с половиной дюйма». Другие мастера назвали примерно такие же цифры — половиной дюйма больше, половиной дюйма меньше.

«У президентов головы большие», — говорит Садат.



0 комментариев