А. Евтеев: «Мы преуспели в распространении умеренного пути в Исламе»

По сей день в СМИ продолжается шумиха вокруг интервью председателя Духовного управления мусульман Республики Северная Осетия - Алания Али-хаджи Евтеев ИА «Регнум» от 2 мая 2010 года. Мы попросили А. Евтеева прокомментировать те фрагменты публикации, которые вызвали бурную реакцию в журналистских, общественных и религиозных кругах. Напомним, скандал вокруг интервью главы ДУМ Северной Осетии коснулся, главным образом, его суждений о джихаде и халифате, а также признаний о том, что в прошлом он придерживался радикальных взглядов, которые со временем счел ошибочными и противоречащими Исламу.

- Али-хаджи, расскажите, пожалуйста, в каком формате проходил Ваш разговор с журналисткой Яной Амелиной, опубликовавшей интервью на портале ИА «Регнум»?

С просьбой побеседовать о ситуации в нашей республике ко мне обратились Яна Амелина и Андрей Орешин, которые представились экспертами научных учреждений. Вы знаете, что интервью предусматривает иной формат, нежели беседа со специалистом, в ходе которой приходится затрагивать очень острые темы, приводить примеры, говорить о том, о чем не принято выносить на общую публику. В этой беседе обсуждались вопросы с единственной целью – проанализировать ситуацию, которая происходит в нашем регионе.

Давайте теперь остановимся на тех темах, которые вызвали резонанс. Это касается высказываний в адрес Православной церкви. Эти высказывания были поданы вне контекста, были неправильно поняты и в итоге опубликованы. Мне никто не давал на проверку интервью. Его просто выложили в Интернет.

Мы встретились с главой Православной церкви нашей республики с благочинным отцом Василием, и я принес ему извинения за некорректность высказываний в данном интервью. Православные поняли нас и заявили, что конфликт исчерпан.

Также один из вопросов, который вызвал возмущение в общественных и религиозных кругах, – это то, что муфтий Северной Осетии, якобы, был лично знаком с общеизвестным лидером боевиков 90-х годов Хаттабом. Я заявляю официально, что с ним не был знаком никогда лично. Авторы интервью неправильно поняли мои слова во время беседы, в которой мы упоминали личность Хаттаба и других предводителей радикально настроенных мусульман на Северном Кавказе.

- И, тем не менее, в интервью говорится о том, что Вы лично знали предводителей подполья Анзора Астемирова и Муссу Мукожева.

В беседе говорилось о том, что я был знаком с предводителями бандподполья Астмировым и Мукожевым. Хочу Вам сказать, что Астемиров и Мукожев были официальными преподавателями в медресе, которое работало при ДУМ Кабардино-Балкарии. 15 лет назад я их знал, посещал это медресе, где они преподавали Коран и Основы арабского языка.

Но я пояснил в интервью, что я стал рассматривать их радикальные убеждения как ошибку после того, как поехал учиться за границу. А это произошло 10 лет назад. Опять же подача информации вне контекста привела к неверному пониманию моих слов.

В итоге СМИ написали о том, муфтий Северной Осетии признает Мукожева и Астемирова своими учителями или идеологическими наставниками. Конечно же, для меня и для каждого лучше было бы никогда не упоминать имена этих людей, но я человек, который не боится сказать правды. И я считаю совсем непорядочно преподносить вне контекста мои высказывания.



- СМИ подняли шум о Вашем прошлом. Какие ярлыки только не понавешали на вас…

Я не скрываю, что в прошлом придерживался радикальных взглядов. Но я осознал их ошибочность и в корне изменил свои убеждения. Я думаю, положение в нашей республике не требует излишних доказательств того, что работа по распространению срединного, умеренного пути в Исламе у нас в республике удалась, и в этом мы добились успеха. По сравнению с тем, что происходит в соседних республиках, в Северной Осетии ситуация спокойная.

Но, видимо, кому–то не терпится увидеть здесь раздор, смуту, распри, нетерпимость в обществе. У нас на территории республики совершено более 50 терактов. И ни один член нашей общины мусульман никогда не был задействован в них. Неужели это ни о чем не говорит?

- Много споров вызвали ваши суждения о халифате. Журналисты даже написали, что Вы выразили необходимость создания исламского государства в РФ. Хотя этих слов в Вашем интервью не прозвучало.

Обратимся к вопросу о шариатском государстве. Я подтверждаю, что говорил, что каждый мусульманин хочет жить в шариатском государстве, и это нормально. Но если бы я знал, что мой ответ будет вынесен на публичное обсуждение, я бы дал пояснение, которое даю сейчас.

Шариатское государство в представлении мусульманина - это общество, которое руководствуется справедливыми Божьими законами, и нет ни одного благоразумного человека, который не хочет жить в моральном и нравственном обществе.

Само слово Шариат приобрело сегодня негативную окраску, и поэтому на мои слова была дана негативная оценка. Я думаю, не найдется ни одного политика в стране, который бы не говорил, что он хочет жить по справедливым законам. Работа Государственной думы, направленная на совершенствование законов с тем, чтобы наше общество было справедливым, этому показатель.

Еще раз хочу уточнить, что под шариатским государством имелось ввиду государство, которое живет по справедливым законам, государство, в обществе которого преобладают высоконравственные ценности. Никаких призывов к построению халифата и т. п. никогда из моих уст не исходило и не может исходить.

Ведь все мы в той или иной степени верующие люди и стараемся у себя в семье, в обществе распространять высокие идеалы, которые проповедуют Ислам, Православие, Буддизм, Иудаизм. Из моего выступления были вырваны фразы без всяких пояснений.

Я бы всех попросил прочесть полную версию интервью, которая была выложена в Интернете. Там на многое вопросы есть пояснения, и из контекста понятно о чем говорилось.



- Давайте коснемся темы джихада, которая обсуждалась во время вашей беседы. Это вопрос очень острый, особенно в виду того, что большинство наших граждан воспринимают термин «джихад» с крайним негативом.

То, что касается джихада, то эта тема будоражит всех. Джихад в исламской терминологии - это старание на пути к Божественным идеалам, к построению своей души в соответствии с Божественными канонами. Я говорил на эту темой с Амелиной и Орешиным, как со специалистами, которые должны знать, что понимается в Исламе под словом джихад. Это старание на пути в распространении блага, старание на пути усовершенствования своей жизни.

Я разговаривал на эту тему с Амелиной и Орешиным как с учеными, специалистами в области Ислама. Да, я указал, что один из видов джихада – вооруженный. Но я пояснил, что он касается только защиты своей родины, своего дома, чести и жизни. Скажите, пожалуйста, в какой стране это является преступлением?

- Вы высказали свое положительное отношение к президенту Северной Осетии Таймуразу Мамсурову. Но журналисты смогли и эти ваши суждения обратить против Вас.

Да, в очень непонятном контексте было инкриминировано руководству нашей республики, в частности президенту Таймуразу Дзамбековичу, то, что он очень хорошо относится к мусульманам и к исламской общине. Я отмечал, что прямая обязанность главы региона соблюдать равноправие между конфессиями и нациями.

Вопрос прозвучал так: «Как относится глава республики к мусульманам»? Этот вопрос был задан только лишь потому, что мы являемся конфессиональным меньшинством по отношению к православным в республике. Я ответил, что это отношение хорошее, и мы благодарны главе Северной Осетии за это. Но мои слова были умело интерпретированы таким образом, как будто благожелательное отношение Мамсурова к мусульманам - преступление с его стороны. Я еще раз заявляю, мы благодарны за взвешенную позицию нашего президента, как гаранта конституции в нашей республике.

Руководство РСО-Алания оказывает нам поддержку в реализации самых разных проектов. Хочу еще раз заявить то, что приоритетными направлениями ДУМ республики являются благотворительность, образование среди мусульман, это воспитательная работа, которую мы проводим с детьми, строительство и восстановление культовых зданий.



0 комментариев