Война в Ливии: нефть слишком важна

Бывший госсекретарь США Генри Киссинджер, наверное, много раз пожалел, что в свое время произнес вслух фразу: «Нефть слишком важна, чтобы оставлять ее арабам». Кто ее только сегодня не цитирует! Общим местом сегодня стала точка зрения, что западные государства за нефть воюют в Ираке, Ливии и даже Кот–д'Ивуаре (на Берегу Слоновой Кости, оказывается, недавно нашли месторождения). Не стоит, пожалуй, упрощать ситуацию, однако некоторые подозрительные закономерности все–таки обращают на себя внимание...

НАТО пока не соглашается на роль военно–воздушных сил ливийских повстанцев, за что те обвинили альянс в бездействии. Но международная коалиция компенсировала недостаток решимости на поле боя другим способом. Вчера в нефтеналивной порт Марса–аль–Арига, расположенный в зоне неподконтрольной Триполи, вошел танкер Equator. В портовых резервуарах своего покупателя ждут несколько миллионов баррелей нефти. О своей заинтересованности заявил Евросоюз. Эта торговая операция позволит противникам Муамара Каддафи получить порядка 400 миллионов долларов.

Любопытно, что параллельно продолжает поступать за границу сырье, добытое в регионах, признающих центральную власть, хотя объемы экспорта и сократились. Как говорится, война войной...

До начала операции «Одиссея» на долю Ливии приходилось что–то около двух процентов от общемировой добычи нефти. Согласитесь, это не критичные объемы для рынка. И когда сегодня пугают, что баррель может стоить и 150, и 300 долларов, имеют в виду, что арабские революции перекинутся, допустим, на Саудовскую Аравию или Иран.

Да, отдельные страны сильно зависят от ливийских поставок. Например, Италия, которая получала из своей бывшей колонии треть необходимых углеводородов. И для Евросоюза в целом эта арабская страна поставщик номер один, впереди России. Но утверждение, что европейцы начали бомбить африканские города ради нефти, легко опровергается логикой. До натовской операции в Сахаре вполне себе успешно работали полсотни транснациональных корпораций. Это сегодня BP, Total, Eni волнуются за свои подряды, а несколько месяцев назад они чувствовали себя вполне уверенно.

Поговаривают, правда, что Николя Саркози остался недоволен визитом Каддафи в Париж в 2007 году. Мол, французское правительство рассчитывало на более выгодные контракты с Триполи. Но вовсе не ради них он сегодня рискует своей политической карьерой...

В этом контексте любопытно проследить, какие выгоды получили американцы в результате свержения Саддама Хусейна.

Восемь лет назад — накануне американского вторжения в Ирак — гамбургский еженедельник Spiegel не сомневался в истинных мотивах администрации США (Герхард Шредер, напомню, не поддержал Джорджа Буша). Главная тема номера от 13 января 2003 года: «Кровь ради нефти. О чем на самом деле идет речь в Ираке».

Это государство и в самом деле располагает колоссальными запасами нефти. По новейшим оценкам, ее более 143 миллиардов баррелей, а значит, Ирак входит в мировую тройку. Однако 108–я статья Конституции, принятой в 2005 году, провозглашает нефть и газ «достоянием общественности». То есть законодательно закреплено решение Саддама Хусейна 1972 года, когда он национализировал нефтяную промышленность.

«Вопреки расхожим мифам, западные энергетические концерны не особенно рвутся в Ирак, — отмечает немецкая радиостанция Deutsche Welle. — Во–первых, в стране небезопасно. А во–вторых, и это главное, в Ираке до сих пор не создан режим наибольшего благоприятствования иностранным инвестициям». Багдад согласен платить зарубежной компании–подрядчику всего 2 доллара с каждого добытого барреля. В результате заключено всего 11 контрактов, и только один с американцами. В любом случае Вашингтон потратил на иракскую кампанию больше денег, чем добыл нефти.

Поэтому правильнее ставить вопрос так: а стал бы Запад воевать в Ираке или Ливии, если бы там не было больших запасов нефти?

В контексте ливийской операции часто вспоминают непредотвращенный геноцид в Руанде в 90–е годы, в этой маленькой и малоинтересной с точки зрения ТНК африканской стране. Северная Корея и Сомали, пожалуй, тоже представляют большую угрозу мировойбезопасности. С другой стороны, не стал же Вашингтон выдвигать к Каракасу 4–й флот из–за того, что Уго Чавес национализировал американские компании. Хотя Венесуэла для США гораздо более важный поставщик нефти, чем Ливия...

В разгар гражданской войны в России британский министр иностранных дел лорд Бальфур признался собеседнику: «Вы можете считать меня злодеем, но единственное, что интересует меня на Кавказе, — это железная дорога, по которой нефть из Баку доставляют в Батуми. А местные жители могут резать друг друга на куски — меня это мало волнует». С тех пор не так много изменилось, как хотелось бы...



1 комментариев


  1. Оптимист
    (08.04.2011 19:50) #
    0

    Контроль над нефтью-это только часть интересов Запада в арабских странах.Важнее вовлечение этой части света в оборот ТНК как рынка сбыта их товаров, которых некуда девать.Еще важнее может быть выстраивание линии обороны против двух гигантов-Китая и Индии:они растут и вооружаются неудержимо. Так что неспроста так дружно воюют страны Запада, сбросив всякие маски благопристойной дипломатии...