Тунис: предвестник большого кризиса?


По специфике своей работы мне долгое время приходилось наблюдать за тем, что происходит в Тунисе, – небольшом североафриканском арабском государстве, отличавшемся внутренней стабильностью, умеренно-прагматичной политикой на международной арене, неплохими темпами экономического роста. Отношения Туниса со странами Запада долгое время преподносились как примерные, в страну шли серьезные инвестиции, Тунис представлялся многим туристической Меккой. И вот всё буквально «снесено могучим ураганом», бессменно правивший страной 23 года президент Бен Али бежал, столица и другие города Туниса продолжают бурлить, а будущее страны никто не берётся предсказать. Что это, как объяснить происходящее, что ожидать от затянувшейся тунисской драмы?

С провозглашением Туниса независимым государством в 1956 г. его лидер – президент Хабиб Бургиба выступал и идеологом, и проводником умеренного светского курса во внутренней и внешней политике. Например, женщины в Тунисе пользовались гораздо большими правами по сравнению с любой другой арабской страной. Военные, часто берущие власть в свои руки в арабском мире, в Тунисе от центра принятия решений были удалены. Х.Бургиба твёрдой рукой подавлял исламских радикалов. В стране правила единственная Дустуровская (Конституционная) партия, роль профсоюзов была сведена до минимума. Тунис при Бургибе пользовался американской военной и экономической помощью, и при этом Вашингтон никогда не задавался проблемой демократии в Тунисе. За свои выдающиеся заслуги перед государством Х.Бургиба получил титул «пожизненного президента», а его регулярные перевыборы носили, скорее, ритуальный характер.

К середине 1980-х гг., когда здоровье престарелого Хабиба Бургибы ухудшилось, в окружении президента стали укрепляться сомнения в его дееспособности. Результатом явился бескровный политический переворот 7 ноября 1987 г., в результате которого власть перешла к премьер-министру Бен Али, объявившему, что он берёт на себя функции главы государства и главнокомандующего Вооруженными силами. В определенном смысле это был вполне логичный ход со стороны представителей тунисской верхушки, не вызвавший в мире практически никакого сопротивления. К политическим заявлениям нового тунисского лидера на Западе отнеслись весьма позитивно.

Бен Али не стал вносить кардинальных изменений во внутреннюю и тем более внешнюю политику Туниса, хотя он был вынужден реагировать на происходящее в соседних странах. Так, радикализация общества в соседнем Алжире заставила тунисского лидера запретить исламскую партию «Нахда» и арестовать ее руководителей. В то же время Бен Али пошел на определенные послабления режима, разрешив деятельность в стране ряда оппозиционных партий, но сохраняя при этом доминирующие позиции пропрезидентской Дустуровской партии. Финансовый рынок Туниса был либерализован, были сняты ограничения за значительную часть импорта, страна получила очень высокий кредитный рейтинг доверия МВФ. Однако Бен Али наступил на те же грабли, что и Х.Бургиба. В 1994 г. после победы на выборах, он сделал все, чтобы оградить себя от возможных непереизбраний и, по сути, стал таким же пожизненным президентом, когда в 2002 г. внес в конституцию изменения, отменившие ограничение количества президентских сроков и возрастной ценз (70 лет) для кандидата в президенты. Эти нововведения сопровождались подавлением политической оппозиции, репрессиями против исламских активитсов, пытками политзаключенных.

Никогда нельзя доподлинно знать, что на самом деле думают люди, голосующие на выборах в странах, скажем так, с ограниченной демократией. Мнение тунисцев о стране, ее политике, о руководстве до декабря 2010 г. было закрытым, и неожиданно оно вырвалось наружу. Самое простое и убедительное объяснение тунисских событий: надоели эти правители! Надоели пожизненные, несменяемые лидеры, единственные руководящие партии, которые хочешь того или нет, делают власть привилегией узких кланов и плодят коррупцию. Надоели парадные отчёты о «достижениях», безразличие к насущным проблемам простых людей, особенно молодёжи. Пар в котле накапливался и нашел выход.

Примечательно, что горячие тунисские события, хотя и связанные с ростом цен на продовольствие, произошли не в период провала экономической политики государства, а тогда, когда экономика находилась в фазе роста. Оказывается, экономический рост сам по себе – ещё не средство внутренних потрясений. Ни попытки ввода чрезвычайного положения в стране, ни последние предложения Бен Али создать дополнительно 300 тыс. рабочих мест для молодежи, снизить цены на основные продукты питания и товары первой необходимости, отменить цензуру печати, дать больше свободы оппозиционным партиям и даже отказ президента от участия в предстоящих выборах 2014 г. в устах этого правителя уже не имели никакого значения. Не нужен был сам Бен Али. Все это будет сделано теперь без него.

Что ждет Тунис и каковы возможные последствия событий? Запрет правившей десятилетиями президентской партии? Не исключено, что эта партия сама по себе выдохнется без своего лидера. Очень вероятна общая ревизия внутреннего и внешнеполитического курса теперь уже бывшего президента Бен Али. Можно также предположить, что Франция и США вряд ли смогут контролировать развитие процессов в тунисском обществе или удерживать эти процессы в русле своих интересов. В Тунисе произошла революция, с кровью, с гибелью людей и, похоже, всё-таки не цветная, не оранжевая.

Что можно утверждать с высокой долей уверенности, так это то, что Тунис начинает новый этап в своем развитии – этап демократии, и будет он непростым. Демократизация арабского государства – всегда палка о двух концах. Не исключён сдвиг в сторону панарабизма, большего участия страны в делах арабо-мусульманского мира, усиления исламских мотивов в политике Туниса.

Новый лидер Туниса Мухаммед аль-Ганнуши пока не делает никаких политических заявлений стратегического характера, ограничиваясь обещаниями действовать в рамках конституции и провести демократические реформы, а также призывами к гражданам сохранять спокойствие. В правительство национального единства, о формировании которого было объявлено 17 января, впервые за 23 года введены представители оппозиционных партий. Как сообщается, одна их трёх главных задач, стоящих перед новым правительством, - расследование преступлений, совершенных бывшим президентом Бен Али

«Выступление народных масс в Тунисе похоже на иранскую революцию 1979 года, когда был свергнут режим шаха, - комментирует события бывший посол России в Тунисской республике Вениамин Попов. - Тунис… показывает, что тенденция следующая: народ не терпит угнетения и требует, чтобы с ним считались… Такой же большой кризис происходит во всем арабском мире. Сейчас на повестке дня события в Судане, сложная ситуация в Ливане, Йемене. Подобные выступления были недавно в Алжире. В ближайшие два–три года мы будем жить в новой оси координат».



2 комментариев


  1. Ислам
    (29.01.2011 23:07) #
    0

    Цитирую:"Для того, чтобы захватить все территории от Нила до Ефрата, и фактический установить политическую, экономическую (нефтяные запасы) и военную диктатуру над регионом, а затем и всем миром, Израилю нужен блестящий план для его осуществления. Ключевыми фазами этого плана станут перевороты во всех арабских странах и установление иудо-ненавистнических режимов, якобы готовых в любую минуту уничтожить Израиль.

  2. Ислам
    (29.01.2011 23:16) #
    0

    Мы знаем, что Израиль владеет докторской степенью по обману всего мира. Тут то и подвернется прекрасный случай для искрометной, упреждающей атаки с применением не виданых доселе оружия и техники, для расширения границ Израиля до библейских размеров(от Нила до Ефрата) и захвата всех нефтяных залежей полуострова." Это примерный отрывок из лекции великолепного Исламского ученого аж в 2003 году. Спустя 7-8 лет, мы становимся с вами свидетелями этого сатанинского плана по развязыванию Армагеддона.