Предвыборное государство. Станет ли обамово решение соломоновым?

Подписанное в конце апреля в Египте палестинскими движениями соглашение о примирении и формировании единого правительства открывает дорогу к созданию палестинского государства. Вполне вероятно, что громкое объявление об этом оставлено под разгар президентских выборов в Америке.

Положить конец 60-летнему ближневосточному кризису пытались самые крупные фигуры второй половины XX в. Но безуспешно. Так что провозглашение арабского государства по соседству с еврейским, безусловно, станет мощнейшим козырем в кампании за переизбрание Барака Обамы, который за 4 года может добиться столь внушительного результата, перекрывающего по пиаровскому эффекту в случае осуществления проекта даже арабские революции и смерть неуловимого бен Ладена.

ХАМАС и «Фатх» договорились после многих лет не то, что разногласий, а, фактически, гражданской войны. К соглашению присоединились также «Исламский джихад», НФОП и другие мелкие – светские и религиозные - группы палестинского сопротивления. Прорывные документы были подписаны под эгидой нового постреволюционного Египта, что, безусловно, ставит его в центр текущей ближневосточной геополитики и создает вопросы о дальнейших отношениях Каира и Тель-Авива.

Прежде, при Хосни Мубаракае, Египет выступал близким союзником Израиля, не только строго соблюдая все открытые и закрытые пункты Кэмп-Дэвидских соглашений, но и совместно с еврейским правительством осуществляя блокаду контролируемой ХАМАС Газы. Теперь, после достижения мира между «Фатх» и исламистами, Каир обещает снять блокаду сектора, а кандидаты в новые египетские президенты, включая Амра Мусу и Мухаммала Барадея, и другие видные политики, как и следовало ожидать, заявляют о необходимости пересмотра в той или иной степени крайне непопулярных у подавляющего числа египтян соглашений с Тель-Авивом.

Договоренности враждовавших многие годы движений декларируют необходимость создания коалиционного правительства, в основном состоящего не из политических лидеров, а технократов. Логически они ведут к провозглашению палестинского государства в границах 1967 г., т.е. на Западном берегу и в секторе Газа.

«Фатх» и раньше выступал за это, для него главной проблемой была необходимость учитывать роль ХАМАС при дележе власти в новом образовании. Теперь движение Махмуда Аббаса на это идет, по крайней мере, пока.

Для ХАМАС же вопрос имеет более серьезное, если не сказать, фундаментальное значение. Дело в том, что движение не готово признать Израиль, исходя, даже не из политических, а религиозных предпосылок. Среди авторитетных улемов, уже умерших и ныне здравствующих, не было ни одного, кто бы санкционировал фетвой (богословско-правовым заключением) легитимность создания еврейского государства и возможность его признания. Большинство запрещает даже посещение Израиля любым мусульманином, рассматривая это как акт поддержки оккупации (причем под палестинскими оккупированными имеются в виду земли не только ПНА, но и Израиля как такового).

Жесткая принципиальность – один из коньков ХАМАС, обвиняющий «Фатх» в соглашательстве и готовности отдать «сионистскому врагу исламские арабские земли». Движение вполне оправданно опасается, что даже любые осторожные разговоры об уступках в этом вопросе лишит его легитимности и поддержки большой части палестинского народа, разбросанного сегодня по всему миру.

С другой стороны, движение четко понимает, что фетвы и требования реальной политики, как кому бы ни хотелось, - совпадают редко. ХАМАС явно ищет какую-то формулу, позволяющую ему и красиво выйти из дилеммы с невозможностью признания Израиля, и принять участие в создании палестинского государства в границах 1967 г. Руководство движения не может не отдавать себе отчет, что последнее – это, вероятно, единственный на сегодня вариант развития для палестинского народа. Ситуация вялотекущей гражданской войны и блокады Газы не идут на пользу ни палестинскому делу, ни самому ХАМАС, который стал терять поддержку на фоне усиливающихся обвинений в том, что движение завязло в политиканстве, бюрократизме и недоговороспособности также, как и заклеймленное им «Фатх».

ХАМАС ответил на это весьма любопытно. Его политический лидер Халед Мишааль заявил, что, если сам палестинский народ на всеобщем референдуме выступит за 2 государства (т.е. признание Израиля), то движение согласится с этим. Таким образом, ХАМАС как бы перекладывает ответственность на народ, который, возможно, решит, что на данном этапе ему ближе нормальный паспорт и свое, хоть и крохотное, государство, а не жесткое следование религиозно-идеологическим требованиям.

Вероятно, ХАМАС придумает еще что-то, оправдывающее готовность пойти на создание палестинского государства не так, как это декларируется в его программе, но даже в случае референдума движение найдет, как объяснить такой крутой поворот своим сторонникам. Например, может быть заявлено, что и Салахуддин Айби и другие исламские герои, бившиеся с крестоносцами за Святую землю, заключали договора и имели политические отношения с оккупантами, но, в конце концов, такая стратегия привела их к успеху.

Или может быть заявлено, что в самом Израиле усиливаются диссидентские настроения, особенно в интеллигентской среде. Все больше людей выступают с европейскими лево-либеральными идеями за ликвидацию исключительно еврейского характера государства за т.н. «десионизацию», а по сему не исключено, что со временем новый Израиль и Палестина сами по себе и так могут объединиться. Ведь жили же до середины XX в. евреи и арабы вместе многие века, и отношения евреев и арабского большинства были куда лучше, чем ситуация с евреями в той же Европе.

На такой вариант – общего государства, гражданином которого может быть лицо любой национальности и этно-конфессиональной группы, т.е. араб, еврей, черкес, друз и др. - ХАМАС согласен. Гуру «арабской весны», глава Всемирной ассоциации улемов Юсуф аль-Карадави санкционировал это в своих фетвах с точки зрения религии.

Крайне правых, пребывающих ныне у власти в Израиле, подобное развитие событий не устраивает. Тель-Авив потребовал от «Фатх» порвать достигнутые соглашения с теми, кого в Израиле считают террористами, грозя жесткими мерами. Беньямин Нетаньяху готовится совершить турне по столицам крупнейших держав мира в целях сорвать возможное признание палестинского государства и назначенное на сентябрь рассмотрение этого вопроса в Генассамблее ООН.

С другой стороны, наш бывший соотечественник Авигдор Либерман, вице-премьер и глава израильского МИД, высказался более конструктивно. Так что единства в отношении палестинского примирения и возможного создания государства нет ни в израильском обществе, ни даже в правительстве.

Со своей стороны, США устами Хилари Клинтон заявили о готовности сотрудничать с новым коалиционным правительством. Кстати, создание палестинского государства было одним из обещаний Обамы в начале его президентства.

Бывший же президент Джимми Картер, последние годы выступающий в роли главного ближневосточного агента правящей Демократической партии, не раз встречавшийся с лидерами ХАМАС и выступающий с резкой критикой Израиля, в том числе его специфического государственного устройства, настоятельно предупредил западные страны о крайнем вреде каких-либо попыток срыва палестинских договоренностей. Еще более жестко высказался только Джордж Сорос, который обвиняет Израиль в том, что тот сегодня стал главным противником демократических преобразований в арабских странах.

На другом берегу Атлантики Николя Саркози неожиданно заявил, что Франция не исключает признания палестинского государства. А Россия, официально поддерживающая контакты с ХАМАС, приветствовала египетские соглашения. Это все не говоря о том, что некоторые государства, правда, далекие от статуса мировых держав, еще до примирения ХАМАС и «Фатх» признали еще не созданное палестинское государства в границах 1967 г.

США и ЕС явно не устраивает жесткий Нетаньяху. Им ближе коалиция правой «Кадимы» во главе с Ципи Ливни и левых Эхуда Барака. Зависимость Израиля в последние десятилетия от Америки серьезно возросла, и, вряд ли, ему удастся как-то сорвать планы по палестинскому урегулированию. Тем более, что это может спровоцировать третью палестинскую интифаду, которая на фоне арабских революций грозит взорвать и так неспокойную ситуацию в регионе в целом и, Бог знает, к каким последствиям привести.

Слабым звеном остается администрация Махмуда Аббаса. Есть опасения относительно того, насколько она сможет соблюдать договоренности под давлением Израиля и его международного лобби.

Вообще, Израиль часто обвиняют в том, что его элита не приемлет идею и срывает создание палестинского государства из-за того, что боится стабильности на Ближнем Востоке. Израильских стратегов подозревают, что они видят залог существования Израиля в постоянном окружающем еврейское государство напряжении. В такой обстановке «осажденной крепости», противостоящей окружающему многомиллионному арабскому морю, есть все возможности поддерживать высокую мобилизацию и настроения исключительности еврейского населения.

Иначе, в случае стабильного мира и соседства с окружающими государствами, Израиль через несколько десятилетий может стать не неким исключением, а одним из ближневосточных государств. Немаловажным фактором здесь выступает демография: количество еврейского населения в Израиле не увеличивается, а доля арабов растет. У правых возникают опасения, что не сегодня, а когда-то, может, и вправду, возникнуть ситуация, что встанет вопрос об интеграции Израиля и Палестины в единое государство, в котором евреи окажутся значительным, но меньшинством. Т.е. получится что-то вроде второго Ливана с его сложным смешанным общинным устройством, только не мусульмано-христианским, а арабско-еврейским.

После сложной и тяжелой трансформации, если евреи и арабы сумеют найти общий язык, такое государство может и впрямь оказаться самым демократичным и развитым на Ближнем Востоке, учитывая европейские корни большинства евреев и продвинутость многих палестинцев, оказавшихся сегодня самым образованным народом исламского мира. Парадоксальным образом оккупация пошла палестинцам, если так можно выразиться, на пользу, заставив их выкручиваться в самых сложных условиях.

Но конструкторов проекта «государство к выборам», по большому счету, мало, думаю, волнует, насколько новое палестинское государство, слегка напоминающее южноафриканские бантустаны, окажется жизнеспособным, тем более, что там может быть с Израилем через много-много лет. В игре ставки куда выше, и на сегодня главное – это выборы 2012 г.

Для Обамы и его команды создание палестинского государства видится правильным по ряду причин. Прежде всего, это укрепляет пошатнувшиеся в результате революций позиции США в важнейшем регионе мира, т. к. процесс пойдет при активном участии Вашингтона, и вообще это значительно подправить имидж Вашингтона в мире, испорченный грубой политикой времен Джорджа Буша. Успех в случае его достижения доказывает правильность глобальной стратегии демократов и отбрасывает республиканцев, особенно неоконов, далеко от власти. Во-вторых, создание палестинского государства в значительной мере заводит процесс бурных изменений на Большом Ближнем Востоке в русло арабо-израильского урегулирования, в котором американцы чувствуют себя уверенней, чем в случае, когда им приходится иметь дело с еще мало понятной и напугавшей их «арабской весной». И третье, Израиль, остающийся точкой опоры Соединенных Штатов, ставится под еще больший контроль.

Какое-то время палестинское государство в границах 1967 года, не понятно за счет чего способное существовать, кроме иностранных дотаций, продержится. Это позволит американцам решить выше обозначенные задачи.

А реальный путь к миру и развитию на Ближнем Востоке евреям и арабам искать все равно придется самим. Только вот, сколько еще потребуется времени, чтобы, в конце концов, прийти к тому одному единственно верному соломонову (или сулейманову) решению…



5 комментариев


  1. Red Soul
    (10.05.2011 14:57) #
    0

    позорно если так будет должна быть большая интфиада вот это надо а не переговоры с оккупантами Хамс если признает сионов уничтожит весь свой имидж создававший годами и превратиться в нечто как Арафат в 2000-х ,более того другие фракции врядли признают это и народ то уже их поддержит ,не о каком примерении с израилем и фантастических идеи жизни арабов с сионистами(евреев то вообще то не автор видимо решил себя толерантым поставить тут самый умный типа) не надо даже думать и сувать это все авно чт

  2. Red Soul
    (10.05.2011 15:00) #
    0

    о признать оккупацию нацистами захваченные земли,во все времена все народы только через войны и военными методами выгоняли оккупантов,и здесь также будет так уже было Салах ад-Дин пример,не надо там бояться этого это жизнь мирская жизнь и исламские земли надо освобождать если автор боиться это признать то неудивительно либеральная позиция это нечто для муслима,врядли сомалийцы признают африканский союз на своей земле и запустят их себе во власть также как и афганцы,арабы должны вернуть земли

  3. Takhir
    (10.05.2011 16:49) #
    0

    Cалахутдин выждал время, набрался сил и вдарил по крестоносцам по полной программе, а не безрассудно расстрачивал свои силы в беспрерывных интифадах. Надо поступать умно!
    С уважением, Тахир.

  4. Siberian
    (10.05.2011 20:41) #
    0

    Салах ад Дин, Байбарс, Джалал ад Дин Минкабурны, Бабур - были когда-то серьезные правители в Дар уль Исламе (про праведных халифов вообще молчу). На некоторых нынешних "лидеров" даже смотреть противно...

  5. Zalina
    (11.05.2011 10:08) #
    0

    Меня всегда умиляют те, кто сидя дома на диване и не зная жизни в оккупации призывают к интифаде. Пусть палестинцы, живущие на этих территориях, решают что им делать. Мы им не указ. Тем более от некоторых демагогов, с речами с пеной у рта, ничего не дождешься.