Мы сможем договориться, вы только нам не мешайте

Каждое действие, сцена или представление «Театра абсурда», который мы наблюдали с самого начала запрета на посещение школ девочками в хиджабах, на самом деле, не возникали спонтанно. Однако, развитие событий также не происходило, повинуясь законам внутренней логики развития социального конфликта. Исключив эмоциональную составляющую из оценки происходящих событий, оставим в «сухом остатке» факты. Лишь тогда мы сможем увидеть истинный каркас, который поддерживает всю искусственно созданную постройку конфликта и упорно навязываемую нам схему, следование которой неизбежно приведет к результатам, катастрофическим для гражданского общества России.

Конфликт, возникший на Ставрополье, спокойно сошел бы на нет. Родителям девочек удалось прийти к компромиссу с директором школы, предложив детям сменить способ завязывания платка. Однако произошедшее событие оказалось удачным информационным поводом для того, чтобы лишний раз поведать российскому обществу об угрозе со стороны «радикального ислама», а также хорошей зацепкой, чтобы начать массированную атаку по всем направлениям на религиозную идентичность и культурные традиции мусульман.

Первый шаг сделала Прокуратура Нефтекумского района Ставрополья, которая показательно «погрозила пальцем» учителям школы, якобы нарушившим Закон РФ «Об образовании», потребовав привлечь их к ответственности. Великодушно простив «виновных», власть, тем не менее, однозначно дала понять, что подобных компромиссов, где люди могут просто договориться друг с другом, она не допустит. Таким образом, было сделано все возможное, чтобы не уладить конфликт, а придать ему максимальный масштаб, обострить до предела. Свидетельством тому явились дальнейшие события – пресс-конференции, ток-шоу, благодаря которым тема платка стала в глазах наших сограждан проблемой государственной важности. Заставить девочку снять платок стало означать «защитить светский характер государства», «оградить от влияния радикальных исламистов», навязывающих «чуждые традиции» мусульманам России, «уберечь жизнь и здоровье ребенка» от вреда, наносимого платком.

Проблему не только искусственно создали, но также опытной рукой манипулятора навязали всему российскому сообществу. Тема платка, благодаря умелой политике заинтересованных сил при мощной поддержке СМИ стала вдруг актуальной и значимой для многих миллионов россиян, которым ранее подобные вещи были глубоко безразличны.

Сегодня мы можем наблюдать различные векторы приложения сил, пытающихся любой ценой не допустить гражданского согласия в обществе. В первую очередь, это стремление добиться вовлечения в проблему максимального количества граждан, обеспечив тем самым поддержку законов, направленных против религиозных традиций мусульман, что не так уж и сложно, поскольку количество мусульман в России меньше, чем православных христиан. Вторым вектором является продолжение политики внутриконфессионального раскола среди самих мусульман.

Тема хиджаба стала своеобразным «тестом» на лояльность по отношению к секуляризационной политике государства. Высказывания некоторых лидеров мусульман против ношения женщинами и девушками платка и поддержка законодательных мер, направленных против ношения хиджаба в учебном заведении, вызвали закономерное негодование и протесты в среде мусульман, обнажив проблемы внутри самого исламского сообщества, среди которых одной из главной сегодня является кризис доверия к лидерам, демонстрирующим высокую готовность к компромиссам там, где необходима твердая позиция и защита прав верующих людей. Третий – продолжение истории с запретом исламской литературы, когда постановление о запрете выносится в считанные часы, а на признание его незаконным могут уйти годы. А за эти годы колеса тяжелой судебной машины проедут еще не по одному десятку судеб и искалечат не одну жизнь. Еще одним направлением, как представляется, будет в скором времени давление на родителей, отказывающихся водить детей без платка в школу, переведя на домашнее обучение, и попытки обвинить их в следовании политике изоляционизма и лишении детей возможности получать образование.

Все эти векторы приложения сил, несмотря на кажущееся разнообразие направлений, имеют, на самом деле, единую направленность. Яростные попытки обрушить на мусульман «гнев цивилизованного общества», желание противопоставить их представителям иных конфессий, принуждение к отказу от соблюдения религиозных предписаний под лозунгом «единообразных требований» имеет своей целью не столько борьбу с «инаковостью» для достижения искомого единства гражданского общества, сколько разрушение естественных механизмов саморегуляции, которые возникают в обществе при сбалансированной социальной политике, а также при наличии уважения к каждому члену данного общества, выражающемся в признании за ним права на свои религизные, этнические и культурные особенности. Обществом, расколотым на части, разделенным на враждующие лагеря, гораздо легче управлять и манипулировать.

Один из выдающихся теоретиков Франкфуртской школы философии Ю. Хабермас, посвятивший множество работ проблеме выстраивания эффективной коммуникации в мультикультурных обществах, писал: «…коммуникационные структуры общественности, находящейся во власти средств массовой информации и поглощенной ими, настолько ориентированы на пассивное, развлекательное… использование информации, что когерентные, т.е. целостные образцы толкования… просто не могут больше сформироваться». Именно поэтому медиапространство сегодня переполнено беконечной жвачкой на темы платков, межэтнических конфликтов, драк и «разборок» с участием выходцев с Северного Кавказа. Все это в сочетание с постоянным обсуждением событий в соцсетях создает у рядовых граждан эффект причастности к событиям. Налицо – агрессивная политика СМИ по формированию «нужных», «правильных» реакций на происходящее. При этом «правильность» определяется волей «дрессировщика», хорошо владеющего мастерством формирования условных рефлексов толпы: «хиджаб – угроза», «исламская литература – экстремизм» и пр.

Государственные структуры, которые должны выполнять роль медиатора в социальных конфликтах, зачастую способствуют их развитию, переводу в плоскость межэтнических либо межконфессиональных. Примеров тому достаточно – чего стоит знаменитое заявление Ткачева о создании казачьих дружин с целью «вытеснения кавказцев». Противоположных примеров, к сожалению, не так много. Пожалуй, образцом грамотных действий по предотвращению межэтнического конфликта, может стать политика мэра Невинномысска – Сергея Батынюка: убийство местного жителя, ставшее результатом конфликта «из-за девушки» между ним и уроженцами Урус-Мартана, движение «Народное ополчение» попыталось переформатировать в межнациональный конфликт, используя лозунг «Хватит убивать русских» и призывая жителей выйти на некий «народный сход» перед мэрией. При этом раздавались призывы отсоединить Ставрополье от СКФО, запретить строить мечети. Мэр, четко обозначив свою позицию относительно применения жестких мер борьбы с теми, кто провоцирует межэтнические и конфессиональные столкновения и взяв под контроль поиск подозреваемых в убийстве, сумел утихомирить особо рьяных «борцов с беспределом выходцев из северо-кавказских республик».

Сегодня многие мусульмане аппелируют к положениям Конституции РФ, закрепляющей перечень прав и свобод человека, в частности, свободу совести, свободу вероисповедания, свободу выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними. При этом необходимо отметить, что право толкования любой конституционной нормы имеет Конституционный суд. Так, Конституционный суд может определить конкретный объем тех или иных прав, а также определить формы их реализации. Необходимость обращения в Конституционный Суд назрела давно. Все инструкции, распоряжения, указы носят характер подзаконных актов, которые могут быть отменены соответствующими законами, либо Конституционным судом как не соответствующие Конституции. При этом стоит учесть, что исход дела может быть не в пользу мусульман. На высокую вероятность этого указывают и однозначные высказывания главы государства, и вторящий ему хор чиновников различного ранга, и поддержка действий, направленных против мусульман, некоторыми мусульманскими лидерами.

Решение, принятое Конституционным Судом, думается, может явиться важнейшим индикатором истинного уровня свободы в Российской Федерации, а также показателем политической зрелости и уровня нравственности всего нашего общества, поскольку, несмотря на независимость ветвей власти, при принятии решений подобного уровня, как правило, учитывается политическая конъюнктура, реакция общественности, уровень ее готовности к тем или иным «судьбоносным» решениям.

Сегодня ко всем гражданам Российской Федерации как будто иронично-испытующе обращаются словами классика эстрады: «Ну что, электорат?». Нас испытывают на прочность наших социальных связей, на силу нашей человечности, на смелость выступить в защиту несправедливо обиженных, на нашу гражданскую зрелость. Это испытание для наших душ, для наших умов и сердец. Сумеет ли каждый член социума разглядеть сквозь настойчиво формируемый «образ врага» человека, который просто чем-то отличается от него самого? Встать на защиту слабого, одиночки, тех, кто в меньшинстве? Сможем ли преодолеть отчуждение, в котором заинтересованы силы, для которых истинное единство народа представляет реальную опасность? От ответов на эти вопросы зависит наше будущее и перспективы гражданского общества России.

Принимая решение относительно обращения в Конституционный Суд, необходимо, помимо учета политических и социальных факторов, руководствоваться нравственным долгом верующего человека, который состоит в необходимости защиты тех, кто в ней нуждается. Сегодня речь о девочках, которых заставляют снять платок – символ целомудрия мусульманки, об исламской литературе – канонических сборниках хадисов, завтра может встать вопрос защиты религиозных или культурных ценностей представителей иных вероисповеданий либо этнических групп. Дружно промолчим, чтобы не попасть в жернова судебной системы? Выбор «ад при жизни или ад после смерти» зависит только от нас.

Возвращаясь к вопросу лидерства. Кровавые расправы над руководителями и духовными лидерами мусульман отчетливо продемонстрировали страшную реальность, где ценой, которую человек платит за свои убеждения, является его жизнь. Тем нужнее сегодня лидеры, кто может поднять свой голос в защиту религиозных ценностей, моральных устоев, непреложных нравственных законов, прав и свобод верующих людей, гарантированных Конституцией.

Сегодня общественное мнение взбудоражено происходящими событиями. Однако, перевес в ту или иную сторону еще не наступил. Поэтому важно не упустить момент принятия ключевого решения. Учитывая особенности «общества, контролируемого и управляемого СМИ», хочется процитировать знаменитые слова Ленина: «Вчера было рано, завтра может быть поздно».

В заключение хочется обратиться к тем, кто любой ценой хочет разорвать живую ткань нашего общества, разъединить людей, посеять зерна ненависти, вражды и раздора: имея гарантии соблюдения наших прав и свобод, мы – граждане нашего государства, сумеем найти общий язык и сможем договориться, вы только нам не мешайте.



5 комментариев


  1. (29.12.2012 20:05) #
    -1

  2. (29.12.2012 20:06) #
    -4

    Не знаю...если светские школы, то НЕЛЬЗЯ!!! Что вам не понятно? Отводите детей в духовные школы...там разрешают!

    • (29.12.2012 22:30) #
      3

      Вы бы сначала разобрали, что значит светские школы это ученицы которые соблазняют своих учителей, а тех потом сажают за педофилию! Если у вас дети есть, посмотрите во сколько лет они курить начнут? А слово нравственность куда пропала? Именно в этих светских учереждениях!

  3. (29.12.2012 22:22) #
    2

    Отличная статья!

  4. (29.12.2012 22:38) #
    1

    Женщина должна воспитывать нацию. В современном обществе она превратилась в товар. Астагафируллах! Законы от человека ведут к деградации человечества и это факт! Только законы от Создателя могут сделать его счастливым это тоже факт!