Когда исчезнут экстремисты

На прошлой неделе глава Совета при президенте России по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека Элла Памфилова посетила Дагестан. Визит проходил в рамках поездки по республикам Северного Кавказа.

Напомним, что в конце марта Элла Памфилова побывала в Чечне и Ингушетии. Изучив, как говорится, ситуацию на месте, она пришла к выводу, что положение дел на Северном Кавказе достаточно мрачно.

Она также отметила, что народ в республиках Северного Кавказа требует авторитарных руководителей, которые будут жестко проводить свою политику и управление. Памфилова указала, что здесь говорят «нам нужен такой, как Кадыров». Однако гостья заметила, что люди требуют жесткого управления, а на то, что «с правами там очень сложно, они предпочитают закрывать глаза». На это Памфиловой трудно возразить. Однако возражу: народ требует жесткого руководителя по отношению не к себе. Требует он жесткого и авторитарного руководителя, который наведет порядок, при котором и чиновник, и рядовой гражданин будут равны перед законом. А это совсем не то, что подумала Памфилова. Здесь никто не хочет закрывать глаза на нарушение прав человека — на Кавказе народ не мазохист, которому чем жестче и больнее, тем лучше…

Следующий тезис Памфиловой, озвученный после визита на Северный Кавказ: безработица и коррупция на Северном Кавказе являются одними из основных причин, порождающих экстремизм. И с этим сложно спорить. Однако, позвольте, поспорю, ведь бытие не всегда определяет сознание.

И в рядах «лесных» не всегда оказываются самые материально необеспеченные представители общества. Из чего следует, что нельзя видеть причину только в низком материальном уровне жизни — это лишь один из сопутствующих факторов ухода в «лес». Надо сказать, в этом вина и духовных лидеров, не способных призвать в свои ряды широкие слои молодежи, в то время как молодежь нуждается в теологических знаниях. И вина государства, не выработавшего общероссийской молодежной политики, идеологии сосуществования. Вот и уходят в «лес» за «идеей». Да и сама Памфилова вскользь упомянула, что основными проблемами региона являются «высочайший уровень социальной несправедливости», который ощущается местным населением, безработица среди молодежи и «духовный вакуум».

Вслед за президентом страны, неоднократно высказывавшимся о чудовищной коррупции на Северном Кавказе, Элла Памфилова «самым страшным источником угрозы национальной безопасности», назвала «повальную» коррупцию.

Она озвучила и другую, давно известную истину: «Мы никогда не справимся с коррупцией на Северном Кавказе, если огромные средства будут возвращаться как «откаты» в Москву. Вот поле деятельности для спецслужб…» То есть Памфилова косвенно подтверждает, что в существующей на Северном Кавказе ситуации виновна Москва, которая если и выделяет в регионы средства, то требует огромные откаты. В связи с чем до простого народа, проживающего в регионе, ничего не доходит.

Если следовать логике Памфиловой, выходит, Москва, сама того не подозревая, виновна в росте экстремистского подполья на Северном Кавказе. А потом эта же Москва бросает огромные средства (опять откаты) и людские ресурсы (десятки жертв) на то, чтобы бороться с тем злом, которое сама и породила? Тогда это действительно замкнутый круг, и «мы (как говорила Памфилова — Авт.) никогда не справимся с коррупцией на Северном Кавказе», и «огромные средства будут возвращаться как «откаты» в Москву», продолжая порождать экстремизм. Действительно, «вот поле деятельности для спецслужб…» А что делать в таком случае, если эти самые спецслужбы работают непрофессионально?

Кстати, следующим порождающим экстремизм фактором Памфилова назвала непрофессиональную работу правоохранительных органов и служб, которая «формирует потенциальную базу экстремизма». Она отметила, что правоохранительные органы (которые, по Памфиловой, не профессиональны) на Северном Кавказе нужно поставить под общественный контроль, «чтобы население было заинтересовано, а не боялось их. Вероятно, население платит налоги, обеспечивает эти правоохранительные органы приемлемой зарплатой, чтобы еще и в свободное от работы время контролировать этих непрофессионалов? Господа, давайте каждый заниматься своим делом. Пироги должен печь пирожник, а не сапожник, как говорится в известной поговорке. А кто не может работать, пусть освобождает рабочее место. Других лекарств против этого зла не изобретено.

Именно так возможно реформировать спецслужбы и, как предлагает Памфилова, создать современные эффективные спецслужбы, «которые стоят на защите демократического государства».

Элла Памфилова также отметила и два казус-фактора судебной системы на Северном Кавказе. Суды «уходят от острых дел», но вместе с тем отменен суд присяжных по делам о терроризме и экстремизме. Сама норма, не позволяющая подозреваемому (пока суда не было, он просто подозреваемый, пусть даже в терроризме — презумпцию невиновности никто не отменял) в терроризме и экстремизме ходатайство-вать о рассмотрении своего дела судом присяжных, вызывает множество логичных и резонных вопросов. А по факту получается так, что суд уходит от острых дел, а присяжных к ним (к этим делам) просто не допускают?!

Памфилова утверждает (читайте — оправдывает «правоохранителей»), что «плохое качество работы судов буквально толкает силовиков на недоведение дел до суда с использованием различных, не всегда правовых средств». Не понятна логика: то она утверждает, что правоохранительные органы и спецслужбы работают на Кавказе из рук вон плохо, то заявляет, что правоохранительные органы настолько самоотверженны и профессиональны, что готовы бороться с террористом и экстремистом любой ценой, даже противозаконно, не доводя дело до суда. То есть, получается, «несудебные казни», распространенные на Северном Кавказе, — дело рук правоохранителей, которые боятся, что, возможно, «назначенный» ими подозреваемым в терроризме окажется совершенно невиновным, и а их прореха вдруг обнаружатся в суде… Конечно же, я утрирую… Но надежда, что визит Эллы Памфиловой в Дагестан, Ингушетию и Чечню принесет реальную пользу, еще не угасла.

Наверное, вскоре коррупция будет, наконец, поборена, Москва откажется от откатов, молодые люди перестанут уходить в «лес», экстремисты и террористы исчезнут сами по себе, правоохранительные органы будут работать профессионально, никого не устранят «без суда и следствия». Суды, в свою очередь, будут честны и правосудны, а самое главное — руководители республик будут не только авторитарны, но и сделают все возможное, чтобы перед законом были все равны…

После майских праздников Дмитрий Медведев планирует провести встречу с представителями общественных организаций, работающих на Северном Кавказе. Интересно, что на этот раз будет озвучено. Хотелось бы, чтобы от разговоров перешли, наконец, к делу. Ведь, ситуация на Северном Кавказе давно до банального известна.



0 комментариев