Хиджаб и никаб

В прошлом месяце бельгийский парламент единодушно проголосовал против ношения в стране паранджи и никаба - накидки с прорезью для глаз. Лишь два парламентария воздержались при голосовании. Никаб более распространен в Саудовской Аравии и ряде стран Персидского залива, но на большей части мусульманского Ближнего Востока женщины предпочитают носить только головной платок (хиджаб), который покрывает лишь волосы. Паранджа – центральноазиатский вариант никаба, где на глаза женщины также надевается сеточка, что делает женщину полностью покрытой тканью.

Официально запрет касается всех, скрывающих свои лица в общественных местах – тем, кто в них «предстанет в одежде, полностью или частично скрывающей лицо в той степени, что не будут идентифицируемы», грозит штраф или тюремное заключение на срок от одного до семи дней. Исключения предусмотрены лишь для участников развлекательных мероприятий, например, карнавалов, которые проводятся с согласия муниципальных властей. Аналогичные меры обсуждаются во Франции и Германии.

Запрет паранджи и никаба стал предметом серьезных дискуссий, касающихся не только этих элементов туалета, но и хиджаба, который не запрещен в общественных местах Европы - и вопрос об этом не стоит – но во Франции его ношение не разрешено в государственных учебных заведениях.

Общие подходы

Крупнейшие исламские богословы – как сунниты, так и шииты – считают, что никаб не является обязательным атрибутом мусульманки. Они считают, что для того, чтобы женщина выглядела скромно – как этого требует Коран – достаточно ношения хиджаба, который в достаточной степени закрывает мусульманку от нескромных взглядов мужчин.

По мнению известного египетского суннитского богослова Юсуфа Кардави, ношение никаба не является обязательным или желательным для женщины, а относится к категории допустимого. А недавно скончавшийся глава египетского религиозного университета Аль-Азхар Мохаммед Тантави в октябре 2009 года даже издал фетву (предписание), запрещающую мусульманкам Египта носить никаб. Тантави заявил, что традиция ношения никаба «не имеет ничего общего с исламом и предписываемыми им религиозными обязанностями». Впрочем, такая жесткая позиция встретила резкое неприятие со стороны ряда египетских богословов, которые считали, что ношение никаба должно быть не предметом регулирования, а личным решением человека. Но и они не настаивали на обязательности никаба для мусульманки. Также было принято решение, что все женщины должны входить на территорию университета с открытыми лицами – по словам министра образования Египта Хани Хилаля, это было сделано для того, чтобы предотвратить попытки проникновения в женские общежития мужчин, переодетых женщинами. Впрочем, это официальная точка зрения, тогда как неофициально считается, что руководство университета пошло навстречу правительству, желающему ограничить влияние радикальных исламистов, считающих, что никаб должен быть непременным атрибутом женщины.

Известный шиитский богослов аятолла Мохаммед Мутаххари (ученик имама Хомейни) считал, что женщина имеет право держать открытыми лицо и кисти рук, то есть был сторонником хиджаба, а не никаба. По его мнению, никаб мешает женщинам участвовать в общественной жизни, в том числе водить автомобиль, заниматься офисной работой и педагогической деятельностью. Он считал, что «лицо и кисти рук являются своего рода границей между заточением женщины и ее свободой», таким образом, подчеркивая, что никаб этой свободе препятствует.

В то же время известный саудовский религиозный деятель шейх Мохаммед аль-Хабадан не только считает ношение никаба обязательным, но и выражает недовольство его покроем. По мнению этого ультраортодокса, с помощью косметики женщины умудряются использовать одни глаза, чтобы выглядеть соблазнительно. Поэтому он призвал саудовских женщин носить никаб, который оставляет открытым только один глаз. Таким образом, наиболее консервативные исламские деятели являются последовательными сторонниками ношения никаба и воспитывают в этом духе своих сторонников – некоторые из них живут в Европе, и тема запрета никаба для них весьма актуальна.

Один из лидеров российских мусульман, сопредседатель Совета муфтиев России шейх Нафигулла Аширов осудил решение бельгийского парламента с иных позиций. Он не является сторонником обязательности никаба, но считает, что депутаты нарушили права человека: «Эти законы почему-то действуют в одном направлении: нудизм, который является порицаемым с точки зрения всех религий, в том числе и христианства, не запрещен, а желание человека выглядеть целомудренно, в соответствии со своими религиозными убеждениями, является порицаемым».

Позиция Аширова близка к точке международной правозащитной организации Amnesty International, объявившей о создании «опасного прецедента», при котором, ссылаясь на защиту равноправия полов и свободу самовыражения, законодатели «нарушают право на свободу вероисповедания тех женщин, которые носят паранджу» по религиозным соображениям. Хотя о полной идентичности позиций говорить невозможно. Для правозащитников неважно, какую часть мусульманок затронет новый закон – они защищают принцип, актуальный пусть даже для незначительного меньшинства (аналогичную позицию они занимают и при рассмотрении других вопросов). В то же время Аширов возмущен не только нарушением прав некоторой части мусульманок, но и тем, что в современной Европе доминируют внерелигиозные ценности.

Сходную с Ашировым позицию занимают и часть представителей других религиозных организаций, считающие, что запрет на ношение никаба является опасным прецедентом как для европейских, так и для других стран. «Результат может оказаться противоположным от желаемого и приведет к такой реакции, что количество женщин, носящих это одеяние, наоборот увеличится», - сказал епископ Мишель Сантье, верховный представитель Католической церкви во Франции по вопросам межрелигиозного диалога. Сантье отметил, что на самом деле во Франции очень мало женщин носит никаб - по данным министерства внутренних дел, таких в стране лишь около 1900. Епископ призвал правительство уважать права мусульманского меньшинства. «Если мы хотим, чтобы христианские меньшинства в мусульманских странах пользовались всеми правами, мы в нашей стране должны уважать права всех верующих на соблюдение своей религии», - сказал он. Французские иудейские лидеры также высказали озабоченность по поводу вероятного запрета никаба в их стране.

Впрочем, у позиции французских религиозных лидеров есть и еще одна мотивация, связанная с их общим неприятием сугубо светского характера государства, который во Франции несколько лет назад проявился в конфликте вокруг хиджабов (подробнее см. ниже).

Законодательство о никабе: пути развития

В свою очередь, сторонники принятия законодательства, запрещающего никаб, апеллируют к европейским ценностям, которые предусматривают равноправие женщин, их право на самовыражение и занятия различными видами деятельности. Либеральный депутат Дени Дюкарм после объявления итогов голосования поздравил своих коллег и всех жителей Бельгии с победой демократии: «Мы первая европейская страна, которая отодвинула засов, за которым огромное число женщин находились в рабстве, и мы рассчитываем, что за нами последуют Франция, Швейцария, Италия, Нидерланды, все страны, где есть разум».

В Италии общенационального законодательства, запрещающего никаб, пока нет, но на региональном уровне можно принимать подобные акты. Только что в Италии на 500 евро оштрафовали мусульманку за никаба - это первый подобный случай в стране. 26-летняя туниска в никабе шла со своим мужем в мечеть в городе Новара, мэром которого является представитель Северной Лиги – партнера Сильвио Берлускони по правительственной коалиции. Полиция оштрафовала ее, ссылаясь на январское постановление мэра, запрещающее людям появляться в общественных местах (вблизи школ, больниц или почтовых отделений) в одежде, которая не позволяет разглядеть лицо. Северная лига внесла в парламент законопроект, который предполагает штрафы за ношение никаба от 250 до 500 евро. Его разработчик Паоло Гримольди заявил, что «наш закон будет способствовать не сегрегации, а интеграции людей в культурную среду принявшей их страны».

В начале нынешнего года парламентская комиссия Франции рекомендовала запретить в стране ношение никаба, руководствуясь в значительной степени аналогичными мотивами. В докладе комиссии по этому вопросу говорится, что этот предмет туалета мусульманской женщины, является символом подчинения и вопиющим проявлением сексизма и поэтому не может быть совместим с французскими ценностями. «Ношение полного хиджаба – это вызов нашей республике и абсолютно неприемлемо», – гласит доклад парламентской комиссии Франции (под «полным хиджабом» понимаются никаб и его аналоги). Авторы публикации рекомендуют запретить ношение никаба во всех госучреждениях, больницах и общественном транспорте. По их мнению, это оправдано не только с ценностной точки зрения, но и с точки зрения безопасности. Под никабом женщина-террорист может скрыть взрывчатку или оружие, опасаются французские парламентарии.

Ранее Жан-Франсуа Копе, лидер правоцентристского Союза за народное движение, который имеет абсолютное большинство во французском парламенте, требовал ввести запрет на никабы во всех общественных местах, включая улицы. Однако парламентская комиссия решила не прибегать к таким строгим мерам, поскольку полный запрет никабов, по ее мнению, может вступить в противоречие с законами о правах человека Евросоюза. Кроме того, доклад рекомендует всем государственным учреждением отказывать в обслуживании женщинам в традиционном мусульманском одеянии. Это касается обслуживания во французских консульствах по всему миру, на пограничных таможенных пунктах, а также в больницах. Таким образом, носительницы никаба фактически вынуждаются к тому, чтобы либо постоянно платить штрафы, либо покинуть страну. Президент Франции Николя Саркози в апреле поручил правительству разработать в кратчайшие сроки и уже в мае передать на рассмотрение в парламент законопроект, запрещающий ношение паранджи и никаба в общественных местах.

Заместитель председателя Европарламента Сильвана Кох-Мерин, которая также является одним из лидеров входящей в немецкую правительственную коалицию Свободной демократической партии (СвДП), потребовала распространить данный запрет на всю территорию ЕС. Она назвала паранджу «передвижной тюрьмой», отметив, что «свобода не должна заходить настолько далеко, чтобы кто-либо отнимал у человека его лицо». Отметим, что в Голландии в 2007 году появился правительственный запрет (реализованный посредством подзаконного акта) появляться в парандже и никабе в любых общественных местах, обусловленный требованиями безопасности; при этом на хиджаб запрет не распространяется. Это во многом связано с присутствием в голландской политике партий, негативно относящихся к исламу, пользующихся немалой электоральной поддержкой. Партия «Список Фортейна», названная в честь правого политика, убитого радикальным мусульманином, несколько месяцев входила в состав правительства. Сейчас в стране высока популярность другой правой и антииммигрантской политической силы, Партии Свободы, возглавляемой Гертом Вильдерсом.

Однако, наряду с ценностной составляющей и темой безопасности, в отношении к никабу есть еще одна проблема. Это опасения европейцев в связи с активным продвижением ислама. Современные европейские ценности достаточно плюралистичны, чтобы интегрировать значительную часть исламских норм. Рекомендации комиссии французского парламента осуждают исламофобию, которая получает все большее распространение во Франции и Евросоюзе в целом, а также требуют с уважением относиться к мусульманской диаспоре. Для этого рекомендуется создать национальную школу изучения ислама, проводить публичные дискуссии о проблеме ксенофобии, поддерживать строительство исламских культурных центров и мечетей, а также придать важным мусульманским праздникам статус государственных. Однако у значительной части общества возникает желание «отсечь» наиболее раздражающие видимые проявления присутствия исламской культуры – политики реагируют на этот вызов. Запрет никаба с определенной долей условности можно поставить в один ряд с результатами недавнего референдума в Швейцарии о запрете строительства минаретов (что не ограничивает возведение мечетей, но регулирует их внешний вид с тем, чтобы они более органично вписывались в швейцарские пейзажи).

В то же время в Европе есть и другие тенденции, которые сейчас преобладают в Германии. В частности, министр внутренних дел ФРГ Томас де Мезьер, представляющий главную коалиционную партию ХДС, заявил, что введение в Германии запрета на ношение паранджи и других видов одежды, полностью скрывающих лицо и фигуру женщины, «не требуется». По словам де Мезьера, сейчас в Германии насчитывается всего около сотни женщин, которые носят паранджу, поэтому запрет был бы «несоразмерно жесткой мерой». По мнению другого представителя ХДС, главы комитета бундестага по внутренней политике Вольфганга Босбаха, введение в Германии запрета на ношение паранджи, по примеру Бельгии, невозможно, поскольку это станет нарушением конституции ФРГ, гарантирующей «свободное развитие личности».

Проблема хиджаба

Как отмечалось выше, на хиджаб не распространяются жесткие законы и законопроекты, регулирующие правила поведения на европейских улицах. Но с ним связан не менее острый конфликт – о регламентации поведения учащихся государственных школ, где в ряде стран запрещено носить хиджаб. В 2004 году такой закон был принят во Франции – там запрещается ношение «одежды и символов, которые бросающимся в глаза образом выражают религиозную принадлежность». Теоретически это положение относится и к представителям других конфессий, однако в христианской традиции принято носить крестик под одеждой. Закон был принят, несмотря на активные протесты приверженцев ислама, устраивавших многотысячные демонстрации. Большинство школьниц-мусульманок подчинились закону, а демонстративно отказывавшиеся его выполнять были исключены из учебных заведений.

Французский закон в значительной степени связан с особенностями этой страны, где религия на всех уровнях (от учебных предметов до присутствия символов в классах) удалена из государственной системы среднего образования. Этот же принцип реализован в законодательстве восьми федеральных земель Германии. Особая ситуация в Турции, где хиджаб был запрещен в учебных заведениях еще со времен Кемаля Ататюрка. В 2008 году умеренно-исламистское большинство в турецком парламенте проголосовало в поддержку конституционных поправок, отменяющих запрет на ношение хиджабов студентками высших учебных заведений. Однако светские оппозиционные партии обратились в Конституционный суд, признавший эти поправки противоречащими Основному закону. Вопрос о хиджабе в этой стране является индикатором успешности сопротивления светских политиков (а также военного руководства и части судейского корпуса) усилению влияния исламского фактора в стране. Противостояние исламским силам привело к запрету хиджабов в учебных заведениях и государственных учреждениях ряда неевропейских государств с преобладающим мусульманским населением – Марокко, Алжира, Туниса, Узбекистана.

Попытки недовольных мусульман получить поддержку в Европейском суде не привели к положительным для них результатам. В 2004 году Страсбургский суд поддержал запрет на ношение хиджаба в турецких вузах, посчитав, что он основывается на конституционных принципах светскости и равенства. Четырьмя годами позднее суд посчитал, что французский закон против хиджабов не нарушает Европейскую конвенцию по правам человека, так как «целью ограничения права истцов на проявление их религиозных убеждений было стремление придерживаться требований секуляризма в государственных школах». Похоже, что дальнейший запрет хиджабов в средних школах европейских стран может быть спровоцирован еще одним, совсем недавним, решением Европейского суда – о запрете размещать в классах религиозную символику. Оно было принято по иску к правительству Италии в связи с тем, что в итальянских школах традиционно присутствует распятие. Решение пока не вступило в законную силу, так как итальянское правительство опротестовало его в апелляционной инстанции, но если оно проиграет дело и в ней, возможно удаление из школ всех европейских стран не только христианских, но и мусульманских символов.

В России, в отличие от Европы, вопросы, связанные с ношением хиджабов и никабов, не регулируются законодательными нормами, однако на практике эта проблема существует. Женщина, появившаяся в общественном месте в никабе, неизбежно станет предметом особого внимания со стороны правоохранительных органов в ситуации террористической угрозы. Что касается хиджабов в школах, то эта тема, как правило, зависит от региональной специфики – зачастую, он регулируется внутренними документами учебных заведений, запрещающими приходить в них в необычной одежде. В то же время примечательно решение Верховного суда России, разрешившего в 2003 году мусульманкам фотографироваться на паспорт в хиджабе, хотя в служебной инструкции МВД России «О порядке выдачи, замены, учета паспорта гражданина» было написано, что граждане обязаны фотографироваться без головного убора. Похоже, что российские власти хотят избежать законодательного регулирования этих болезненных вопросов в условиях, когда, в отличие от Европы, значительная часть мусульманского населения страны является «коренными» жителями своих регионов и составляют в них большинство. Внесенный в парламент закон по бельгийскому или французскому образцу может стать более серьезным политическим раздражителем, чем в Европе.

Алексей Макаркин - первый вице-президент Центра политических технологий



0 комментариев