ХАМАС и Ихваны – возрождение исторического союза?

В комментариях премьер-министра новоизбранного правительства ХАМАС в Газе Исмаила Хании во время встречи с Мухаммедом Бади, духовным лидером египетских Братьев-Мусульман, сквозил явный намек на триумф.

Оба лидера сказали именно то, что можно было ожидать от них при таких обстоятельствах. Хания заявил, что присутствие его движения бок о бок с «Братьями угрожает существованию Израиля», а Бади подтвердил приверженность Ихванов «делу освобождения, и главным образом палестинскому делу».

Факты говорят сами за себя – первый же официальный визит Хании за пределы Газы в качестве премьер-министра был совершен в штаб-квартиру египетских Братьев-Мусульман в каирском районе Мукаттам. Он поделился своей идеей противостояния израильской оккупации, - национального единства с ФАТХ и налаживания контактов с мусульманскими странами, - и продолжил свою официальную поездку по региону.

С 2006 г. ХАМАС безуспешно пыталась добиться одобрения со стороны правительств мусульманских стран. Целью внешней политики ХАМАС была мусульманская солидарность, которая помогла бы ослабить политическую и финансовую зависимость Палестины от Соединенных Штатов и других западных правительств. Эта задача была провалена, поскольку, как оказалось, американское финансовое и политическое влияние слишком значительное и далеко идущее для такого относительно маленького движения, как ХАМАС, чтобы оно могло в одиночку бросить ему вызов. Но, как Хания и сам говорит, времена меняются.

Исламисты в парламентах и страхи Израиля

В первом и втором раундах египетских выборов созданная Ихванами Партия свободы и справедливости получила более 35% голосов. Ее успех на выборах - едва ли аномалия. Исламская партия Эннахда, которая сформировала первое постреволюционное правительство в Тунисе, получила более 40% голосов в ходе октябрьских выборов. Марокканская Партия справедливости и развития выиграла на выборах в ноябре, в Ливии также отмечается осязаемый исламский уклон нового политического режима. В других странах региона тоже можно наблюдать признаки политического влияния Ислама.

Преобразование политического ландшафта в арабском регионе заставило многих придти к поляризующим, если не пугающим выводам.

Главнокомандующий внутренними войсками Израиля, генерал-майор Эйал Эйзенберг, один из первых в Израиле назвал происходящие события Арабской весной, плавно переходящей в «радикальную исламскую зиму». Он заявил: «Это приводит нас к выводу, что несмотря на длительность этого процесса, вероятность тотальной войны продолжает расти».

Что действительно печалит Израиль – это не радикализация мусульманских обществ, а подъем исламских политических деятелей, которые теперь способны участвовать в рациональном мейнстримовом политическом дискурсе. Эта тенденция угрожает Израилю, поскольку может мобилизовать множество арабов вокруг единой сплоченной политической идеи.

Если отставить в сторонку разжигание страха Израилем, Соединенные Штаты, главный благодетель Израиля, должны найти пути сосуществования с новым политическим режимом. Другим западным правительствам тоже «придется адаптироваться к изменению соотношения сил, которое они столько времени пытались предотвратить», пишет Рула Халаф и Хеба Салех в Financial Times.

Для Израиля, однако, наблюдаемая нами трансформация региональной политики окажется непереносимой. Израиль больше всего переживает не из-за партии Эннахда, а из-за ХАМАС. В частности, это и заставило Ханию выбраться из Газы с визитом. Пока Соединенные Штаты надеются контролировать, если не управлять, подъемом исламских партий, ХАМАС намеревается добиться ключевого положения Палестины в новом политическом ландшафте региона.

Вряд ли стоит сомневаться в том, что выход ХАМАС на политическую передовую в 2006 г. и последовавшие за этим попытки изолировать и разрушить его повлияют на новые исламские партии в различных арабских странах. Способность ХАМАС выживать явно была замечена новоиспеченными мусульманскими политиками в Египте и других странах. Теперь, когда исламские партии пожинают первые плоды египетской революции, ХАМАС с осмотрительностью делает следующие шаги. ХАМАС – «Ихвановское движение джихада с палестинским лицом», - сказал Хания в Каире.

Ихваны и Палестина

Если посмотреть на истоки Братьев-Мусульман в Палестине, становится ясно, что Хания едва ли преувеличивает.

Общество Братьев-Мусульман было основано Хасаном Аль-Банной в египетской Исмаилии в 1928 г., и в скором времени Палестина стала для него одной из арен для объединения мусульман всего региона.

Первая связь между движением и Палестиной была установлена в 1935 г., когда Абдуррахман Аль-Банна (брат основателя) посетил Палестину и встретился с муфтием Иерусалима, хаджи Амином Аль-Хуссейни.

Братья стали проявлять себя на политическом горизонте во время революции 1936 г., когда донесли палестинскую идею с исламским уклоном до остального арабского мира. Палестинская проблема незамедлительно стала центральной идеей и призывом Братьев – сам Хасан Аль-Банна возглавил созданный генеральный центральный комитет по содействию Палестине.

Более того, в апреле 1948 г., когда большинство арабских правительств не поспешило выступить в защиту Палестины, Ихваны направили туда три батальона волонтеров. Существуют разные оценки численности волонтеров-ихванов в Палестине во время войны и Накбы, но сам Хасан Аль-Банна в марте 1948 г. отмечал, что в Палестине у движения насчитывается порядка 1500 волонтеров.

В отношениях между Ихванами и Палестиной происходили как приливы, так и отливы, но их связь никогда не разрывалась. Даже до официального создания ХАМАС в 1987 г. движение под тем или иным видом функционировало, причем в непосредственном контакте с египетскими Ихванами.

Недавнюю каирскую встречу Хании и Бади имеет смысл рассматривать в определенном историческом контексте – как триумфальное воссоединение и, возможно, даже открытое сотрудничество. Это могло бы вновь оживить связи Ихванов с Палестиной и наделить ХАМАС более серьезным политическим влиянием после долгих лет изоляции.

Конечно, у ХАМАС есть проблемы, и они увеличиваются. Главная среди них – эскалация израильского насилия в Газе и неослабное давление со стороны Соединенных Штатов. И все же ожидается, что политическая идея ХАМАС продолжит находить баланс между исключительностью проблем Палестины и более всеобъемлющей арабской и исламской идеей.

Перевела Зарина Саидова специально для Ансар.Ru



0 комментариев