Идеология опаснее убийцы

Премьер Владимир Путин, реагируя на массовое убийство в московском метро, пообещал, что «террористы будут уничтожены». Однако эксперты в связи с этим опасаются, что власти по-прежнему склонны бороться с убийцами, а не с идеологией, которая их толкает на преступления.

В результате двух крупных терактов в столичной подземке, по последним данным, погибли 38 человек, около 70-ти ранены, причем значительная часть – тяжело. Врачи борются за их жизни, но не исключено, что уже к завтрашнему утру количество погибших возрастет. Вторник, 30 марта, объявлен в Москве днем траура. Последовали уже и первые официальные заявления от руководителей государства.

В частности, премьер Владимир Путин, находившийся в этот трагический день в Красноярске, принял решение досрочно вылететь в Москву. Кроме того, в ходе сеанса видеоконференцсвязи с Ситуационным центром МЧС глава правительства сообщил, что уже подписал распоряжение о выделении семьям погибших по 318 тыс. руб., а раненым – по 100 тыс. руб. за тяжелую и среднюю степень повреждения здоровья и по 50 тыс. руб. – за легкую. «Я уверен, правоохранительные органы сделают все, чтобы найти и покарать преступников. Террористы будут уничтожены», — отчеканил Владимир Путин.

В свою очередь президент Дмитрий Медведев на специальном совещании в связи с терактами в московском метро заявил, что линия государства «на подавление террора в нашей стране и борьба с терроризмом будет продолжена» без колебаний и до конца. Кроме того, он жестко потребовал усилить контроль за безопасностью на транспорте, поскольку «то, что предпринималось, - недостаточно».

И это явно не единственный вывод, который намерены сделать российские власти из случившегося. Например, как заявил глава комитета по безопасности Госдумы Владимир Васильев в эфире радиостанции «Эхо Москвы», в связи со взрывами в московском метро депутаты вернутся к работе над законом о борьбе с терроризмом.

В свою очередь, депутат Госдумы от «Единой России», бывший замгенпрокурора РФ Владимир Колесников заявил в интервью «Росбалту», что родственники террористов также должны нести ответственность за их преступления: им, например, можно ограничить свободу передвижения. Депутат убежден, что родственники террористов не должны «чувствовать себя вольготно, свободно разъезжая по ряду стран». Колесников также высказался за пересмотр сроков расследования и судебного рассмотрения дел, связанных с терроризмом, чтобы они были «оптимальны и не тянулись годами».

Предлагая производить какие-либо изменения, большинство чиновников и депутатов при этом заверяли, что правоохранительные органы в данном случае «сработали на отлично», и даже если «что-то недоглядели», то все равно предотвратить «такие теракты невозможно».

Правда, некоторые эксперты полагают, что проблемы в деятельности правоохранительных органов все же налицо. В частности, депутат Госдумы от «Единой России» Александр Хинштейн считает, что наказание за взрывы в московском метро должны понести конкретные руководители МВД и ФСБ. «Я не говорю о первых лицах МВД и ФСБ, но ответственность, вплоть до увольнения, должны понести конкретные руководители этих структур, в чьем ведении находится решение этих вопросов», — заявил Хинштейн в интервью «Росбалту».

В свою очередь главный редактор журнала «Национальная оборона» Игорь Коротченко в интервью «Росбалту» заявил, что, очевидно, «подготовительный этап проведенных в Москве терактов не попал в поле зрения правоохранительных органов».

«Можно предположить, что подготовка терактов заняла от двух до четырех недель. Были сняты квартиры, которые фактически имели статус конспиративных. Туда прибыли организаторы и исполнители терактов, была завезена взрывчатка и другие комплектующие для изготовления взрывных устройств. Исполнители и организаторы выезжали на места планируемых терактов, и только после этого все было осуществлено», - описывает вероятную картину подготовки теракта Коротченко.

Он также предположил, что «это только первая волна террористических атак». В чем, кстати, с ним согласен и президент Ингушетии Юнус-бек Евкуров, который также предупреждает об опасности новых терактов.

В то же время, в отличие от ингушского президента и целого ряда специалистов по Кавказу, Коротченко не склонен напрямую связывать теракты в Москве с убийством известного идеолога исламистских террористов Саида Бурятского. «Нужно говорить об общей тенденции: ситуация на Северном Кавказе далека от стабильности, и самыми болевыми точками являются Ингушетия и Дагестан. Стабильность в Чечне является достаточно условной», — отмечает Коротченко

Есть, правда, и те, кто не пытается возлагать вину за произошедшую трагедию только на враждебные силы из-за рубежа. «Конечно, теракты — это безумие, беспредел, чудовищные акции. Но это результат нашей политики на Кавказе», — заявил, в частности, «Росбалту» экс-депутат Госдумы и правозащитник Юлий Рыбаков.

В свою очередь специалист по Кавказу Сергей Маркедонов в интервью «Росбалту» заявил, что «противостоять идеологии (пусть это жестокая, тоталитарная идеология) нужно, в первую очередь, идеологическими средствами». Следовательно, «необходимо, чтобы эта идеология перестала быть привлекательной». Для этого, по его мнению, нужно, чтобы российские власти вели именно в этой области системную работу, «боролись не с тротилом, а с идеологией». Кроме того, необходимо прекратить практику «создания икон» из руководителей подполья на Кавказе и перейти от точечного отстрела террористов к их захвату и проведению над ними публичных судов, что лишило бы их «ореола мучеников».

Между тем, в Москве уже стало известно о первых случаях агрессии против людей, подчеркивающих свою принадлежность к мусульманам. В частности, как сообщает радио «Эхо Москвы», на перегоне между станциями «Автозаводская» и «Павелецкая» (где произошел теракт в 2004 году) мужчина напал на двух женщин, одетых в платки, закрывающие часть лица, как это принято у некоторых мусульманок.

Очевидно, что отходить от трагедии жители Москвы и других российских городов будут еще долго. По словам ректора Восточно-Европейского института психоанализа Михаила Решетникова, жертвами сегодняшних терактов стали 3% населения городов, где есть метрополитен. Наиболее яркие проявления полученной психологической травмы обычно заметны в течение месяца, менее явные - в течение трех месяцев. Последствиями пережитого стресса могут быть различные психосоматические нарушения, приводящие к болезням желудочно-кишечного тракта, сердечно-сосудистым заболеваниям и недугам, связанным с деятельностью эндокринной системы, уверен эксперт.

Также он в интервью «Росбалту» отметил: «Без сомнения, любой теракт должен быть наказан, но это не решит проблемы. Для того чтобы покончить с этой войной, нужна народная дипломатия в виде переговоров. При этом нужно не искать правых и виноватых, а думать, как прийти к компромиссу. Сегодня таких переговоров, к сожалению, не ведется, а государственная политика на Кавказе основывается лишь на подавлении оппозиционных сил».

Таким образом, перед властями стоит непростая задача. Необходимо успокаивать общество, лечить неизбежный после случившегося в Москве приступ исламофобии, ловить террористов, а также менять законодательство, извлекая опыт из сегодняшней трагедии. Но главное — нужно проанализировать тот курс, который проводят российские власти на Кавказе, и внести в него — и в силовую, и в гуманитарную составляющие — серьезные поправки. Конечно, погибших это не вернет и даже не поможет отомстить за них, что для многих сегодня представляется самым важным. Зато, весьма вероятно, это поможет избежать в будущем жертв от рук террористов. Не потому, что улучшится пресловутая «работа спецслужб», а потому, что вновь не станет в России террористов-смертников, которых еще недавно (по историческим меркам) здесь не было.



0 комментариев