Будущее «Исламского государства»

Перспективы ИГ в Сирии и Ираке

Крайне маловероятно, что авиаудары коалиции приведут к уничтожению организации «Исламское государство». На полномасштабную же наземную военную операцию Запад вряд ли решится.

В лучшем случае, боевики под бомбардировками рассредоточатся, как в свое время талибы в 2001-2001 году в Афганистане, чтобы при удобном случае напомнить о себе. Более того, по мнению бывшего вице-президента Ирака Аль-Хашими, это, а тем более, военная интервенция, только увеличит приток иракских суннитов в группировку. Бомбардировки часто приводят к массовым жертвам среди гражданского населения. Но самое главное - иностранное давление в глазах многих делает ИГ меньшим злом.

Использование курдов против ИГ, как это предполагается Западом, также малоэффективно. Курдское ополчение эффективно действует на своей земле, но не за ее пределами. С сирийской оппозицией перспективы еще более призрачны.

Иран, скорее всего, не пойдет на открытое вторжение, так как это будет означать агрессию шиитов против суннитов и резко увеличит угрозу глобальной шито-суннитской войны.

Турция сейчас балансирует на грани ввода войск в Сирию в целях защиты курдов. Если президент Эрдоган на это решиться, то речь может зайти о реанимации проекта турко-курдской конфедерации, провалившегося в 2012-2013 гг. Эта идея вызывает значительное отторжение у националистического сектора турецкого общества и сопряжена с огромными рисками. Отказ же от введения войск вызывает волнения у турецких курдов. Сложившаяся с усилением ИГ обстановка серьезно дестабилизирует Турцию на длительный срок.

Таким образом, ИГ надо признать долгосрочным и серьезным элементов регионального пейзажа. Уход со сцены этого квазигосударства возможен только при решении глубинных противоречий Ирака и Сирии. Вовлечение России в воздушную и наземную военную кампанию в этих странах бесперспективен и вреден.

ИГ в Сирии и Ираке. Перспективы для России

В краткосрочной перспективе наличие ИГ дает России определенные выгоды. Оттягивает силы Запада, ослабляет позиции сильных региональных игроков - Турции, Ирана, - ослабляет фронт противников Асада - союзника Москвы, отвлекает мировое общественное мнение от событий на Украине, создает условия для возвращения цен на нефть на прежние высокие показатели. Т.е. появляются дополнительное пространство для геополитического маневра. В том числе есть повод говорить о восстановлении испорченных отношений с Западом из-за общей необходимости борьбы с террористической угрозой.

Кроме того, война в Сирии и Ираке оттягивает радикалов с Северного Кавказа с большой долей вероятности их невозвращения обратно – не только по причине смерти. Судя по Вазиристану, большинство «джихадистов» из Средней Азии и России оседают там и не стремятся на родину.

Однако в долгосрочной перспективе укрепление ИГ несет масштабную угрозу нашей национальной безопасности. Прежде всего, потому, что, как показал опыт Ирана, США, Саудовской Аравии, любое попустительство и подыгрывание этой организации очень быстро доказывает свою ошибочность. ИГ выходит из-под контроля и ведет только ей ведомую игру.

Ждать пока организация дорастет до уровня хотя бы непризнанного государственного образования, с которым можно как-то работать, бесполезно. Ваххабитскому эмирату, который на начальной стадии был очень похож на ИГ, потребовалось 150 лет, чтобы превратиться в Саудовскую Аравию.

России нужен вменяемый и сильный сосед, который мог бы стать в перспективе центром силы формирующегося в конфликте с США многополярного мира.

В среднесрочной перспективе в интересах России для стабилизации ситуации в Сирии и Ираке и противодействия ИГ представляется необходимым:

1. Способствовать расширению представительства суннитов и всех других меньшинств в органах власти Ирака, в том числе силовых; содействовать прекращению дискриминации суннитской общины; однозначно поддерживать единство иракского государства через реальный диалог всех общин и сил.

2. Содействовать реальному политическому урегулированию и мирному процессу в Сирии. Недопустимо самоустранение ведущих держав от «забытой войны» в этой стране.

3. Укреплять и расширять сотрудничество с кругами умеренных исламистов, которые сегодня разочарованы в политике Запада и находятся в поисках привилегированного партнера. Они обвиняют США и их союзников в поддержке их врагов в Ливии, Египте, Сирии, Тунисе и Йемене и вообще в срыве Арабской весны. Этот поворот на региональном поле дает в очередной раз Москве шанс расширить зону своего влияния, усилить коалиционный потенциал, восстановить позиции, утраченные в ходе революций 2010-2012 гг., ослабить позиции Запада. Россия сможет держать руку на пульсе в еще одном центре ближневосточной политики и стимулировать позитивные и выгодные ей тенденции в среде умеренных исламистов.

Абдулла Ринат Мухаметов, кандидат политических наук (Москва)



2 комментариев


  1. (13.11.2014 16:47) #
    0

    В России и в бывшем СССР ставку делали и делают на БААСистов или шиитов с алавитами,это очень ошибочное видение вопросов ближнего Востока,кому то очень выгодно сталкивать Росссию с реальным исламским миром,подталкивая помогать ее всем кто против суннитов! Не надо бояться происламских сил,ведь они тоже мыслят стратегически и никогда не откажутся от союзников если они искренне хотят дружить сними. Пример "хамас" сними-же ведь дружим,и они тоже верны своим обязательствам.

  2. (13.11.2014 19:01) #
    0

    Верхушка ИГ - это бывшие Баасисты, офицеры садамовской армии, которые в свое время обучались в советском союзе (оттуда такая организованность) есть даже мнение, что ИГ управляют пять человек из числа офицеров партии БААС, которые находятся в координации с сирийскими Баасистами.