Битва за Иран. США и Китаю становится тесно в Персидском заливе

Вопрос о начале военных действий США против Ирана волнует многих. Всем интересно, будет война или не будет, а если начнется, то когда? Экспертное сообщество гадает над каждым высказыванием политиков по поводу Ирана и его ядерной программы, пытаясь уловить, куда подул ветер. Но помимо трендов, задаваемых политиками, существуют факторы, которые указывают на неизбежность конфликта.

Фактор №1. Кому достанется Персидский залив?

Многие знают, что Ормузский пролив, соединяющий Персидский залив с мировым океаном, является главной артерией в системе транспортировки арабской нефти, который практически весь находится в территориальных водах Ирана. Охранную функцию по обеспечению безопасности пролива изначально взял на себя военно-морской флот США. И это вполне логично для Соединенных Штатов.

Во-первых, США всегда были крупнейшими потребителями арабской нефти, для чего необходимо было обеспечивать защиту главных своих коммуникаций поставок стратегического сырья из нестабильного региона. Это критичный элемент в системе энергетической безопасности США.

Во-вторых, в случае блокирования этой водной артерии, что уже случалось, под угрозой срыва могут оказаться примерно 40% поставок всего экспорта нефти в мире. В настоящее время имеющиеся альтернативные маршруты транспортировки нефти из региона способны покрыть максимум 53% от всего объема танкерного транзита через пролив. Можно представить, что случится с мировым нефтяным рынком, если пролив не будет нормально функционировать.

Однако ситуация в регионе меняется. Вашингтон уже потерял статус крупнейшего потребителя арабской нефти, уступив первенство Китаю. Только из Саудовской Аравии импорт сырой нефти в КНР превысил 1 млн баррелей в сутки, а это около 25% от общего объема поставок данного сырья в Поднебесную. По нарастающей происходит вхождение КНР на нефтяные рынки Кувейта, Объединенных Арабских Эмиратов, Катара и Омана. При этом укрепляются и дипломатические отношения с этими странами.

Все это у США не может вызывать позитивных эмоций из геополитических соображений, т.к. КНР активно расширяет сотрудничество со стратегическими союзниками американцев на Ближнем Востоке. А укрепление связей с политическими оппонентами США – Ираном и Сирией, вообще надо расценивать, как прямую угрозу американским национальным интересам.

К чему может привести тандем Иран-Китай? Развитие дипломатических связей двух стран в какой-то мере способствует укреплению политического режима М.Ахмадинежада. Иран получает выгоду в виде значительных инвестиций для модернизации своей экономики, развития главной отрасли – нефтегазового комплекса, наращивания экспортного потенциала энергоресурсов. Однако главный риск для Вашингтона несет военное сотрудничество Пекина и Тегерана, которое способно существенно изменить баланс сил в Персидском заливе. К примеру, в апреле т.г. Иран при финансовом и техническом содействии Китая приступил к выпуску противокорабельных ракет Наср-1, которые являются усовершенствованной версией китайской ракеты C-704 (разработана в 2006 году).

К данному факту нужно отнестись со вниманием, т.к. он хорошо показывает особенность ирано-китайского военного сотрудничества. КНР не только поставляет первоклассное готовое вооружение, но и передает военные технологии, оказывая тем самым содействие Ирану в строительстве и укреплении собственного военно-промышленного комплекса. Он включает в себя тактические и оперативно-тактические ракеты, артиллерийские системы, боевые корабли и катера, а также противокорабельные ракеты. Данное вооружение явно предназначено для уничтожения морских объектов, и будет направлено главным образом против базирующегося в Персидском заливе американского флота. Особое внимание Иран уделяет вопросам боеготовности по ведению диверсионной войны на море.

Если США позволят Ирану усилиться экономически и военно-политически, пустить процессы на самотек, допустить бесконтрольное влияние на регион со стороны КНР, то пройдет не так много времени и Китай с Ираном, помимо прочего, начнут претендовать на охранную роль Ормузского пролива, которую выполняют США. Конечно, сейчас военно-морской флот КНР не способен заменить США в Персидском заливе, но это всего лишь вопрос времени.

Данный сценарий вполне реален, т.к. Китай не менее заинтересован в безопасности коммуникаций главных своих поставок энергоресурсов, да и вообще снижению зависимости от США в вопросах энергетической безопасности. Пекин в лице Тегерана приобретает надежного союзника на Среднем Востоке. Получает практически неограниченный доступ к месторождениям углеводородов Ирана, обладающего 10% мировых запасов нефти и 16% природного газа, к которым для США и ЕС путь закрыт.

И как только США увидят, что регион Персидского залива начнет выпадать из зоны их влияния, то им ничего не останется, как попытаться вернуть свой контроль, что можно осуществить уже только силовым путем. Уничтожение шиитского Ирана станет главной задачей. Иначе Соединенные Штаты, уступившие Китаю и Ирану Персидский залив, уже нельзя будет рассматривать мировой сверхдержавой.

Фактор №2. Сильный Иран угроза существованию Израиля и опасный сосед для арабских стран.

Иран, опираясь на Китай, явно стремится получить необходимые ресурсы для удовлетворения своих амбиций на региональное лидерство. В этом случае угроза существованию Израиля может достичь критической точки, т.к. Тегеран является главным врагом для Тель-Авива. Нельзя забывать, что орудием борьбы Ирана с Израилем стала шиитская военизированная группировка в Ливане «Хезболла», которая была создана 1982 году при содействии и финансировании иранского Корпуса стражей исламской революции на волне антиамериканских и антиизраильских настроений. «Хезболла» сыграла и до сих пор играет одну из ключевых ролей в эскалации конфликта на Ближнем Востоке, постоянно угрожая существованию Израиля.

Учитывая силу еврейского лобби в США, то давление на Иран со стороны администрации Белого Дома должно только нарастать, что можно сейчас уже наблюдать. Тель-Авив давно считает, что время наложения санкций по поводу иранской ядерной программы и решения проблемы с Тегераном дипломатическим путем упущено, и Израиль готов нанести превентивный ракетный удар по Ирану. В случае такого развития событий позиция США будет вполне предсказуема – американцы вступят в войну совместно с израильтянами.

Усиление Ирана не вызовет позитивной реакции и со стороны других его соседей по региону – арабских стран, которые искренне боятся того, что шиитский Тегеран станет ядерной державой, из соображений безопасности существования их политических режимов. Экономически сильный Иран, да еще с ядерной бомбой, не заставит себя долго ждать и активно вклинится в местные геополитические процессы, в том числе экспортируя исламскую революцию. На первый взгляд это подтолкнет арабские страны к еще большему сближению с США. Однако здесь существует своеобразная «ловушка».

Все прекрасно понимают, что однобокость американской внешней политики в регионе, т.е. четкое позиционирование себя на стороне Израиля и своих арабских союзников ни к чему позитивному для стабильности не приведет. Вероятность обострения конфликта с Ираном, вплоть до военных действий, будет только расти. Это ясно понимают в Пекине, которому выпадает исторический шанс стать арбитром между сторонами, превратиться в гаранта стабильности и безопасности, вплоть до альтернативного предоставления ядерного зонтика. Китайская дипломатия способна конструктивно сотрудничать со всеми странами в регионе, т.к. она исходит исключительно из прагматических соображений экономической выгоды. И когда это почувствуют на себе все игроки, то политическое влияние Китая, на фоне того, что он уже является для них крупнейшим торгово-экономическим партнером, будет усиливаться. И тогда встанет вопрос, а почему бы Пекину не стать вместо Вашингтона «жандармом» на Ближнем и Среднем Востоке?

Фактор №3. Куда пойдет поток экспорта энергоресурсов Ирана?

Огромные запасы нефти и газа в Иране не дают покоя американским и китайским стратегам. От того, кому будет Иран продавать энергоресурсы, и в каких энергетических проектах он будет участвовать, зависит геополитическая мощь и влияние США и Китая.

Если нефтяные и газовые трубопроводы из Ирана будут в основном проложены на Запад через Турцию, США решают важную задачу: энергетическая безопасность союзнической Европы наконец-то станет приемлемой. Россия потеряет статус фактического монополиста поставок энергоресурсов в страны ЕС. Последствия для России можно просчитать – недополученная прибыль от экспорта, следовательно, срывы экономических программ по модернизации страны, снижение внешнеполитического влияния и т.п.

Китай в этом случае, как и сейчас, будет искать нефть и газ по всему миру, рискуя своим капиталом, заходя в нестабильные страны или конфликтные зоны, т.к. быстро наращивать объемы импорта на других рынках для КНР уже сложно в силу высокой конкуренции. А если еще и поддерживать нестабильность в некоторых странах таких, как Ангола или Нигерия, где Китай разрабатывает месторождения и откуда импортирует углеводороды, то Вашингтон сможет удерживать амбиции Пекина в нужных рамках. В этом контексте Центральная Азия выступает хорошей буферной зоной, если ее дестабилизировать. Она закрывает Китаю выход на Ближний и Средний Восток. А морские коммуникации в этих регионах пока в руках американского военно-морского флота.

В ситуации, когда приоритетом для Ирана станет восточное направление экспорта нефти и газа, есть надежда, что усилия Китая и Индии, как основных потребителей иранских энергоресурсов, России и Ирана по стабилизации Центральной Азии могут оказаться плодотворными. Только этим странам по настоящему будет необходим мир в регионе. Однако пока США будут вмешиваться в дела Афганистана и Пакистана, данная перспектива будет достаточно туманной. Вообще есть смысл рассматривать присутствие американцев в Афганистане и Пакистане больше с позиции противоборства Вашингтона и Пекина за влияние на Среднем Востоке. Хотя и другие факторы не стоит упускать.

P.S. Любой эксперт подтвердит, что введенные в одностороннем порядке дополнительные экономические санкции против Ирана со стороны США и ЕС, предусматривающие запрет на поставки иранцам топлива, не дадут необходимый эффект, а только подтолкнут Тегеран к еще большему сближению с Пекином, который готов оказать помощь в становлении иранской нефтехимии. А это еще один шаг к союзническим отношениям между Китаем и Ираном. России открываются новые возможности по наращиванию объемов поставок бензина в эту страну, что фактически уже происходит. Убытки несут только западные компании.

Что это? Просчет со стороны США? Или же Вашингтон все делает по запланированному сценарию?



0 комментариев