На пороге глобальной войны

Мир находится на пороге новой войны на Ближнем Востоке. Войны, возможно, более масштабной и кровопролитной, чем те, что полыхали последние десять лет в Афганистане, Ливане, Ираке. Войны, которая ко всему прочему может породить экологическую катастрофу. Войны, которая разразится на границах стран СНГ и ОДКБ в непосредственной близости от России, около ее южного подбрюшья.

Решимость Ирана в развитии своей атомной программы связана с претензией на статус региональной державы. Эти претензии уходят корнями в шахское прошлое (до 1979 года), когда Иран был одним из главных союзников США на Ближнем Востоке. Но если во времена шаха Мохаммеда Пехлеви Америка благосклонно следила за атомными потугами «царя царей», то теперь угрожает Ирану войной.

Напряжение между Ираном и Западом всё возрастает. Переговоры об иранской ядерной программе между «шестеркой» стран, МАГАТЭ и Ираном закончились безрезультатно. Пока Запад готовит против Ирана пакет санкций, сам Иран объявил об открытии третьего завода по обогащению урана.

В США начальник разведывательного управления министерства обороны Рональд Бэрджес делает прогноз, что в течение года у ИРИ будет достаточное количество урана для производства одного ядерного заряда. А Пентагон выпускает 12-страничный доклад, где говорится, что уже в 2015 году иранские МБР будут способны ни больше, ни меньше как долететь до территории США. И это уже – призыв к проведению военной операции против Ирана. И министр обороны Роберт Гейтс этого не исключает.

Впрочем, намеки о военном ударе по Ирану звучали и раньше как со стороны США, так и со стороны Израиля. Вот только раньше за этими угрозами не маячили санкции и реальная мировая изоляции, пусть даже неполная. Да и Иран за последнее время сделал большой шаг к тому, чтобы получить ядерное оружие. Кроме того, новейшие иранские ракеты серии «Шахаб» постоянно совершенствуются: уже сейчас лучшие образцы способны преодолеть расстояние в 3000 км. Всего этого Запад стерпеть не может. От заочной перепалки в ООН между Ахмадинеджадом и Хиллари Клинтон пахнет порохом, вернее ракетами «Томагавк».

Международные санкции в первую очередь на поставку вооружений являются главным пунктом для "современного американского военного искусства". Именно международные санкции предшествовали военной кампании США против Югославии и Ирака, эмбарго на поставки оружия действовало и в отношении талибов Афганистана, и ливанской Хезболлы. Главная задача для США на этапе введения санкций – это не допустить масштабных поставок будущему противнику современных вооружений в первую очередь ПВО и запчастей к боевой технике.

Санкции против Ирана вряд ли остановят его ядерную программу, тем более что Китай никогда не пойдет на прекращение поставок иранской нефти, в которой сильно нуждается, а значит нефтедоллары у ИРИ будут. Зато санкции на поставку вооружений в значительной степени скажутся на обороноспособности Ирана, на возможностях прикрыть с воздуха свои ядерные и оборонные объекты.

Исламская республика имеет крайне слабую систему ПВО, состоящую из небольшого числа относительно новых образцов (4 дивизиона С-300П и 29 ПУ «Тор-М1») и нескольких десятков дивизионов устаревших комплексов типа ЗРК С-75, ЗРК «Хок», С-200, ЗРК «Рапира», ЗРК «Квадрат», ЗРК FM-80 и более 1000 зениток. Имеется также разрекламированный ЗРК «Месбах-1» собственного производства. Ещё менее подготовлены к войне с США иранские ВВС, располагающие старыми американскими и советскими моделями, всего четыре сотни самолетов в.т.ч. Миг-29, F-14A, «Фантомами» F-4D/E, Су-24 и Су-25. Собственный иранский ВПК не сможет в ближайшем будущем противопоставить что-то американским многоцелевым бомбардировщикам B-2 «Спирит» и истребителям F-22 «Раптор», сделанных по технологии Стэлс. На данный момент Ирану нечего противопоставить американским ударам с воздуха: воинственность Вашингтона можно объяснить в том числе и этим. Фактический отказ России в 2009 году продать дополнительные комплексы С-300 – намёк Ирану быть уступчивей в вопросах своей ядерной программы. Но последний, как видим, намек проигнорировал и остался непреклонен. Международные санкции не приведут к сворачиванию Ираном своей ядерной программы, зато ускорят военную развязку этой истории.

Безусловно, что США и на Западе в целом не заинтересованы в широкомасштабной войне с Ираном. В Штатах никто не хочет нового Ирака или Афганистана, особенно администрация Барака Обамы. Всё должно ограничится нанесением точечных ударов по объектам ядерной инфраструктуры Ирана, по предприятиям иранского ВПК, по центрам по производству ракетной техники, по объектам ПВО и военным аэродромам, по местам вероятного размещения позиций иранских ракет. Всего около двухсот объектов на территории Ирана могут подвергнуться нападению. Подобная военная операция, по мнению американских экспертов, должна: ослабить оборонный потенциал Ирана, заставить его отказаться от ядерной программы, пошатнуть авторитет сегодняшнего режима Исламской республики как внутри страны, так и среди его союзников на Ближнем Востоке.

Однако, что будет делать Иран в ситуации нанесения «точечных» ударов? Расчет Запада на пассивную оборону со стороны ИРИ может не оправдаться, как и многие предыдущие расчеты США на Ближнем Востоке. Скорее всего, аятоллы дадут ассиметричный ответ на американский удар, благо у них есть козырь в рукаве.

В настоящий момент в стране проходят интенсивные испытания ракет малой и средней дальности, в том числе противокорабельных, арсенал которых велик и многообразен. Это «Шихабы», Скады и десятки тысяч неуправляемых ракет дальностью от 55 до 300 км (CSS-8,WS-1, Фаджар-5, Zelzal-2, Nazeat). Фактически, повторяется ситуация с войной 2006 года между Израилем и Хезболлой, только куда в больших масштабах и на порядок с более разрушительными последствиями.

Парадокс состоит в том, что Иран, будучи не заинтересован в боевых действиях как таковых, в случае нападения США будет стремиться максимально расширить зону конфликта, вовлечь в него прямо или косвенно как можно больше государств, тем самым стараясь перечеркнуть планы США на быстротечный выигрыш в войне. Ответные иранские меры могут иметь катастрофические последствия для региона и мировой экономики. Скорее всего, иранское руководство предпримет следующие вещи:

Иран неоднократно заявлял, что в случае нападение со стороны США он заблокирует Ормузский пролив, через который проходит 40% глобального экспорта нефти по морю. Одно это повергнет мировую экономику в состояние прострации.

Иран будет наносить удары ракетами малой и средней дальности по американским военным базам в Кувейте, Катаре, Бахрейне и Саудовской Аравии. Стоит ли говорить, о том, в какой хаос это ввергнет нефтяные княжества? Ракетному удару подвергнется и Пятый флот ВМС США (главная база в Бахрейне), который патрулирует в настоящий момент Персидский залив.

Не останется в стороне и Ирак, где начнут боевые действия против остающихся там войск США и союзников не только боевики проиранских шиитских группировок во главе с Муктадой Ас-Садром, но и регулярные иранские части КСИР, для которых иракский фронт знаком ещё по войне с Саддамом Хусейном. Это как минимум приведет к гражданской войне и хаосу в Ираке, а как максимум – кпадению лояльного США режима и прихода к власти шиитских радикалов.

Возможно также, что иранские войска попытаются нанести урон силам союзников в Афганистане, скоординировав свои действия с талибами. В конфликт сразу будут втянуты и союзники США по Антиталибской коалиции с непредсказуемыми последствиями для Афганистана и самой коалиции. Ливанская «Хезболла» также может принять участие в боевых действиях и обрушить свой возросший ракетный арсенал на Израиль. В конфликт будут втянуты практически все страны региона – Израиль, Ливан, Сирия, Турция, Пакистан, страны СНГ.

Примерные сроки начала военной операции США против Ирана, можно определить тем, как быстро Америка решит ряд внешнеполитических проблем, которые непременно нужно решить перед войной. Против Ирана должны быть приняты жесткие санкции со стороны ООН, а фактические поставки вооружений и технологий со стороны третьих стран (Россия, Китай и т.д.) должны быть полностью прекращены. США должны выработать с правительствами Саудовской Аравии, ОАЭ, Бахрейна, Катара, Ирака, Афганистана и Пакистана некий неформальный консенсус относительно ограниченной военной операции против Ирана. В Ираке должна быть достигнута максимальная возможная политическая стабилизация, особенно в шиитском лагере. А в Афганистане с талибами – дипломатическими и экономическими мерами – будет достигнуто негласное перемирие.

Срок начала операции – не позднее начала президентской кампании в США, то есть не позже 2012 года. Вероятнее, конец 2010 – начало 2011 года. Победа в новой войне на Ближнем Востоке, по мнению американского руководства, должна стать решающим вкладом: в построение США «Нового Ближнего Востока». США сокрушат военно-технический потенциал Ирана, сведут на нет его ядерные амбиции, умерят претензии Ирана на региональное лидерство, а также положат конец своему последнему серьёзному, последовательному противнику в Исламском мире.

Однако неудачная развязка американского удара может вызвать утрату статуса лидера и жандарма в регионе, вернуть ситуацию на Ближнем Востоке к 1979 году. Для Исламской Республики Иран поражение в такой войне будет означать не только потерю военного потенциала и гегемонистских амбиций на долгий срок, но и победу внутри государства умеренно-консервативных или умеренно-либеральных сил с последующим демонтажем Исламской республики. Если же Ирану удастся не проиграть в противоборстве с Западом, это не только сделает страну бесспорной региональной державой, но и существенно укрепит позиции шиитов среди мусульман в мире, в том числе и радикальных.

Поэтому и США, и Иран, вступив в схватку и начав раскручивать маховик насилия, не смогут просто так остановить боевые действия, так как это будет моральной победой противника. Итогом такого противостояния будет хаос, который распространится на весь Ближний Восток, поставит его в состояния «Bellum omnium contra omnes», вызовет международный экономический кризис и дестабилизацию существующего мирового порядка.



0 комментариев