Иран готовится к войне

Иран пересматривает ряд проектов в сфере сжиженного природного газа (СПГ), принимая во внимание приоритетный характер трубопроводных поставок газа на экспорт.

С таким заявлением выступил 7 августа управляющий директор Национальной иранской нефтяной компании (NIOC) Ахмад Калебани в интервью местному агентству Shana, аффилированному с Министерством нефти страны.

А.Калебани указал, что Министерство нефти Исламской республики планирует наращивать экспорт природного газа по трубопроводам. Поэтому NIOC в настоящее время пересматривает свои операции по производству и экспорту СПГ, сообщил директор национальной нефтяной компании.


По словам А.Калебани, приоритет трубопроводного экспорта газа над поставками СПГ оправдан, когда у страны имеются протяженные границы и доброжелательные отношения с соседями, а также разветвленная газотранспортная система с возможностью ее расширения. На сегодня трубопроводные поставки для Ирана более выгодны с экономической точки зрения, нежели производство и экспорт СПГ, которые требуют огромных вложений, сложной технологии и длительного производственного процесса, указал А.Калебани.

Менеджер NIOC сообщил, что некоторые проекты СПГ в Иране уже приостановлены: в частности, это касается 13-й и 14-й фаз проекта освоения месторождения Южный Парс. Однако это не означает, что Иран отказывается от проектов СПГ в долгосрочной перспективе, уточнил А.Калебани.

Между тем, в воскресенье, 8 августа, заместитель министра нефтяной промышленности Ирана и глава Иранской национальной газовой компании Джавад Оджи объявил, что власти Ирака дали согласие на транзит иранского природного газа через свою территорию в Сирию и восточное Средиземноморье, передает агентство Reuters.

Иранское агентство ISNA приводит слова Оджи о том, что на недавней встрече с иракскими чиновниками он получил принципиальное разрешение на транзит иранского газа.

По словам Оджи, Иран намерен использовать свой газопровод, который имеет пропускную способность 110 миллионов кубометров газа в день (из них 50 миллионов предназначены для внутреннего употребления, 60 – для экспорта). Он также отметил, что ежедневная потребность Ирака в газе оценивается в 7-10 миллионов кубометров.

Reuters отмечает, что по запасам природного газа Иран является вторым государством после России. Однако экспорту иранского газа препятствуют санкции ООН и США, которые также блокируют доступ иранской энергетической промышленности к современным отраслевым технологиям.

Одним словом, складывается такое впечатление, что Иран, несмотря на санкции и возможность военного удара по стране, развивает бурную деятельность, направленную, в первую очередь, на среднесрочную и долгосрочную перспективу. Страна продолжает мирную жизнь и строит планы на будущее по экспорту энергоресурсов.

Между тем, власти Ирана собираются вывезти все оборонные предприятия из столицы. Об этом сказал министр обороны Ирана бригадный генерал Ахмад Вахиди («Press TV»).

«Мы начали процесс передислокации. Мы планируем вывезти оборонные предприятия из столицы как можно скорее», - заявил Вахиди.
Министр обороны сказал, что вывод промышленных объектов из Тегерана является сложной задачей и власти должны осуществить ее, сохранив при этом производственную линию.

«Перемещение оборудования и создания инфраструктуры займет немало времени. Также власти не должны забывать и инженеров, техников, ученых и сотрудников предприятий», - сказал он.

А командир сухопутных сил армии Ирана бригадный генерал Ахмад-Реза Пурдастан выразил беспокойство возросшей активностью иностранных войск вокруг границ Исламской республики. По его словам, армия Ирана находится "в высшей степени готовности" для любых действий и предупредил что "врагов Тегерана" ждет мгновенный ответ в случае агрессии.

Военно-морские силы же Ирана 8 августа 2010 года приняли на вооружение четыре новых подводных лодки класса Ghadir, сообщает Defense News. Таким образом, подводный флот кораблей такого типа увеличился до 11 единиц. Первые подлодки класса Ghadir были приняты на вооружение Ирана в 2007 году.

Подлодки Ghadir были созданы Ираном на основе северокорейских кораблей класса Yono. Ранее иранские военные заявляли, что такие подлодки предназначены для выполнения операций возле побережья, а также на мелководье, преимущественно в Персидском заливе. Лодки являются дизель-электрическими и, по сообщениям иранских ВМС, сконструированы с применением технологии малозаметности.

Небольшие субмарины Ghadir обладают массой около 120 тонн и водоизмещением до 115 тонн. Технические подробности подлодок достоверно неизвестны. Предположительно они имеют два торпедных аппарата и предназначены в основном для переброски десанта, минирования и разведывательных миссий.

В настоящее время, в состав подводного флота Ирана, помимо подлодок Ghadir, входят три советские субмарины проекта 877 "Палтус", купленные в начале 1990-х годов, а также иранская Nahang, полученная в 2006 году. В 2008 году Иран начал строительство новой подлодки Qaem, способной выполнять боевые задачи в открытом море. Об этой субмарине также известно немного. Предположительно, она способна осуществлять запуски ракет и торпед.

Так что в Иране все же присутствует обеспокоенность по поводу возможных военных действий и страна не на шутку готовиться к войне. А если начнется война, то, естественно, и всем планам по транспортировке энергоносителей придет конец. И не только газа.

Так, военная операция Запада против Ирана приведет к прекращению транзита нефти по Персидскому заливу, заявил генерал Корпуса стражей исламской революции Ядолла Джавани, сообщает Dow Jones Newswires.
Джавани, который является заместителем командующего Корпусом стражей по политическим вопросам, предупредил, что "создание каких-либо проблем в регионе Персидского залива приведет к серьезным последствиям для глобальной экономики".

Военная операция приведет к "полному прекращению транзита нефти из региона", добавил генерал.

Джавани подчеркнул, что экономике "грозит огромная катастрофа, если в регионе Персидского залива произойдет что-то плохое, ведущее к блокаде Ормузского пролива". По его мнению, риск такого развития событий предотвращает военную операцию против Ирана.

Кстати, это не первый раз, когда Иран грозится блокировать Ормузский пролив.

Так, командующий гвардией Ирана Мохаммад Али Джафари еще в прошлом году заявлял: «Естественно, что любая страна, подвергшаяся нападению со стороны противника, будет использовать весь свой потенциал и возможности, чтобы ему противостоять. Что касается основных нефтяных маршрутов, Иран, безусловно, установит контроль над Персидским заливом и Ормузским проливом".

Кстати, еще тогда командующий 5-м военно-морским флотом США вице-адмирал Кевин Косгрифф, отвечая на высказывание Али Джафари, заявил, что США не позволят Ирану перекрыть Ормузский пролив. Таким образом, по мнению экспертов, внушительное военное присутствие союзнической армии в вышеупомянутых водах дает гарантии странам Запада в том, что нефть из стран Персидского залива будет поступать в срок.

Иранская сторона после этого не раз угрожала Соединенным Штатам "самыми серьезными мерами", вплоть до перекрытия Ормузского пролива, если под давлением Вашингтона будет продолжаться политика удушения Ирана финансовым и экономическим способом. Скорее всего, поэтому Иран укрепляет своим Военно-морские силы подводными лодками.

Иран создает новый рубеж обороны, который при необходимости позволит ему блокировать проникновение в Персидский залив любых вражеских сил. При этом специально подчеркивается, что расчет делается не на регионального, а на внешнего противника.

Ормузский пролив - это стратегически важный пролив, соединяющий Оманский залив на юго-востоке с Персидским заливом на юго-западе. Северное побережье принадлежит Ирану, а южное - Объединенным Арабским Эмиратам и анклаву Омана. Имеет длину 195 километров, самое узкое место пролива шириной около 54 километров. Глубина достигает 229 метров. Пролив разделен на два транспортных канала шириной около 2,5 километра каждый, разделенные друг от друга пяти километровой буферной зоной. На настоящий момент пролив является единственным морским путем, позволяющим экспортировать арабские газ и нефть в третьи страны, в частности, в США.

Через Ормузский пролив проходит 33% глобального экспорта нефти по морю. Если учитывать нефтепродукты, то на долю пролива приходится около 40% глобального экспорта нефти по морю. Танкеры, как правило, используют для прохода через пролив северный канал. Далее в самом Заливе танкерный путь проходит вблизи островов Большой и Малый Томб, захваченных Ираном в декабре 1971 года, в водах, которые Иран считает своими. Кстати, территориальный спор с ОАЭ по вопросу о принадлежности островов до сих пор не урегулирован. Отметим также, что нефть из стран Персидского залива вывозится главным образом супертанкерами, имеющими водоизмещение до 500 тыс. тонн.

Напомним также, что через Ормузский пролив осуществляется значительная часть внешнеторгового оборота (не связанного напрямую с углеводородным сектором) стран Персидского залива, в первую очередь Кувейта, Бахрейна, Катара, ОАЭ, а также Ирана и Саудовской Аравии, и, отчасти, Ирака.
Кратковременное прекращение судоходства через Ормузский пролив способно привести к приостановке большей части нефтяных и газовых поставок из государств зоны Залива. В свою очередь прекращение поставок углеводородного сырья самым негативным образом отразится на мировой углеводородной конъюнктуре, мировой экономической ситуации в целом.

Напомним, что Иран уже имеет военно-морскую базу Бендер-Аббас, которая находится непосредственно в районе Ормузского пролива.

Так что, со стратегической точки зрения, кто контролирует пролив - тот владеет ключом и от Персидского залива, и от поставок энергоносителей в третьи страны.



0 комментариев