В Канаде отменен запрет на никаб

Нашумевший запрет на ношение никаба во время церемоний вступления в канадское гражданство, введенный еще в 2011 году, был отменен в судебном порядке.

Судья счел, что запрет на лицевое покрывало мусульманок является незаконным, поскольку государство таким образом нарушало свободы, предоставляемые гражданам Канады, сообщает CS Monitor.

Ранее правительство ссылалось на то, что никаб и бурка препятствует в удостоверении личности кандидатов на гражданство и не дает убедиться в том, что соискатели канадского паспорта действительно проговаривают текст клятвы верности Канаде.

Запрет на никаб оспорила уроженка Пакистана и носительница никаба Зунера Исхак. В январе 2014 года она отказалась проходить церемонию принятия гражданства и произнесения клятвы, поскольку не пожелала снимать вуаль.

«Эти правила требовали от нее открыть лицо на публике, хотя на деле в этом не было никакой необходимости – просто никаб не устраивал тогдашнего министра гражданства и иммиграции Джейсона Кенни», - пояснил адвокат истицы Насим Митхувани.

«Моя клиентка убеждена, что это создает опасный прецедент, тогда как правительство Канады не может диктовать женщинам, какой дресс-код является морально приемлемым или не приемлемым».



1 комментариев


  1. (10.02.2015 11:08) #
    1

    Если судить по французской литературе, то НИКАБ в 19 веке во Франции воспринимался нормой, никто из окружающих закрытого лица не боялся и, более того, никем не запрещался.

    Вот, например в романе Александра Дюма «Граф Монте-Кристо» Том 2, Часть 6, глава XIII«Обвинительный акт», дело происходит в зале суда (государственного).

    Как помните, женщина пришла на судебное заседание, где обвиняемым был ее сын. Чтобы избежать стыда, она закрыла свое лицо вуалью и села на задней лавке, и никто ей не запретил в таком виде заходить в государственное учреждение.

    Вот отрывок из этой сцены:

    «….

    - Мой отец - королевский прокурор, - спокойно ответил Андреа.

    Пронзительный крик, перешедший в рыдание, раздался в том углу залы, где сидела незнакомка, только что очнувшаяся от обморока.

    С ней сделался нервный припадок, и ее унесли из залы суда; когда ее подняли, густая вуаль, закрывавшая ее лицо, откинулась, и окружающие узнали баронессу Данглар.

    Несмотря на полное изнеможение, на шум в ушах, на то, что мысли мешались в его голове, Вильфор тоже узнал ее и встал. …»

    И так по ходу романа о случаях ношения густой вуали (в госучреждениях в том числе) на лице женщин упоминалось несколько раз.